» » » » Леонид Трефолев - Собрание сочинений

Леонид Трефолев - Собрание сочинений

Здесь можно скачать бесплатно "Леонид Трефолев - Собрание сочинений" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Поэзия. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Леонид Трефолев - Собрание сочинений
Рейтинг:

Название:
Собрание сочинений
Издательство:
неизвестно
Жанр:
Год:
неизвестен
ISBN:
нет данных
Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания...

Скачивание начинается... Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Собрание сочинений"

Описание и краткое содержание "Собрание сочинений" читать бесплатно онлайн.



Леонид Николаевич Трефолев родился в городе Любиме Ярославской губернии в небогатой помещичьей семье. Окончил ярославскую гимназию и почти всю жизнь прожил в этом городе. Он поэт некрасовского направления, публицист и сатирик, возвышавший голос в защиту угнетенного народа. Творчество Трефолева отображало крестьянскую жизнь, было тесно связано с фольклором.

Работал в земстве, увлекался краеведением. Печатался с 1857. Сотрудничал в "Искре", "Будильнике", "Осколках". Последователь Н. А. Некрасова, Т. развивал демократические и реалистические традиции русской поэзии. Многие его стихи рисуют тяжёлую долю крестьянства и городской бедноты. Т. обличал в сатирических стихах столпов реакции и самого царя ("Царь наш — юный музыкант", "Музыкант", "Александр III и поп Иван"). В последние годы жизни в его творчестве отчётливо зазвучали революционные мотивы ("К свободе", "Кровавый поток" и др.). Стихи Т., тесно связанные с фольклором, пользовались широкой популярностью, некоторые стали народными песнями: "Песня о камаринском мужике", "Ямщик" ("Когда я на почте служил ямщиком…" — перевод стихов В. Сырокомли "Почтальон") и др. Переводил западноевропейских поэтов.









СТИХОТВОРЕНИЯ[1]

НАКАНУНЕ КАЗНИ

       Тихо в тюрьме. Понемногу
       Смолкнули говор и плач.
       Ходит один по острогу
       С мрачною думой палач.
       Завтра он страшное дело
       Ловко, законно свершит;
       Сделает… мертвое тело,
       Душу одну… порешит.
       Петля пеньковая свита
       Опытной, твердой рукой,
       Рвать — не порвешь: знаменита
       Англия крепкой пенькой.
       Сшит и _колпак погребальный_…
       Как хорошо полотно!
       Женщиной бедной, печальной
       Ткалось с любовью оно;
       Детям оно бы годилось,
       Белое, словно снежок,
       Но в кабачке очутилось
       Вскоре за батькин должок.
       Там англичанин, заплечный
       Мастер; буянил и пил;
       Труд горемыки сердечной
       Он за бесценок купил.
       Дюжины три иль четыре
       Он накроил _колпаков_
       Разных — и _у_же, и шире —
       Для удалых бедняков.
       Все колпаки — на исходе,
       Только в запасе один;
       Завтра умрет при народе
       В нем наш герой-палладин.
       Кто он?.. Не в имени дело;
       Имя его — ни при чем;
       Будет лишь сделано "тело"
       Нашим врагом-палачом.

       Как эту ночь _он_ вын_о_сит,
       Как пред холодной толпой
       Взор равнодушный он бросит
       Или безумно-тупой,
       Как в содроганьях повиснет,
       Затрепетав, словно лист? —
       Все разузнает и тиснет
       Мигом статью журналист.
       Может быть, к ней он прибавит
       С едкой сатирою так:
       "Ловко палач этот давит,
       Ловко он рядит в колпак!
       Скоро ли выйдет из моды
       Страшный, проклятый убор?
       Скоро ли бросят народы
       Петлю, свинец и топор?"

1865

ДУБИНУШКА

(Картинка из бывшего-отжившего)

       По кремнистому берегу Волги-реки,
       Надрываясь, идут бурлаки.
       Тяжело им, на каждом шагу устают
       И "Дубинушку" тихо поют.
       Хоть бы дождь оросил, хоть бы выпала тень
       В этот жаркий, безоблачный день!
       Все бы легче народу неволю терпеть,
       Все бы легче "Дубинушку" петь.

       "Ой, дубинушка, ухнем!" И ухают враз…
       Покатилися слезы из глаз.
       Истомилася грудь. Лямка режет плечо…
       Надо, "ухать" еще и еще!
      …От Самары до Рыбинска песня одна;
       Не на радость она создана:
       В ней звучит и тоска — похоронный напев,
       И бессильный, страдальческий гнев.
       Это — праведный гнев на злодейку-судьбу,
       Что вступила с народом в борьбу
       И велела ему под ярмом, за гроши
       Добывать для других барыши…

       "Ну, живее!" — хозяин на барке кричит
       И костями на счетах стучит…
      …Сосчитай лучше ты, борода-грамотей,
       Сколько сложено русских костей
       По Кремнистому берегу Волги-реки,
       Нагружая твои сундуки!

1865

ШУТ

(Картинка из чиновничьего быта)

       1

       В старом вицмундире с новыми заплатами
       Я сижу в трактире с крезами брадатыми.
       Пьяница, мотушка, стыд для человечества,
       Я — паяц, игрушка русского купечества.
       "Пой, приказный, песни!" — крикнула компания. —
       "Не могу, хоть тресни, петь без возлияния".
       Мне, со смехом, крезы дали чарку пенного,
       Словно вдруг железы сняли с тела бренного.
       Все родные дети, дети мои милые.
       Выпивши довольно, я смотрю сквозь пальчики,
       И в глазах невольно заскакали "мальчики".
       "Ох, создатель! Эти призраки унылые —
       Первенца, Гришутку, надо бы в гимназию…
       (Дайте на минутку заглянуть в мальвазию!)
       Сыну Николаю надо бы игрушечку…
       (Я еще желаю, купчики, косушечку!)
       Младший мой сыночек краше утра майского…
       (Дайте хоть глоточек крепкого ямайского!)
       У моей супруги талья прибавляется…
       (Ради сей заслуги выпить позволяется!)" —
       "Молодец, ей-богу, знай с женой пошаливай,
       Выпей на дорогу и потом — проваливай!"

       2

       Я иду, в угаре, поступью несмелою,
       И на тротуаре всё "мыслете" делаю.
       Мне и горя мало: человек отчаянный,
       Даже генерала я толкнул нечаянно.
       Важная особа вдруг пришла в амбицию:
       "Вы смотрите в оба, а не то — в полицию!"
       Стал я извиняться, как в театре комики:
       "Рад бы я остаться в этом милом домике;
       Топят бесподобно, в ночниках есть фитили, —
       Вообще удобно в даровой обители;
       В ней уже давненько многие спасаются… —
       Жаль, что там маленько клопики кусаются,
       Блохи эскадроном скачут, как военные…
       Люди в доме оном все живут почтенные.
       Главный бог их — Бахус… Вы не хмурьтесь тучею,
       Ибо вас с размаху-с я толкнул по случаю".
       И, смущен напевом и улыбкой жалкою,
       Гривну дал он, с гневом погрозивши палкою.

       3

       Наконец я дома. Житие невзрачное:
       Тряпки да солома — ложе наше брачное.
       Там жена больная, чахлая и бледная,
       Мужа проклиная, просит смерти, бедная.
       Это уж не грезы: снова скачут мальчики,
       Шепчут мне сквозь слезы, отморозив пальчики:
       "Мы, папаша, пляшем, потому что голодно,
       А руками машем, потому что холодно.
       Отогрей каморку в стужу нестерпимую,
       Дай нам корку хлеба, пожалей родимую!
       Без тебя, папаша, братца нам четвертого
       Родила мамаша — худенького, мертвого"…

       4

       Я припал устами жадно к телу птенчика.
       Не отпет попами, он лежал без венчика.
       Я заплакал горько… Что-то в сердце рухнуло…
       Жизнь птенца, как зорька, вспыхнувши, потухнула.
       А вот мы не можем умереть — и маемся.
       Корку хлеба гложем, в шуты нанимаемся.
       Жизнь — плохая шутка… Эх, тоска канальская!
       Пропивайся, ну-тка, гривна генеральская!

<1866>

ПЕСНЯ О КАМАРИНСКОМ МУЖИКЕ

Ах ты, милый друг, камаринский мужик,

Ты зачем, скажи, по улице бежишь?


Народная песня
I

       Как на улице Варваринской
       Спит Касьян, мужик камаринский.
       Борода его всклокочена
       И _дешевкою_ подмочена;
       Свежей крови струйки алые
       Покрывают щеки впалые.
       Ах ты, милый друх, голубчик мой Касьян!
       Ты сегодня именинник, значит — пьян.
       Двадцать девять дней бывает в феврале,
       В день последний спят Касьяны на земле.
       В этот день для них зеленое вино
       Уж особенно пьяно, пьяно, пьяно.

       Февраля двадцать девятого
       Целый штоф вина проклятого
       Влил Касьян в утробу грешную,
       Позабыл жену сердечную
       И своих родимых деточек,
       Близнецов двух, малолеточек.
       Заломивши лихо шапку набекрень,
       Он отправился к куме своей в курень.
       Там кума его калачики пекла;
       Баба добрая, румяна и бела,
       Испекла ему калачик горячо
       И уважила… еще, еще, еще.

2

       В это время за лучиною,
       С бесконечною кручиною
       Дремлет-спит жена Касьянова,
       Вспоминая мужа пьяного:
       "Пресвятая богородица!
       Где злодей мой хороводится?"
       Бабе снится, что в веселом кабаке
       Пьяный муж ее несется в трепаке,
       То прискочит, то согнется в три дуги,
       Истоптал свои смазные сапоги,
       И руками и плечами шевелит…
       А гармоника пилит, пилит, пилит.

       Продолжается видение:
       Вот приходят в _заведение_
       Гости, старые приказные,
       Отставные, безобразные,
       Красноносые алтынники,
       Все Касьяны именинники.
       Пуще прежнего веселье и содом.
       Разгулялся, расплясался пьяный дом,
       Говорит Касьян, схватившись за бока!
       "А послушай ты, приказная строка,
       У меня бренчат за пазухой гроши:
       Награжу тебя… Пляши, пляши, пляши!?

3

       Осерчало _благородие_:
       "Ах ты, хамово отродие!
       За такое поношение
       На тебя подам прошение.
       Накладу еще в потылицу!
       Целовальник, дай чернильницу!"
       Продолжается все тот же вещий сон:
       Вот явился у чиновных у персон
       Лист бумаги с государственным орлом.
       Перед ним Касьян в испуге бьет челом,
       А обиженный куражится, кричит
       И прошение строчит, строчит, строчит.

       "Просит… имя и фамилия…
       Надо мной чинил насилия
       Непотребные, свирепые,
       И гласил слова нелепые:
       Звал _строкой_, противно званию…
       Подлежит сие к поданию…"
       Крепко спит-храпит Касьянова жена.
       Видит баба, в вещий сон погружена,
       Что мужик ее, хоть пьян, а не дурак,
       К двери пятится сторонкою, как рак,
       Не замеченный чиновником-врагом,
       И — опять к куме бегом, бегом, бегом.

4

       У кумы же печка топится,
       И кума спешит, торопится,
       Чтобы трезвые и пьяные
       Калачи ее румяные
       Покупали, не торгуяся,
       На калачницу любуяся.
       Эко горе, эко горюшко, хоть плачь!
       Подгорел совсем у кумушки калач.
       Сам Касьян был в этом горе виноват?
       Он к куме своей явился невпопад,
       Он застал с дружком изменницу-куму.
       Потому что, потому что, потому…

       "Ах ты, кумушка-разлапушка,
       А зачем с тобой Потапушка?
       Всех людей считая братцами, —
       Ты не справилась со святцами.
       Для Потапа безобразника
       Нынче вовсе нету праздника!"
       Молодецки засучивши "рукава,
       Говорит Потап обидные слова:
       "Именинника поздравить мы не прочь
       Ты куму мою напрасно не порочь!"
       А кума кричит: "Ударь его, ударь!
       Засвети ему фонарь, фонарь, фонарь!"

5

       Темной тучей небо хмурится.
       Вся покрыта снегом улица;
       А на улице Варваринской
       Спит… мертвец, мужик камаринский,
       И, идя из храма божия,
       Ухмыляются прохожие.
       Но нашелся наконец из них один,
       Добродетельный, почтенный господин, —
       На Касьяна сердобольно посмотрел:
       "Вишь налопался до чертиков, пострел!"
       И потыкал нежно тросточкой его:
       "Да уж он совсем… того, того, того!"

       Два лица официальные
       На носилки погребальные
       Положили именинника.
       Из кармана два полтинника
       Вдруг со звоном покатилися
       И… сквозь землю провалилися.
       Засияло у хожалых "рождество":
       Им понравилось такое колдовство,
       И с носилками идут они смелей,
       Будет им ужо на водку и елей;
       Марта первого придут они домой,
       Прогулявши ночь… с кумой, с кумой, с кумой.

1867


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Собрание сочинений"

Книги похожие на "Собрание сочинений" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Леонид Трефолев

Леонид Трефолев - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Леонид Трефолев - Собрание сочинений"

Отзывы читателей о книге "Собрание сочинений", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.