» » » » Эмиль Брагинский - Парижское безумство, или Добиньи

Эмиль Брагинский - Парижское безумство, или Добиньи

Здесь можно купить и скачать "Эмиль Брагинский - Парижское безумство, или Добиньи" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Современная проза, издательство Азбука, год 1998. Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Эмиль Брагинский - Парижское безумство, или Добиньи
Рейтинг:

Название:
Парижское безумство, или Добиньи
Издательство:
Азбука
Год:
1998
ISBN:
5-7684-0619-0
Скачать:
fb2 epub txt doc pdf
Вы автор?
Книга распространяется на условиях партнёрской программы.
Все авторские права соблюдены. Напишите нам, если Вы не согласны.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Парижское безумство, или Добиньи"

Описание и краткое содержание "Парижское безумство, или Добиньи" читать бесплатно онлайн.



«… – Здесь знаменитый дворец Вогезов! – сообщил переводчик. – Желаете посмотреть?

Никодим Петрович послушно шагнул под арку, ведущую к ансамблю Вогезов.

И это было в его скромной жизни величайшей ошибкой.

Никодим Петрович уселся на скамейке в сквере посреди бессмертного кольца дворцов. Они не произвели на бизнесмена ни малейшего впечатления, стоят вплотную друг к другу, тесно, все дома похожи друг на друга, как близнецы, архитектор дурак, покупатели этого не любят. Никодим Петрович перевел взгляд на конную статую, подумал, что таких статуй и в Петербурге пруд пруди, перевел взгляд на соседнюю скамейку и прежде всего засек кроссовки, подумав, что кроссовки дрянь – китайского производства, над кроссовками джинсы, нет, не фирма, подумал Никодим Петрович, поглядел еще выше, увидел легкую курточку. Был месяц октябрь, и в Париже стояла ласковая, теплая погода. Никодим Петрович небрежно поглядел повыше, обнаружил тонкий женский профиль.

Женщина, почувствовав на себе взгляд, невольно обернулась. Теперь Никодим Петрович увидел, казалось бы, простое, но чистое, вдохновенно-нежное лицо с глубокими светлыми глазами, как Мадонна у Филиппо Липпи. Он, конечно, отродясь не слыхал о средневековом итальянском живописце Липпи. Но сердце у Никодима Петровича остановилось, и он подумал, что умер. Он стал белым, как бумага для лазерного принтера. Даже губы побелели. …»






Погоня продолжалась во дворе Лувра.

– Наверно, она идет в Лувр! – позволил высказать предположение Антон.

– Зачем? – покачал головой Никодим Петрович. – Что она, в нем не была? Ее наверняка водили в него еще в школе. Школьников вечно таскают по музеям.

Однако француженка пересекла огромный двор.

– Посмотрите направо, – посоветовал Антон шефу, – там Триумфальная арка.

Ответ последовал немедленно:

– Плевал я на арку! Куда она идет, моя женщина?

– Догнать и спросить? – пряча издевку, спросил охранник, он же переводчик.

– Все-таки ты идиот!

Француженка вышла на набережную Сены, перешла на противоположный берег. Мужчины тоже воспользовались наличием моста.

– Все ясно! – сказал Антон. – Она идет в музей Д’Орсэ.

– Такой тоже есть? – вздохнул Никодим Петрович. – Что в нем показывают?

Преследователи купили входные билеты, буквально сразу за француженкой. Она вновь их не заметила или не захотела замечать.

Войдя в музей, Никодим Петрович ахнул:

– Какой это музей, это же вокзал!

Антон удивился проницательности работодателя:

– Конечно. Раньше здесь был вокзал.

– Какой кретин придумал вешать картины в вокзале? – Никодим Петрович не смотрел на картины, с упорством маньяка он видел только лишь заветную француженку. Вместе с охранником он сопровождал ее в качестве почетного эскорта битый час, нет, битых полтора часа. И уже на выходе из музея француженка порывисто обернулась и с напором и лихой откровенностью, свойственной парижанкам, спросила у Никодима:

– Какого черта вы ходите за мной по пятам?

Антон покорно перевел.

– Лучше спроси – как ее зовут?

Антон опять перевел.

Француженка усмехнулась:

– Вам понравился зимний пейзаж Добиньи?

Антон перевел в третий раз, но Никодим Петрович услышал только то, что хотел услышать:

– Спроси у Добиньи, до чего же у нее красивое имя…

Антон хотел было поправить хозяина, но вовремя понял, что можно потерять работу.

– Спроси у Добиньи, – повторил Никодим Петрович, – не согласится ли она со мной пообедать?

Антон опять перевел, но в своей редакции:

– Вы можете спокойно с ним, то есть с нами, пообедать. Он вас пальцем не тронет. Он решил, что это вас зовут Добиньи!

Француженка расхохоталась так раскатисто, что обернулись все, кто был в пределах слышимости.

– Это забавно, а я действительно голодна.

Для Парижа это был, разумеется, не обед, а вовсе ленч. Но дело не в названии. Они расположились в маленьком ресторанчике, где столики были выставлены на узкую улочку. Напротив была кондитерская, а рядом с нею парфюмерная лавочка. Замшевый ветер прогуливался по улочке, а воздух в пасмурный день был сиреневого цвета, такого цвета он бывает только в городе Париже.

В ресторане Никодим Петрович преобразился. Он долго и со знанием дела выбирал блюда, потом так же неторопливо изучал карту вин, а когда принесли и откупорили бутылку вина, то обнюхивал ее с азартом и достоинством породистого охотничьего пса. Потом Никодим Петрович проследил, чтоб вино разливали как полагается, то есть уложили на специальную подставку, под которой горела свеча, а вино наливали, слегка наклоняя бутылку, чтобы бутылка не дрожала в руке, взбалтывая драгоценный напиток, чтобы, не дай Бог, со дна не проскользнул в бокал осадок.

Добиньи наблюдала за этой процедурой с нескрываемым интересом, а в глазах ее, которые то и дело меняли оттенок от серого до голубого, плясали озорные смешинки.

– Кто такой этот дяденька? – спросила она Антона. – Вот это и есть ваш новый русский, который в музее шарахается от живописи, а в винах разбирается, будто у него родовое имение?

– О чем спрашивает? – Голос Никодима Петровича звучал строго.

– О вас, – сказал правду Антон.

– Говори! – разрешил шеф.

– Месье Никодим Стропило… – начал Антон.

Добиньи опять расхохоталась, так же громко, как прежде в музее. И если там на нее оборачивались посетители, то здесь обернулись прохожие.

– Почему она смеется? – насторожился Никодим Петрович.

Добиньи догадалась, очевидно, о чем он спрашивает, потому что сказала:

– У вас итальянская фамилия.

Антон перевел. Никодим Петрович задумался и покачал головой:

– Нет, в роду моем никаких итальянцев не было. Мы с Пензенской области.

Антон коротко пояснил, кто такой месье Стропило, про наволочки сообщил, про бизнес с недвижимостью, добавил про дом в Подмосковье, где девять комнат и повар-китаец.

Никодиму Петровичу надоел французский язык, и он поднял бокал:

– Вы разрешите?

Антон, как обычно, перевел, Добиньи разрешила и тоже подняла бокал.

С болью в раненом сердце Никодим Петрович Стропило произнес:

– Выходите за меня замуж, Добиньи!

Когда Добиньи поняла, что сказал Никодим Петрович, а похоже, что она не столько поняла, сколько догадалась сразу, до перевода, бокал в ее руке дрогнул, а лицо приняло совсем новое, растерянное выражение. Добиньи поставила бокал обратно на стол, не пригубив вина, что в общем-то дурная примета:

– Повторите, пожалуйста!

Никодим Петрович повторил.

Добиньи поднялась – она сидела напротив, – обошла столик, нагнулась и по местному обычаю поцеловала месье Стропило дважды, сначала в одну щеку, затем в другую. Месье опять умер, сегодня уже во второй раз. А Добиньи вернулась на свое место, села, вновь подняла бокал, попробовала вино. Никодим Петрович сидел не двигаясь. Да где это видано, чтоб мертвецы двигались?!

– Спасибо, нет! – сказала Добиньи.

Антон перевел.

Несчастье вернуло Никодима Петровича к жизни. Он печально улыбнулся:

– Конечно, я так и думал. На что я вам сдался? Пристал на улице, и здрасте, замуж! Вы вон какая – загляденье, получше любой картины, а я… Только что деньги у меня… А так… французского не знаю, и вообще малокультурный, я и по-русски-то не очень. А в музеях от скуки дохну. Но я вас увидел, никогда со мной такого не бывало, все во мне зашаталось и перевернулось. Люблю я вас, понимаете, может, и раньше любил, хотя и никогда не видел. И жизнь без вас мне на хрен не нужна. Конечно, неказистый я… А вы?.. Такой не то что в вашем Париже, на всем белом свете нету и быть не может!

Тут Никодим Петрович заметил, что Антон заслушался и не переводит.

– Ты почему замолчал?

Антон опомнился:

– Я не знаю, как перевести «неказистый».

– Переведи – неубедительный!

Антон первый раз за все время службы взглянул на хозяина с уважением.

– Нет, – не согласилась с Никодимом Петровичем Добиньи, – вы как раз убедительный! Но вы сами говорите: встретили меня на улице и сразу же предлагаете руку и сердце! В это невозможно поверить, но я почему-то поверила!

Теперь уже Никодим Петрович поднялся и выпрямился в полный рост. И даже произнес по-французски, правда, это было единственное иностранное слово, которое он знал:

– Мерси! – и сел. И добавил, уже по-русски: – Я заслужу, Добиньи, я заслужу! – Сделал глоток вина. – Неплохое, вам как?

– Замечательное! – кивнула Добиньи. От того, что Никодим Петрович сошел с любовной тропы, ей стало легче, и она с аппетитом принялась за еду.

Ресторанчик держали итальянцы. И, как главное блюдо, подали аббакио – молодого барашка, зажаренного на древесных углях.

– Изумительно! – воскликнула Добиньи. Аппетит у нее был на зависть. – Обожаю вкусно поесть и много поесть, но не толстею, повезло, не в коня корм!

– Конь – это бывший жеребец, надо было сказать – не в кобылу корм! – поправил Никодим Петрович, спохватился и успел остановить Антона: – Не переводи, про кобылу – это я ляпнул!

– Это вы ляпнули! – нахально подтвердил подчиненный.

Далее ленч проходил довольно весело. Добиньи перехватила инициативу, очевидно, вся эта ситуация ей нравилась и забавляла. Теперь больше говорила она, шутила, что-то рассказывала. Антон, боясь остаться голодным, переводил не все, да это и не требовалось. Никодим Петрович и не слушал Добиньи, ему было достаточно, что она здесь, что звенит ее голос, над верхней губой он обнаружил у нее крохотную родинку и не сводил с этой родинки глаз. А когда с питанием было покончено, Добиньи вежливо поблагодарила и сказала, что сейчас ей надо поехать к кузине. Кузина живет неподалеку от Гранд Опера. Она и на метро может добраться, и автобусов в направлении Опера уйма, но Никодим Петрович решительно воспротивился:

– Вот еще, на автобусе. Антон, найди такси!

Антон тотчас обратился к официанту, тот, успев получить щедрые чаевые, вызвал такси.

– Угол рю де Виктуар и шоссе Д'Антин, к дому, где магазин «Кенгуру»! – назвала адрес Добиньи.

Никодим Петрович спросил тоскливо:

– Вечером мы пойдем куда-нибудь?

– Вы сами знаете, что не пойдем! – ответила Добиньи. – Мы с вами больше никогда не увидимся!

– Увидимся! – твердо пообещал Никодим Петрович.

Когда Добиньи скрылась в доме, где магазин под названием «Кенгуру», Никодим Петрович распорядился:


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Парижское безумство, или Добиньи"

Книги похожие на "Парижское безумство, или Добиньи" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Эмиль Брагинский

Эмиль Брагинский - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Эмиль Брагинский - Парижское безумство, или Добиньи"

Отзывы читателей о книге "Парижское безумство, или Добиньи", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.