Денис Яцутко - Рязань

Здесь можно скачать бесплатно "Денис Яцутко - Рязань" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Научная Фантастика. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Рейтинг:

Название:
Рязань
Издательство:
неизвестно
Год:
неизвестен
ISBN:
нет данных
Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания...

Скачивание начинается... Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Рязань"

Описание и краткое содержание "Рязань" читать бесплатно онлайн.








Яцутко Денис

Рязань

Денис ЯЦУТКО

РЯЗАНЬ

Вот те мава, а впадая в ребячество, неволился зеломой охотою вострить зубы своего андалузского кобеля-креола в ближний бор, по те, что во рту не растут - не водятся. А поелику не всё близкое нам вкусить могуче, то и соборы творились, что те вселенские, однако тональности самой конспиративной, чтоб усоседившиеся вчужеродцы не взяли на свой качественно опломбированный зуб стёжки петровы секретные и всю полагаемую добычу не усюркупили. Влипнуть в науку-гишторию с теми соседями не позволялось петровым международным положением, а потому и кабыздох пустолайством не занимался, за которое и был в противном случае ранее бит. Случай же не то слово противен был, а, посердцу высказаться, берешиту нашему тихому отвратителен: было Петру подконфортило лесу закинуть туда, где соседские раки зимуют ( у тех морозильник в амбар), и баночек с надписью ?САТКА? извлёк удачливый около, сами понимаете, десятка, а пся крев андалузская, предметы сии узнав, кои оному с целью облизывания по съядении поощрением выдавались, подняла лай гомонический, подобный, сказывают, тому, что разбудил, гусиный, древних Рима жителей, когда навострялись туда досточтимые по сей день в преданиях наши и Петра дедушки с целями более даже римлянам разорительными, чем доки-грибника тишайшая вылазка за консервированными ракообразными с целью единственно поесть или закусить, совершаемая, по устоявшейся народными уложениями в сих палестинах традиции, третьево дни месяца, который из-за стены снежной приводит весну-деву и воинству серых туч карачун и рассеяние несёт, как упомянутый Рим иудейску народу, а в этот день, сказывают у разными языками по-русски глаголящих, что у волка в зубах, то от Егорья Батьковича ему презент, но - оберечься не в грех войти, а по той причине Пётр тогда арапам соседним попадаться, как и теперь, по грибы, не желал, но полухорт, прыгучейших выкусывать в тот раз приостановив, возлаял, ликуя банкам крабовым, не зная, что на шкуры своей негустой беду, ибо Пётр, арапами нещадно учёный по конфискации заморской добычи, учёность сию на пса перенёс четырекратно и добавив на следующий день оглоблей, а потому, семеня пурпуровоперстым утром за хозяином во ближний бор по сытные трюфеля, андалузец сей, вжав хвост меж задними средствами передвижения, не поскуливал даже и ожидал всё пинка за дыхание собачее своё громкое, но, по разумению Петра, другим макаром и шарпейборзые не дышут, а потому ударен не стал. А если бы, думаю, и во рту росли, то не огород бы был, а ближний или какой другой бор или хоть бы танковая директриса, где мухоморами впервые был восхищён, но восхищён не в смысле эйфорического воспарения, коего, пишут в газетах и библиотеках, берсерки, поедая оные, достигали, а в смысле - природной ево красотой, глазами, вероятно карими, наблюдаемой с желанием возопить: "Красота-то какая, Господи, Которого дела славны и Сам весь свят и пища Его вся духовная!" А сам-то кормил Господа баснями, аки соловья - дымом, обеты давая не потреблять веселящего, а знамо ведь было Петру, что не след, в умных откровениях сказано, клясться не пить перед Господом, ибо - не сдержать клятвы такой и, Господа тогда вспомнив, страх заберёт, аки пса-андалузца, что бежит теперь, прижав метёлку свою малую к корпусу. И то верно: пискнешь - ударит. А страх забирал неожиданный, если по-матери в небо, твою, мол, мать, выругаться, а после раскинуть мозгами: это ж Чью Мать ты, Пётр, помянул, в небо ясное глядючи? И поразит тебя молонья-гнев Господень, пригнёшься, как когда понял, что арапы-соседи побьют, отведёшь рукой ветку еловую, шаг шагнёшь один, и уже смешно, потому как шаг назад был ты ещё не в бору, а теперь в бору, и скачешь в нём середь сосен, аки блоха у кабыздоха в шерсти, и думается, что вдруг изогнётся Земля и тебя из шкуры своей паразита выгрызет . Бр-р... ет. е выгрызет. и с кем такого не было, а счего с тобой должно быть? е возгордился ли ты, об такой предполагая своей исключительности? Или совсем просто так подумал? Вот и молчи себе. Поразмысли лучше, зачем человек просто так думает, когда и дела особого нет для думания. Говоришь, что чтобы ум расслабления себя не имел? А для чего тогда в человеке мужское расслаблено большею частью, в основном лишь для непосредственного напрягаясь? А по утрам? возражаешь ты мне, Пётр, что ж, говорю, может, что оно и по утрам - для непосредственного, только ум, расслабления не имеющий, а потому не в том же такте живущий, к другому влечёт, в магазин, или к поэтическому, или вот за глазастыми в ближний бор. у, можно уже и голос, андалузец. Мавры могут идти к мавам со своими делами. И понюхай тут. Трюфелей, чай, не откажешься отчистки в кашу тебе добавить, а то и целый от стола выклянчить. Вот и ищи, а то ж я один-то их как изпод земли-то унюхаю? Чай не ищейный у человека-то нюх. И не жри! Только лай, а то знаешь меня - обломаю озоровать... лай! Чудище. А проглот, что твой грейдер, землю носопыркою конопатит, мхи от оной мягкие отделяя, и глядишь, а гденибудь-таки глянет на тебя из-подо мха обомлевшее, сиречь трюфель, а пукой чудской Пётр ево окучивает и поименует груздём, в туясок немалый отправляя. И удивительное же, говорю, дело были те мухоморы, что в бытность службистскую на директрисе нечаяно Петром запримечены. На директрису в маневры с соратниками поплелся по причине скудости пищи в войсках, хотя и триежеденно регулярным образом полагаемой, по словам соратников - по грибы, однако же, требуемых немало собрав, бывал свои товарищи посрамлен за поганство, якобы, собой собранное. Что же этоб, говорит, разве волнушки или опята поганки вам? А, отвечают соратники, нам ни к чему мелочь с поганью различать, ибо в мягких муравах у нас, не в пример, или быстрее даже в пример, вашим кайсацким степям, водятся белый батюшка-гриб, чей мясистость и вкус с прочими несравним есть, или хоть закусывать. Доверился Пётр однополчанам, вынул с ведра своево взятое и примеру последних следовать разрешился. о и опять ругают ево товарищи: Что же ты, говорят, этот взял - он же не батюшка даже, а токма в прадедушки и сгодится, и шелковистые из него хищными ртами выглядывают. Вот, как сейчас, только то, конечно, не то было, трюфели ибо - особые существа в сём царстве: они на тебя не червячными головками, а самым, что ни скажи, человечьим моргалом моргают, да так, что ажно и боязно-то бывает: что как они там в себе и думать ещё кумекают. Пукой чудской отточеной эти глаза разрезаю, чтоб не казалось, что из туяска укоризною бельмы сии на меня озираются. А некие, я видал, эти глаза вёрткие выковыривают и готовят от трюфелей сих кошерно. Вот уж истинно безответность! А то еще говорят о твоих, метис, родичах, что, мол, понимают всё и глядят, а адекватно вслух отразить ситуацию не в состояньи. Какое там! Те кобели и подруги их могут, по крайней хотя бы мере, той рыбой ходить, что имя ей - Юз, помелом, когда не купировано (словцо-то неверное: коли от "купно", так "откупировано" вернее) вихлять, а и лаять способны. чему побои на обоих - свидетельство краше, чем Иеговы. А на арапов-мавров Пётр, полагая себя духовнее оных по православию, их, монофизитов, ровно вдвое, злобы под сердцем не задерживал, а полагал даже младшенького из братьёв на собственной своей сестры поженить, девке, понятное дело, телом белой и косой дорастающей до того места. где у кабыздоха хвост начинается, а кабыздох оный страшно залился вдруг лаем и очертеня диавольски голову свою кабыздошью с лаем, из лёжки зайца подняв, за косоглазым по пущеневольнической своей врождённой необходимости побежал, оный же русошерстый таковыми цик-цаками пса петрова замотать решил, что сразу видать, что тутошний, а не городской ни разу, и среди хуторских никто так между деревьями не просигает, да и не живут, знамо, зайцы на хуторах, а которые кролики, так те в клетах, а карликовые - на поводочке, зулотом золочёном. Пётр кричит андалузцу, кудаж, мол, ты, дурень безмозглый, за косым учесал умотаться без толку-то всякого, когда хозяин твой без бердана, а с туяском разве вдобно за зайцем бегать? Да и бросить коль туясок, неужели за уши рукой дикого изловить, а и сам, собачья душа, на что охотник, а не изловишь, поелику с наготой рук за зверем здешним гоняться не след, Петру со младенчества сие на деле известно, не последует и сейчас, и в светлом, которое будущее, ибо в радостные года бегал Пётр с батюшкою, по пикники пойдя, за зверьком малым с именем милым Ласка, и загнаны лишь с отцом оказались, как тот конь Королевскаго Величества Хуго, который зайца, однако, за уши изловить изловчился, но токма зайчатина псовьему сердцу милей, видать, более, чем глазастые эти подземники, но не поймает. А Пётр трюфель новый окучивает и на глаз ево человечий который год дивится, более чем на те мухоморы, которые, сотоварищам помочь отчаявшись и став бродить у заросших колей танковых неприкаянно, глазом пытливым заметил и ажно был восхищён красотою их, большею, чем в грибнических книжицах репродукции, только вот, глаз глазастику разрезая, жмурился как-то, думая будто, что и у него ведь такой же. Хотя, думал Пётр, я впрочем на трюфель не очень похож, зато Земля, вот, сказывают, не кабыздошьего интерьеру, а самая, что есть, круглая трюфелем и глядит. А я, в таком разе, на нём микроб. Ежели трюфель я, или, скажем, андалузец мой, зайца гонять бросив, откушаем, то евонный-то глаз лопнет попросту, а то переварится. А вот микроб, что на трюфеле, какой-нибудь, маврами в тутошние края занесенный, он как себя-то почувствует? Верно, темно ему станет в гортани или желудке там скажем моём, как в Отжим-ушкуйских печорах каменных, когда мопасан тамошний лампу загасит. Тако жде и нам должно стать, когда земной трюфель съедят. Кто ж его съест-то? Бог разве? И зажмурился Пётр, трижды чтя древнее Трисвятое.


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Рязань"

Книги похожие на "Рязань" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Денис Яцутко

Денис Яцутко - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Денис Яцутко - Рязань"

Отзывы читателей о книге "Рязань", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.