» » » » Сергей Алхутов - Мертвец и труп

Сергей Алхутов - Мертвец и труп

Здесь можно скачать бесплатно "Сергей Алхутов - Мертвец и труп" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Современная проза. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Рейтинг:

Название:
Мертвец и труп
Издательство:
неизвестно
Год:
неизвестен
ISBN:
нет данных
Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания...

Скачивание начинается... Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Мертвец и труп"

Описание и краткое содержание "Мертвец и труп" читать бесплатно онлайн.



Ну, я вообще, блин, как собака. Как собака, блин, вообще нафиг. Головой-то вижу, что рассказ прикольный, что публиковать-то его надо. А сказать, блин, не могу ничего. Ну, не то, чтобы слов нету, какой клёвый… Странный очень.

Готишная притча:-) "Каждый человек рождается более-менее мертвецом" — заявляет герой. И чего тут ответишь? Мрачно-критический опус, прикрывающий насмешкою над критикой и мрачностью свою подспудную критическую мрачность — впрочем, ироничную.

Запутала, да?

Так вам!

Я сама запуталась…


Редактор отдела прозы,

Мария Чепурина.






Сергей Михайлович Алхутов


Мертвец и труп

Уроды, блин, козлы, сука, им как лучше хочешь, а им пофиг. Ну, хочешь как лучше, как лучше хочешь, чтобы всё было по-людски. А только никому это не надо, живут все хрен знает как и не понимают, что жить надо по-людски, а им хочешь как лучше, а им это не надо, ну и пусть тогда тупо жрут своё говно. Может, нажрутся, тогда допрёт, что можно по-людски, что вообще жизнь бывает очень даже хорошей, когда им надоест своё говно жрать. А только невмоготу уже терпеть, что все такие уроды и ни хрена не понимают, что можно по-людски, совсем невмоготу, вот здесь уже стоит.

Поэтому сквозь оградку и на дорогу, и пусть они там тупо жрут своё говно, пока, блин, не поумнеют и не поймут, что по-людски можно. А что ещё делать-то?

Да только жрут, давятся и дохнут, и хоть бы один урод понял, что можно по-людски, им проще сдохнуть, чем понять, что хочешь как лучше, что можно жить хорошо. Да все до одного, блин, передохнут, а лучше жить не захотят, сволочи, уроды, блин, козлы.

Но делать-то что-то надо, а то даже не задумаются ни разу. Живут ведь, не думают, тупо живут, как бараны — так может, хоть на испуг кого пробьёт, может, образумится хотя бы кто, поймёт, что не дело так жить. А так ведь хрен пробьёшься, хрен ты до них достучишься, до баранов этих, блин, уродов.

В общем, иду по дороге, а навстречу очередной, блин, урод. Наверняка бухой — а какого хрена трезвый будет ночью по дороге шастать? Алкоголик хренов. Урод. Живёт хрен знает зачем, так и сдохнет, и ничего не поймёт, блин, уродина хренова. Ну как ты ему объяснишь, что жить можно хорошо, что по-людски можно жить? Вот разве что на испуг и возьмёшь, они же все непробивные, кругом тупость одна. Да и вообще, я им их же говно и возвращаю, по жизни знаете сколько накопил? Со всех сторон на меня лилось, сначала терпел, толку не было — значит, надо как-то пробиваться через это всё дело, надо вообще этим всем объяснить, как-то достучаться, да просто показать, как они все живут, в каком они живут говне и не чухаются. Просто показать. Только показать, только достучаться, чтобы очухались, чтобы жили по-людски.

Ну вот, идёт один такой. Я его, естественно, пугать. Ну, известное дело, чего эти уроды боятся, вот этим, значит, и пугать. Но этот не из пугливых — то ли совсем бухой, то ли непробивной напрочь, как деревяшка, да вообще, может, и то, и другое. Идёт, такой, всё ему, типа, пофиг, и говно, в котором живёт, ему пофиг, и видеть он его не видел, и меня он в упор не видит, не слышит, и всё у него, типа, в шоколаде, и вообще он обосраться как счастлив по жизни своей. А то, что жить можно иначе, по-людски можно жить, ему больше всего пофиг, уродина, блин. Живёт и не чухается.

Я тогда говорю, не мужику этому говорю, а скорее сам себе, от усталости: да ну тебя, мужик, тебе всё пофиг, так и сдохнешь уродом.

И вдруг — как лопатой по затылку — он мне — представляете?! — отвечает: мол, нет, не всё.

Я чуть на землю не сел от такой заявы. Хотя чего там, заява и вправду сильная. Если не всё, то он, типа, не такой уж непробивной, может, не всё ещё потеряно, может, не такой уж он и урод, и вообще, может, с ним по-людски можно — может, с ним одним только по-людски и можно вообще?

Я тогда говорю: а что тебе не пофиг, мужик? А он отвечает — как ещё раз лопатой по башке — мол, ты мне не пофиг. Ну, тут я совсем сел. Я, может, первый раз в жизни такое и услышал. Причём нутром чую, что искренне.

Я тогда спрашиваю: да ты, ваще, знаешь, кто я такой?

И в третий раз как лопатой по башке: а ты, мол, сам-то это знаешь?

И я расклеился. Говорю ему как на духу: да знаю, блин, я полный урод, по жизни никому ничего доказать не смог, сам уже не верю. А он: а что, мол, ты доказывал? С интересом так спрашивает, по-честному. Я и отвечаю по-честному: да что жить надо по-людски. И он тогда: а кому доказывал? И я: да всем, блин, до одного. И он: а кому первому?

Вот это, блин, вопросик. И я задумался, крепко задумался. Такие вещи ведь и от других бережёшь, и от себя потом начинаешь беречь, сам же потом и забываешь. Но знаю, знаю я, конечно, всё, это ж не забывчивость, это типа трусость, всю жизнь на этого первого оглядываешься, чтобы он не узнал, хотя он сам уже сто лет как помер, а так, если без оглядки, то всё на свете знаешь, вообще всё. Ну, тут я чую, что бояться нечего, что нормальный мужик-то, ничего в нём от того самого, не к ночи будь помянут, вроде как и нету, честный какой-то мужик, что ли. Не сдаст.

Поэтому так прямо ему и говорю: отцу. Отцу первому доказывал.

И знаете, сразу как-то легче стало.

А он дальше: ну и что, мол, не вышло? И я, печально: ага, не вышло. А он: а отец что? А я: да что отец — урод он, вот он кто. И он, тоже печально: да-а, дела-а.

И от этой разделённой печали становится мне вдруг грустно и хорошо.

А он, гад, но хороший гад, свой — он, гад, всю грусть мою ломает. Спрашивает: слышь, мол, а тебе твои дети что доказывали?

И вот тут я понял: нет, ни фига не всё знаешь, даже есть и такое, чего вроде не боишься знать, а всё равно не знаешь, просто потому что по жизни мимо этого как-то проехал. Никогда ведь на детей с этой стороны не смотрел. Да и на кого я вообще с этой стороны смотрел-то?

И оттого, что нечего даже и подумать, говорю первое, что в голову приходит: неужели, мол, что жить надо по-людски?

А он мне говорит такую, знаете, вещь ободряющую: мол, всё сам знаешь, с головой у тебя порядок. А потом говнецом разбавляет: мол, небось, детей тоже уродами всю жизнь считал? И я, даже с усмешкой на себя: ну, да.

А потом мужик опять всё это ободрение ломает и усмешку ломает- и уже не спрашивает, а прямо так и говорит. Говорит, мол: вот ты, мужик, говоришь, что ты полный урод, по жизни никому ничего доказать не смог, сам уже не веришь. Твои слова? Твои, не отпирайся. И согласен, что детей своих всю жизнь уродами считал. А они тебе доказывали, что жить надо по-людски. А ещё ты говоришь, что отец твой урод. Тоже ведь твои слова, так? И ты ему доказывал, что жить надо по-людски. А знаешь, я, наверное, говорит, не шибко совру, если допущу, что отец твой твоему деду тоже доказывал, что жить можно по-людски. И тоже не доказал. Так знаешь, что я тебе скажу? Это всё как-то повязано, а когда повязано, можно ведь за любую ниточку дёргать, лишь бы распуталось. Вот ты всю жизнь хотел, чтобы твой отец жил по-людски, хотел доказать ему, что так можно. И не доказал. И ты при этом урод. Ты, значит, всю жизнь за одну ниточку тянул, доказывал, а оно только запуталось, сам стал уродом. Вот теперь и потяни за другую: никому ничего не доказывай. Вот и уродом быть перестанешь. Заодно, кстати, и не надо будет другим тебе ничего доказывать.

В общем, он меня здорово запутал, если не сказать, совсем загрузил. Я ему так и говорю: не врубился, ты как-то сложно всё объясняешь, мутно. А он: ты и не врубайся. Я тебе ничего доказать не хочу, потому что ты нормальный мужик, сам всё понимаешь. Хитрые слова: вроде, приятно, доверие там, уважение, а всё равно ни хрена не понятно, что я такого сам всё понимаю. Что-то, наверное, должен, если он так говорит.

А он дальше: ладно, мол, не парься, давай я тебе лучше байку расскажу. Типа теорию. Знаешь, чем труп отличается от мертвеца? Я говорю: неа, не знаю. А он мне: а ты знаешь, почему «труп» в русском языке слово неодушевлённое, а «мертвец» — одушевлённое? Почему говорят: закопайте труп, и говорят: закопайте мертвеца? И почему не говорят: закопайте трупа, и не говорят: закопайте мертвец? Я: и почему? Он: вот, слушай.

Всё это неспроста. Труп — это такая штука, у которой души нет вообще. Это вещь, понял? А мертвец может быть вполне себе одушевлённым, и душа у него есть, никуда она не девается. Никто поэтому не говорит, что трупы людей по ночам пугают, а говорят, что людей по ночам пугают мертвецы. Труп ничего хотеть не может, а мертвецы чего-то хотят.

Я: ну, и чего? И он: ну, ты дальше, мол, слушай.

Каждый человек рождается более-менее мертвецом. У него есть душа, он чего-то хочет, может пугать людей. А дальше у него две дороги: он может стать либо совсем человеком, либо превратиться в труп.

Я спрашиваю: а совсем человеком — это как? А он: ты сперва послушай, что значит быть мертвецом.

Мертвецы — они по жизни всегда хотят одного и того же. То есть, может и разного, в смысле, много чего, но если уж хотят, то всё время хотят. Почему так? Да потому, что никак не могут это сделать, поэтому успокоиться не могут. Небось, слышал истории про привидений? Те и есть настоящие мертвецы: тоже всё время чего-то хотят и успокоиться не могут, потому что никак не могут это получить. Или вот, скажем, сексуальные маньяки — натурально, мертвецы. Если бы они хотели трахнуться, они бы трахнулись и успокоились, а так нет же — трахнулись и ещё хотят, и хотят, и хотят. Натурально, мертвецы и есть. Или ещё эти, которые положения в обществе хотят. Карьеристы. Тоже мертвецы. Властолюбцы — тоже мертвецы. Жрут они, что ли, эту власть? — как проваливается сквозь них. Да, в общем, любой живой по сути своей немножко мертвец — хотя бы потому, что хочет поесть, поест и снова хочет. Вот, кстати, с дыханием — это не совсем то, нельзя сказать, что человек хочет дышать — он просто дышит, и всё. В общем, безо всякого желания. Типа не застревает на этом, что ли. Кстати, если человек просто ест, так просто, без особого голодняка, то он вроде как в этом смысле не мертвец. Если, в смысле, не застревает он на пище этой. А вообще, говорит, не знаю, может, есть и дыхательные маньяки, которые всё время дышать хотят. Не встречал. Наверное, прикольно.


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Мертвец и труп"

Книги похожие на "Мертвец и труп" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Сергей Алхутов

Сергей Алхутов - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Сергей Алхутов - Мертвец и труп"

Отзывы читателей о книге "Мертвец и труп", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.