» » » » Дмитрий Горбатов - Размышления о Льве Толстом - и не только
Авторские права

Дмитрий Горбатов - Размышления о Льве Толстом - и не только

Здесь можно скачать бесплатно "Дмитрий Горбатов - Размышления о Льве Толстом - и не только" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Публицистика. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Рейтинг:
Название:
Размышления о Льве Толстом - и не только
Издательство:
неизвестно
Год:
неизвестен
ISBN:
нет данных
Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания...

Скачивание начинается... Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Размышления о Льве Толстом - и не только"

Описание и краткое содержание "Размышления о Льве Толстом - и не только" читать бесплатно онлайн.








Горбатов Дмитрий

Размышления о Льве Толстом - и не только

К 90-ЛЕТИЮ СО ДНЯ СМЕРТИ ЛЬВА ТОЛСТОГО

Дмитрий Горбатов

Размышления о Льве Толстом - и не только

(посвящается "Энергии заблуждения" Виктора Шкловского)

Человек предстаёт в виду Океана цедящей семя крайней плотью Пространства: Седину слезой серебря, Человек есть конец самого себя. И вдаётся во Время!

Иосиф Бродский

Лев Толстой - раздражает. Очень раздражает. Раздражение дошло даже до Хармса - в виде серии его "Литературных анекдотов", из которых многие начинаются одной и той же безумной фразой: "Лев Толстой очень любил детей". В пьесе "Плоды просвещения" один крестьянин-проситель тоже периодически повторяет одну и ту же фразу: "Не то что скотину, курицу, прямо скажем, и ту выпустить некуда!" Сказанная в первый раз, эта фраза - образ. Во второй раз - стиль. В третий - смех. В четвёртый - недоумение. В пятый раз - зритель/читатель может начать думать, что перед ним пьеса не Толстого, а Зощенко. Но в шестой, седьмой, и восьмой раз сказанная - эта фраза раздражает. Что, Толстой - так наивен? или издевается? - И то, и другое. Злосчастная эта "курица, которую, прямо скажем, и ту выпустить некуда", - рефреном "заела" у Хармса в образе "Льва Толстого, который очень любил детей".

Теперь - о детях, которых Лев Толстой (хармсовский) "очень любил". - Не смешно. Никогда Толстой не размышлял о детях всерьёз. Большее, что он мог для них сделать, - написать цикл нравоучительных сказок, тошнее которых (разве что) - екатерининские оды Сумарокова и Тредиаковского. Меньшее, - оставить наследство в деньгах и в недвижимости (именно этого для своих детей - он сделать не захотел). Дети для Толстого - инструмент. Как и все его персонажи. Как и русский язык, - который пока ещё не стал Главным Героем. (Станет! К этому - вернусь.)

Те, кто прочли Льва Толстого, но не знают, что он ЛЕВ ТОЛСТОЙ (об этом знают только в России), легко могут подумать, что Толстой - это русский Голсуорси. Набоков - знал: Толстого - боготворил, Голсуорси - не выносил. Ненавидел! :Тоже издевался. ("Ученик" Льва Толстого:) А вот к этому - непременно вернусь. Просто обязан: ведь более тёплых слов о Толстом не сказал, кроме Набокова, никто. Даже Чехов. Даже Софья Андреевна. Даже - Ленин!

* * *

А Льва Толстого раздражал Шекспир. Раздражал страшно - как раздражает любого человека собственное отражение. (О Зеркале ещё будет речь.) Толстой отражается в Шекспире. С одной только разницей. Шекспир - не написал бы "Хаджи-Мурата"; Толстой - "Короля Лира".] У обоих авторов есть одно фундаментальное сходство: все главные герои - и любимые, и ненавидимые - всегда обречены. Будь то принц Гамлет - или князь Болконский; король Клавдий - или имам Шамиль; Ромео - или Хаджи-Мурат; Корделия - или Холстомер; Офелия - или Анна Каренина: - не важно! Но есть у обоих авторов одно серьёзное отличие. Для Шекспира - сверхсмысл: Жизнь ужасна, но исправить её никто не может. Он пишет - Трагедию. Для Толстого - сверхсмысл: Жизнь ужасна именно потому, что исправить её никто не хочет! Он пишет - толстый Роман: руководство к тому, как куда - нужно исправить Жизнь. Но Толстой не ограничился Романом. Он ещё написал письмо Николаю Второму, в котором потребовал - потребовал! у Императора (хорошо, что император был не китайский, а то так бы мы Толстого и видели)!! провести немедленно реформы. Иначе, предупреждал, будет Катастрофа. Николай Второй - Гамлет российской истории - не верил Толстому: искал доказательств. (Доискался!) ! - Специальный привет всем, кто до сих пор тоскует о "России, которую мы потеряли" - !

Офелия и Анна Каренина - двое очень гордых самоубийц. У Шекспира: Офелия - сильнее Гамлета. У Толстого: Анна - сильнее Вронского. Уход Толстого из Ясной Поляны - тоже самоубийство: Гордыня, замаскированная под Смирение. У Истории: Лев Толстой - сильнее Николая Второго; а Шекспир сильнее Льва Толстого: он никогда ничего не требовал у императоров. (Знал: для осуществления реформ император сперва должен ликвидировать чиновников - которые прежде успеют ликвидировать императора:)

Офелия - прообраз Анны Карениной. Ручей, где Офелию найдут, прообраз тех железнодорожных путей, по которым поедет последний поезд Анны на станцию Обираловка: ныне - город с мистическим названием Железнодорожный. (И действительно: чтo самое существенное в городе, где погибла Анна Каренина?..) Отличие Ручья от Железной Дороги - то же, что и Ренессанса - от Нового Времени. (Не очень принципиальное, но красочное.) Ещё один общий мотив. У Офелии, как и у Анны, - несбыточная любовь. Сложился странный театральный стереотип: Офелия - всегда субтильная (суб-тельная) скромница. Но ведь она борется с Принцем за осуществление своей любви! А Принц в это время борется с Тенями - как и все принцы во все времена. (Цветаева однажды почти догадалась об этом.) Какой-нибудь будущий Мейерхольд тоже должен бы догадаться - и высечь из Офелии душевный вопль там, где от неё привыкли ждать молчаливого книксена. (И тогда роль Офелии - как бы - не Анастасии Вертинской, а Инны Чуриковой.) Офелию вообще играют неправильно - и понимают неправильно. От кого мы узнаём, что она сходит с ума? Не от Шекспира. - От Клавдия, который постоянно лжёт. Даже о Гертруде, за минуту до её смерти, он скажет: "Обморок простой!" - Не простой, ваше преступное величество!.. И Офелия - не сходит с ума! Она - играет сумасшествие: учитель Офелии - Гамлет. Эпизод "раздачи цветов" - прообраз эпизода последней поездки Анны Карениной на вокзал. Разве Анна - сходит с ума? (Вопрос к психиатрам: разве сумасшедший способен совершить самоубийство?) Офелия не сходит с ума. Ученица Гамлета, она превосходно осознаёт "зазеркальность" датского королевства: здесь могильщики - самые весёлые люди, а единственный сумасшедший - самый нормальный. Сцена "раздачи цветов" - это предвидение Офелией мрачного Финала: и если все её цветы связать в букет - это будет венок. (Общий на всех.) В сцене "раздачи цветов" Офелия и Гамлет меняются функциональными ролями. Теперь Офелия - не ученица, а учительница Гамлета: она наглядно показывает ему, чтo со всеми будет и чтo ему следует делать: Гамлет продолжает не видеть: он занят не людьми, а тенями. (Хорошие ученики всегда опережают своих учителей!..) Процедура "раздачи цветов" - это процедура отчуждения Офелии от Реальности. Последняя поездка Анны на вокзал - в сущности, то же самое. Но уже - без цветов. (Кстати, именно эта сцена из романа натолкнула Набокова на литературоведческое открытие: если удалить из текста Толстого пунктуацию, - получим типичный текст Джойса. Заинтересованный читатель пусть не поленится положить рядом данный фрагмент "Анны Карениной" и концовку "Улисса": эффект гарантирован - и сильный!) Цветы Офелии - это знаки препинания Анны Карениной, - утраченные Улиссом. Знак эпохи Шекспира - Театр. Знак эпохи Толстого - Текст. Знак эпохи Джойса - Телеграмма. Телеграмма - как футуристическая форма бытования Текста, выпавшего из Театра.

Шекспир - через Толстого - приводит нас к Набокову и Джойсу. Он может повести нас и дальше - но нужна остановка. Завершу этот скорбный мотив одной скорбной библейской аналогией: предок Шекспира - Экклезиаст; предок Толстого - Самсон. Не удивлюсь, если когда-нибудь выяснится, что Толстой критиковал и Экклезиаста тоже. (Наверняка - за абстрактное философствование, не подкреплённое конкретной деятельностью.) Было, было у Льва Николаевича в сильнейшей степени развито Томление Духа, - которое он с равной же - невиданной! - силой развил в Суете Сует.

* * *

Лев Толстой раздражает детей, которых - спасибо Хармсу! - он "очень любил". Дети - "мёртвая зона" Льва Толстого. Толстой - кулиса, выскакивающая из Тромбона Русской Литературы. Советская литература после Толстого - это тромбон без кулисы. Эмигрантская литература после Толстого - это кулиса без тромбона. Кулиса должна воссоединиться с Тромбоном! - Только тогда мы сможем заново обрести - Литературу. Сейчас у нас есть - в самом лучшем случае - только Словесность:

* * *

Лев Толстой раздражает подростков. Девчонки жаждут, чтобы бал Наташи Ростовой никогда не кончался. А он кончается - напыщенным Наполеоном и одноглазым Кутузовым: Мальчишки жаждут побольше какой-нибудь эротики (вроде Элен Безуховой в оперном театре). Вместо этого они получают многотомные рассуждения о сущности войны и мира: Тем не менее, глупые школьные учителя - по инерции - заставляют подростков читать Толстого. (Надо бы - запрещать!) И тогда подростки глупо мстят своим глупым учителям: те счастливцы, кому удаётся стать стариками и дожить до собственной смерти, часто забывают перечесть Льва Толстого. А когда их души пересекают Грань - они оказываются не оснащены необходимым духовным багажом: И встреча с Вечным ожидает лишь тех, кто всю жизнь преодолевал Льва Толстого. Такова горькая (библейская) справедливость!

* * *

Лев Толстой должен бы раздражать и женщин - ибо в женщин вырастают девчонки. Но девчонки стараются заслонить Наполеона с Кутузовым - Наташей Ростовой. Позже - Кити Щербацкой. Редкие девчонки дорастают до того, чтобы восхищаться самoй Анной Карениной. Из этих вырастают настоящие Женщины - сильные натуры, которых долго обходят стороной мужчины. Часто их спутник жизни - дубль Алексея Каренина. (В обществе это называется "везением".) Таких женщин мало. (И почти никто из девчонок, к счастью, не зачитывается Катюшей Масловой - обычно у девчонок хорошая интуиция на фальшь.)


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Размышления о Льве Толстом - и не только"

Книги похожие на "Размышления о Льве Толстом - и не только" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Дмитрий Горбатов

Дмитрий Горбатов - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Дмитрий Горбатов - Размышления о Льве Толстом - и не только"

Отзывы читателей о книге "Размышления о Льве Толстом - и не только", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.