» » » » Уильям Конгрив - Так поступают в свете

Уильям Конгрив - Так поступают в свете

Здесь можно скачать бесплатно "Уильям Конгрив - Так поступают в свете" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Прочий юмор, издательство Наука, год 1977. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Уильям Конгрив - Так поступают в свете
Рейтинг:

Название:
Так поступают в свете
Издательство:
Наука
Год:
1977
ISBN:
нет данных
Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания...

Скачивание начинается... Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Так поступают в свете"

Описание и краткое содержание "Так поступают в свете" читать бесплатно онлайн.



От издателя

Конгрив творил на рубеже веков (XVII–XVIII), в эпоху переломную, сложную, формирующую новые понятия, мораль и эстетические нормы.

Комедии Конгрива, произведения подлинно талантливые и яркие, созданные едким насмешником над нравами века, отразили свое время, свою эпоху.


Перевод Р. П. Померанцевой; стихи в переводе Ю. Б. Корнеева

Комментарии И. В. Ступникова.






Уильям Конгрив

Так поступают в свете

Audire est operae pretium, procedera recte

Qui moechis non vultis.

Horat. Lib. I, Sat. 2 [1]

Metuat, doti deprensa.

Horat. Lib. I, Sat. 2 [2]

Похвальное слово

мистеру Конгриву по случаю представления

его комедии "Так поступают в свете"

Хотя, былой источник наслажденья,
Театр — сегодня только развлеченье
И остроумья грубый фарс милей
Толпе сидящих в зале дикарей,
Поэт, ты пишешь, не считаясь с риском,
Лишь для немногих — тех, кто вкусом взыскан.
И все ж хвалу стяжать у них одних
Задача, Конгрив, выше сил твоих.
Хлыщи, которых ты бичуешь больно,
Твой гений признают непроизвольно:
Попробуй не смеяться, коль смешно?
Легко ль не выпить там, где есть вино?
Ты наделен талантами такими,
Что с жанрами справляешься любыми.
Воспета Арабелла[3] так тобой,
Что сладостней не спеть и ей самой.
Любого, преисполнившись печалью,
Ты взволновать способен пасторалью.
"Пастора"![4] — пастухи твердят в слезах.
"Пастора"! — эхо вторит им в полях.
Когда твоя живописует муза
В бою с коня упавшего француза,
Кому Вильгельм[5], ведя к победе рать,
Дарует жизнь, что вправе был отнять,
Ты говоришь о деле достославном
Стихом, ему по благородству равным.
Твой тонкий вкус и мастерство твое
Комедии вернули роль ее.
Нас научил ты осуждать сурово
То, что мы были восхвалять готовы.
На сцену перенес ты высший свет
И доказал: меж них различий нет
Играет фат, как лицедей играет,
Хотя второго первый презирает.
Но как твой дар ни многогранен, он
В трагедии особенно силен.
Ты в каждого вселить умеешь жалость,
Чтоб с общей скорбью личная сливалась.
Какой-нибудь забывчивой вдове,
У коей лишь забавы в голове,
И той не плакать трудно, слыша пение
Твоей "Невесты в трауре"[6] на сцене.
Ты в горе нас ввергаешь и бодришь:
Мы чувствуем, как ты нам повелишь.
Кто наполнял нежней и с большим тщаньем
Сердца друзей сочувствием к страданьям,
Которые для нас измыслил сам,
Солгав лишь в этом — только в этом — нам?
Твори ж, поэт, и дальше нам на счастье,
В нас боль целя и умеряя страсти.

Ричард Стиль[7]

Достопочтенному Ральфу, графу Монтэгю и прочия[8]

Милостивый государь!

Не знаю, не обвинит ли меня свет в тщеславии за то, что я посвятил эту комедию вашей милости, но уже сама по себе надежда избежать подобного обвинения свидетельствует о некотором тщеславии. Сочинителя, хоть однажды удостоившегося чести беседовать с вами, милорд, вряд ли заподозрят в том, что он без должного рассуждения представил свое детище на суд вашей милости; и все же он заслуживает упрека в излишней самоуверенности, поскольку не боится услышать мнение вашей милости.

Каковы бы ни были недостатки этой пьесы, пока она принадлежит только мне, все они возместятся с того момента, когда она станет также и вашей. И коль скоро посвящение это способно послужить мне защитой, я тем более ценю честь, каковую вы оказали мне, позволив его написать.

Пьеса эта имела успех у зрителей, вопреки моим ожиданиям; ибо она лишь в малой степени была назначена удовлетворять вкусам, которые, по всему судя, господствуют нынче в зале.

Персонажи, выводимые на потеху публике в большинстве наших комедий, так безнадежно глупы, что они, по скромному моему суждению, не смешить должны, а огорчать здравомыслящего и благовоспитанного зрителя. Они скорее вызывают сострадание, нежели презрение, и вместо веселья должны бы пробуждать в нас жалость.

Эта мысль побудила меня задумать характеры, которые будут смешны не в силу своей природной глупости (она ведь неисправима и потому неуместна для сцены), а больше из-за желания во что бы то ни стало выказать свой ум; стремление сойти за умника совсем не есть признак ума. Придумать подобный характер — отнюдь не легкая задача, и вдобавок весьма мало надежды, что он полюбится публике; ибо многие приходят в театр, желая покритиканствовать, а посему высказывают свой суд, еще не разобравши цели. Я недавно имел случай удостовериться в этом; моя пьеса шла уже два или три дня, прежде чем сии поспешные судьи успели порядком разобраться в различии между Уитвудом и Трувитом[9].

Я вынужден просить прощения у вашего сиятельства за уклонение от сути моей Эпистолы; однако, не желая быть обвиненным в неуместной дерзости, прошу вашего дозволения разъяснить побудившую меня к этому причину и хоть отчасти найти оправдание тому, что я вверяю свою комедию вашему покровительству. Только при содействии вашей милости те немногие, в чьи творения вложены искусство, страсть и труд, могут рассчитывать на признание; ибо нынче всех сочинителей ровняют продажным словом "поэт".

Теренций, самый безупречный из всех авторов, имел своих Сципиона и Лелия[10], не столько себе в помощь, сколько для поддержания славы; и как ни были велики его собственные заслуги, очевидно, без них ему было не обойтись.

Отточенность его стиля, совершенство языка и правдивость характеров все эти перлы не способна была оценить основная часть его публики; самые грубые шутки Плавта[11], вызывавшие суровое осуждение Горация[12], были куда более по вкусу толпе: тот, кто пришел посмеяться в последнем акте[13], радуется двум-трем неуместным шуткам, а не искусно построенной развязке.

Как бы ни были совершенны комедии Теренция, ему еще благоприятствовала судьба. Ведь основу для него заложил Менандр[14]; сюжеты Теренция в большинстве своем позаимствованы, а характеры пришли к нему уже готовыми. Он следовал Менандру, но и тот без большого труда создавал свои характеры ведь они родились из наблюдений Теофраста[15], учеником коего он являлся; а Теофраст, как известно, был не только учеником, но и прямым преемником Аристотеля[16], первого и величайшего учителя поэзии. Все это были великие образцы для подражания. Но еще одно счастливое обстоятельство, и притом немалое, помогало Теренцию совершенствовать стиль своих комедий, служивший им украшением, и правдиво изображать людские нравы, а именно — та свобода, какой он пользовался в общении с Лелием и Сципионом, двумя влиятельнейшими и образованнейшими людьми своего времени. А ведь возможность подобного общения есть единственно надежное средство для создания яркого диалога.

Если окажется, что в какой-то части своей комедии я достиг большей точности в языке и стиле или, по крайней мере, заметно улучшил их по сравнению с написанным мною прежде, я почту себя обязанным с благодарностью и гордостью приписать оное чести общения с вашей милостью и с вашими во всем достойными вас друзьями, в обществе которых я пребывал прошлым летом в поместье вашего сиятельства; ибо как раз после этого и была написана моя комедия. Если же я не преуспел в своем искусстве, остается лишь пожалеть, что обществом лиц, многие из которых вполне подстать Сципиону и Лелию, пользовался тот, кто талантом своим уступает Теренцию.

Мнится мне, что поэзия является едва ли единственным из искусств, не притязающим доселе на покровительство вашей милости. Архитектура и живопись к великой чести нашей родины процветают под влиянием вашим и попечением, меж тем как поэзия, эта старшая из сестер и праматерь многих искусств, отступилась, очевидно, от исконного своего права, пренебрегши своим долгом перед вашей милостью и дозволив другим, появившимся позже искусствам укрепиться в расположении вашем, для которого у нее куда больше оснований. Поэзия по природе своей священна для тех, кто отмечен величием и добротой; меж ними есть род взаимного тяготения, и великие к ней благосклонны. Обращаться к ним — привилегия поэзии, у них же — исключительное право ей покровительствовать.

Сей неоспоримый принцип служит главным оправданием для сочинителей, посвящающих свои творения великим личностям. И все же я хотел бы надеяться, что мое обращение к вам не отмечено искательством, большинству оных сочинений присущим; и коль скоро я сумею отличить вашу милость среди достойнейших, пусть мое подношение займет особое место среди других благодаря чрезвычайному моему почтению к вам и убедит вашу милость, сколь высоко ценит ваше радушие и огромные заслуги вашего сиятельства

покорный и безмерно благодарный слуга

Уильям Конгрив

Пролог,

который читает мистер Беттертон

Поэты — вид несчастнейший глупцов:
Рок, с прочими не строгий, к ним суров.
Они — Фортуны всемогущей чада,
Но мать их в дураках оставить рада:
Ей тех милей, кто от нее рожден,
Сыны Природы, дураки с пелен.
Вот этим, как птенцам кукушки злобной,
В ее гнезде, для них чужом, удобно
Она, все блага отдавая им,
Не оставляет ничего своим.
Поэт есть жертва зрителей столицы:
За карты с ними как бы он садится,
Но даже если первый куш сорвет,
Ему едва ль вторично повезет,
А проиграв однажды, он — банкрот.
Вчера снискав благоволенье зала,
Сегодня автор может впасть в опалу,
И уж тогда его не пощадят:
У нас заслуги прежние не чтят,
А тот, кто уповал на них беспечно,
С Парнаса изгоняется навечно.
Пусть драматург клянется, что убил
На пьесу много времени и сил
Тем хуже! Он не стоит сожалений,
Коль глупость — плод столь долгих размышлений.
Пусть слово даст, что зла не затаит,
Коль зал иную сцену освистит
Ложь! Это он, себя спасая, льстит.
Пусть остр его сюжет и мысли новы
Вздор! Это вкуса признаки дурного…
Извольте же, не будет вам сатир
К чему они, коль совершенен мир?
Раз оскорбленье видят в поученье,
Цель автора — лишь ваше развлеченье.
А коль показан им дурак иль плут,
Не злитесь: их ведь нет меж вами тут.
Скажу вам покороче: пьеса эта
Создание смиренного поэта,
Который, как спектакль ни примет зал,
Ваш приговор заранее признал.

Действующие лица[17]


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Так поступают в свете"

Книги похожие на "Так поступают в свете" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Уильям Конгрив

Уильям Конгрив - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Уильям Конгрив - Так поступают в свете"

Отзывы читателей о книге "Так поступают в свете", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.