» » » » Ирина Миняева - Улицы Каменного города

Ирина Миняева - Улицы Каменного города

Здесь можно скачать бесплатно "Ирина Миняева - Улицы Каменного города" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Научная Фантастика. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Рейтинг:

Название:
Улицы Каменного города
Издательство:
неизвестно
Год:
неизвестен
ISBN:
нет данных
Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания...

Скачивание начинается... Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Описание книги "Улицы Каменного города"

Описание и краткое содержание "Улицы Каменного города" читать бесплатно онлайн.








Миняева Ирина

Улицы Каменного города

Ирина Миняева

Улицы Каменного города

Анонс

Каменный город на перекрестке миров, причудливая смесь времен и народов. А

в городе живут обычные и не совсем обычные люди, которым надо чем-то

зарабатывать себе на жизнь. Некоторые выбрали нелегкий труд авантюриста...

Роман адресован юношеской аудитории.

В тексте использованы стихи Егора Летова Янки Дягилевой Сергея Голиченкова УЛИЦЫ КАМЕННОГО ГОРОДА ПРОЛОГ ДО ВЕСНЫ Куда же подевался этот проклятый Джо? Проходя мимо сушилки, Майк для очистки совести толкнул дверь. Против обыкновения, она оказалась незапертой. Майк заглянул внутрь, и первое, что он увидел, как раз и был "потерявшийся" Джордан. Вместе с каким-то небритым типом, судя по серой пижаме и фланелевому халату, тоже из числа пациентов, он сидел за импровизированным столиком - составленными впритык друг к другу пластиковыми ящиками. Парочка "расслаблялась": на столике перед ними стояла бутыль с каким-то пойлом, пара жестяных кружек и открытая консервная банка. На звук открываемой двери собутыльник Джо оглянулся и, заметив Майка, потряс своего соседа за плечо. Нуль реакции. Кажется, Джо изрядно перебрал: в застывшем взгляде было не больше осмысленности, чем у вытащенной на песок рыбы. "Вот ублюдок, - выругался про себя Майк. - Я с ног сбился, а он, зараза, давно уже здесь оттягивается." - Уилбур! Томка должна за тобой по всему госпиталю со шприцем бегать, что ли?! А ну, марш в палату, на уколы! Один остался, король... Быстро! Взгляд Джордана с некоторым усилием сконцентрировался на Майке. Он попытался встать, но попытка не увенчалась успехом - то ли ноги не держали, то ли сам передумал, но Джо лишь дернулся всем телом, оставаясь сидеть. Снова плеснув жидкости из бутылки в кружку, он выдал нечто нечленораздельное, в котором понять можно было только "пошел" и "плевать". Потом Джо залпом отправил содержимое кружки себе в глотку. - Ты... парень... зря ты так, - выдал молчавший до сего момента сосед Уилбура, мы тут со стариной Джо хорошо сидим... вспоминаем... Кореша встретились, могешь ты это понять?! В этой мясорубке, мать ее за ногу!.. Не стой в дверях, проходи... выпей с нами... - он нагнулся, пошарил в ящике, достал пластиковый стаканчик-мензурку. - Вот те емкость. Майк вошел. В нос шибануло едким запахом дезраствора и несвежих портянок, развешанных на батареях, сыростью от сохнущих простыней и полотенец. В воздухе плавали сизые клочья табачного дыма. В углу лежали пустые ящики и подмокшие мешки с ватой - там-то и расположились Джо с собутыльником. Сказать, что вид пойла был неприятен, означало бы приукрасить истину. Содержимое мензурки выглядело просто тошнотворно - нечто маслянистое, мутновато-желтое, похожее на мочу. - Да ты не боись, это спирт, - заметив колебания Майка, успокоил его собутыльник Джо. - Только он это... как его?.. технический. В нем тут что-то моют... У Майка сразу же возникло подозрение, что в этом спирте уже успели что-то помыть, а потом, чтобы добро не пропадало, аккуратно перелили в бутылку. - Ты это... Когда будешь пить, не нюхай, а то не пойдет, - добавил "инструктор". И представился, подняв кружку: - Ларк! Ну, за знакомство! Дай бог, чтоб не последняя... Зажав нос, Майк хлебнул из мензурки. Вкус пойла оказался под стать виду. - М-мальчишки... Пить и то не умеют... - неожиданно проскрипел Джо, и вдруг, схватив Майка за куртку, гаркнул: - Ты кто такой?! Похоже, Джордан спьяну его не узнал. - Оставь его, он... хороший парень, - вступился Ларк. - Ну, тогда пусть сидит, - успокоился Джо и, отпустив куртку Майка, опять взялся за кружку. - На, закуси, - Ларк придвинул новому собутыльнику банку тушенки. Интересно, где они ее взяли? В жидкой каше из больничного котла в каждой из тарелок плавало по две-три прожилки мяса, не больше. А у этих... "Послать бы к чертовой бабушке их дрянное пойло, а тушенку слопать всю", - сглотнул голодную слюну Майк. - "Да ведь не дадут, заразы..." Где-то вдалеке ухнул взрыв, потом с короткими промежутками - еще два; звякнули стекла в оконце под потолком, на пол посыпались хлопья старой побелки. - По переправе бьют, - вяло прокомментировал Джо, - дней через пять будут здесь... Ларк зябко повел плечами: - Может, выкрутимся? Может, Юг еще нам поможет? - Да брось ты! - Джо хлебнул из кружки. - Глупо на них надеяться... Где был Юг, когда Федерация шарахнула ядерной боеголовкой по Сутрангу? Никто и не пикнул... Ноту протеста передали, а федеранты ей задницы вытерли. Неожиданно Джо замолчал, видимо, потерял нить разговора. Несколько минут он молча сидел, уставившись в одну точку куда-то поверх головы Ларка - то ли собирался с мыслями, то ли боролся с пьяным отупением. Наконец он вышел из ступора, прикурил новую сигарету, и продолжил: - ...У нас нефть. Ясно? Нас Федерация никому не отдаст, ясно? В крайнем случае, сделает то же, что и с Сутрангом. Ни себе, ни Югу... Так что... Выпьем за упокой души Сельдена, немного ему осталось... Забулькал разливаемый по кружкам спирт. Чокнулись. Выпили. На этот раз пойло показалось Майку не таким гадким, как сначала. А разговор... Да шут бы с ней, с чужой политикой! Какое ему до этого дело? Больше всего хотелось встать и уйти. Доесть тушенку все равно не дадут... А медсестрам можно сказать, что не нашел Уилбура. Но... Наверно, все-таки надо посидеть и послушать, раз уж не выгоняют. Все равно им с Кэном придется торчать в этом вонючем мирке до весны, пока не вскроются реки. "Надо понимать, что тут происходит, если мы хотим выжить и вернуться..." Дотянуть до ледохода... - Ты... ты вот что скажи, - ковыряя ложкой тушенку, процедил сквозь зубы Ларк, а если Юг всерьез возьмется за Федерацию? Введет войска? Ему-то тоже нефть нужна... - Тогда война будет не такая, как сейчас... Круче, много круче... Ракеты, Ларк, баллистические ракеты, и бомбы... Много бомб... Атомных, водородных, нейтронных... Всяких. Весь мир станет одним большим-большим Сутрангом... Ну, чего пришипился? Разливай! Чем больше Ларк пил, тем больше выползал наружу его страх. - И что же тогда делать? Что нам делать? Я не хочу умирать... "Как будто кто-то хочет", - огрызнулся про себя Майк. "А если это правда? И обмен ядерными ударами случиться еще до ледохода? Ой-ей..." Тогда они с Кэном влипли по самое "не могу"... Ушли в свободный поиск, называется! А все, блин, непредсказуемая разница во времени. Уходили в начале мая, как порядочные путешественники. А вывалились в Сельден в середине здешнего ноября. Как раз за несколько дней до грянувших морозов, которые моментально сковали мелкие речки льдом, а добраться до большой реки было совершенно нереально. Ладно еще, буквально из-под обстрела вырвались живыми и невредимыми. Пристроились на работу в этот госпиталь. Вернее, Марта их пристроила. Хоть какой-никакой, а рабочий паек, относительно отапливаемая общага, куда не суются военные и полицейские патрули. Но вместо документов - липовые истории болезни, чтоб облагодетельствованные бродяги дальше больничной ограды не убежали. Короче, влипли... Только и надежды - дождаться весны. Тогда он сможет "по воде" вывести Кэна домой, в Каменный... Ну, и самому уйти, разумеется. Пьяный взгляд Ларка заметался. Можно подумать, раньше ему не приходило в голову, чем может закончиться нынешняя заварушка; дошло, только когда заговорил об этом бывший сослуживец. - Слушай, Джордан... Но ведь должен быть какой-то выход, а? Может, наши подопечные умники не врали, а? Иначе какой смысл был бы их сторожить?! Майка его слова неприятно царапнули. Интересно, кого это там они сторожили? Ларк прервался, прикурил сигарету и, выпустив клуб дыма, вопросительно посмотрел на Джо, но тот молчал. Тогда Ларк заговорил снова: - Должна быть какая-то лазейка... Иначе откуда берутся всякие штуки вроде "зажигалок"?.. Помнишь зажигалки, Джо? Те, что конфисковали у шайки взломщиков? С розовыми лучиками вместо огонька... - Помню! - оборвал Джордан. - Да, хорошие времена были... И жалованье приличное, и уважение... Ведь уважали нас! - Лучше скажи - боялись, - возразил Ларк. - Я и говорю - уважали! Выпьем... за уважение! И уважаемых людей! Видя, что изрядно окосевшие собеседники не обращают на него внимания, Майк потихоньку выплеснул содержимое мензурки себе под ноги. Не заметили... Но теперь вставать и уходить уже точно было нельзя. Разговор становился слишком серьезным и совершенно не предназначенным для его ушей. - Лу-учики!.. Дужку замка - хрясь! Напополам! Да если бы эти лучики подлиннее сделать, ими бы бронеходы... на куски! Запросто, только так! А видюшка с кассетами, мать твою, а? Кино показывает... во! - Ларк для убедительности покрутил в воздухе руками, изображая нечто круглое. Цепляющийся за зубы язык уже не поспевал за мыслью. - Кажется, потрогать можно! Руку туда сунуть! Об... Объем! Откуда?! Нет у нас такого! Не док-катилась еще наша техника! Майк похолодел. Голографический плейер... У него дома, в Каменном, остался такой. С автономным блоком питания, приводом для просмотра компакт-дисков, устройством для приема телеканалов... Они с Кэном купили его на первую же большую выручку от выгодной продажи "собачьей травы", в Новых Улицах - так проводники называли меж собой тот мир высоких технологий. Сюда-то как попал подобный плейер?! Какой самонадеянный идиот притащил?! Держал бы себе в Каменном, всем бы спокойней было. Джордан молчал, размеренно покачиваясь вперед-назад. А Ларк, поскольку его словесным излияниям никто не мешал, разгорячился, размахивая руками, и даже смахнул с ящика кружку Джо: - Ну хрен бы с ними, с зажигалками, с видюшками! Купили их те жулики с рук, на рынке - и все тут! Концов не найдешь! Но деньги-то! Зачем тот мужик хранил у себя пачку денег?! Денег страны, которой нет?! И никогда не было?! Майк теперь уже не просто похолодел, а чуть не вздрогнул. Кое-как придал своему взгляду ужасно бессмысленное выражение. Закатил глаза и медленно прилег на мешок подмокшей ваты. Только бы не обратили внимания, сколько он на самом деле выпил... Иначе нипочем не поверят, что незваный собутыльник от возлияния повалился спать. Пристукнут, и дело с концом. С этих станется... - Джо, я знаю - наши ребята из отдела считали меня тупым, за глаза дуболомом звали... Но я так понимаю: зачем этому типу было держать у себя дома деньги настоящие, со всякими водяными знаками и з-защитами... если на них ничего и нигде нельзя купить? Да еще целую пачку? Значит, знал, где они в ходу, а? И знал, как туда можно попасть?! Удача у нас в кулаке была... - Ларк попытался ухватить пальцами воздух, - да мы ее, трать-тарарать, упустили... Кто ж знал, что он окажется таким хлипким! У-ублюдок!.. Джо, ты чего молчишь? - Я слушаю, - отозвался Джордан. - А теперь заткнись, кружку мою подними... вон, у твоей ноги валяется... и слушай сюда. Все, что ты говорил, я сам знаю... Но хорошо, что ты тоже допёр... Ларк услужливо плеснул спирта в поднятую кружку и придвинул ее Джордану. Тот отхлебнул. - О чем это я? Да, проход... Наверняка он существует. Но сейчас мы с тобой его отыскать не сможем... Э... У нас ведь третий был? - вдруг вспомнил Джо. - Он где? Уже несколько минут Майк изображал из себя в стельку пьяного. Когда Ларк потряс его за плечо, он только дернул рукой и невнятно промычал в ответ. - А-а, да спит он... Накачался... Эх, сопляки зеленые... И выпил-то не так чтоб очень много... Джордан привстал, глядя на "спящего". - Да это, м-мать его, санитар из нашего отделения. Дружок этого, черномазого... - Какого?! - Да парень там один, на сутрангана похож, башка черная, глаза - во! - Джо двумя пальцами оттянул уголки глаз к вискам. - А этот... Хрен с ним, пусть дрыхнет. Слушай дальше... Сейчас проход мы отыскать не сможем. Нужна информация о подобных случаях, о некоторых людях... Значит, нам надо опять влезть под крылышко ком... ик!.. митета... И не нашего зачуханного Сельдена, где все равно ни хрена ни узнаем, а Федерации! А чтоб взяли... взнос нужен! Компроматик какой-нибудь. - Шпиона выявить, что ли? - Тьфу, Ларк, не зря тебя дуболомом звали! Да здесь все шпионы - агенты Федерации! Нас же самих потом за это взгреют! Нет, н-надо что-нибудь уголовное... Торговлю наркотиками, например... Или крупную кражу... Да хоть здесь, в госпитале. Не может быть, чтоб тут не воровали! Разоблачим подлого подрывателя б-боеспособности наших войск... - А как же мы потом из Сельдена - да в Федерацию?! - Главное - в комитет пролезть, а уж там... Положись на меня! Помнишь, кто нас уволил? То-то же! - Джо! Ты голова!.. Просто гений!.. - А ты сомневался?! Слушайся - и мы вылезем из этой кучи дерьма! Ну, дай пять! и собутыльники ударили по рукам. - Ничего, мы еще заживем, как люди... Слышь, спирт еще остался? Тогда забирай бутылку... Пошли... Спать пора-а-а... - А этот, санитар? - На хрена он нам?! Пусть здесь дрыхнет... Скрипнула закрываемая дверь. Майк осторожно приоткрыл глаза - собутыльники ушли. Теперь он остался один... Парень сел, встряхивая головой, словно хотел вместе с хмельной одурью стряхнуть с себя противно дрожащий страх. А если догадаются?! Надо все рассказать Кэну. Прямо сейчас. Может, рвать отсюда когти, пока не поздно?! ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ЛЕД ПОД НОГАМИ МАЙОРА 1. - Вот так, начальник... Шагай за мной. Рука поводыря тянула вперед. Джордан с завязанными глазами, машинально покрутив головой, словно рассчитывая что-то разглядеть сквозь плотный платок, нерешительно сделал шаг. Его руку выпустили, позади раздался скрип прикрываемой створки гаража. - Ну, вот и все. Мы на месте. Открывай глаза. Джордан сдернул повязку и огляделся - никакого гаража за спиной уже не было. Была кое-как сколоченная деревянная дверь на трех гвоздях и одной петле, прикрывающая вход в щелястый сарай. А они с проводником стояли посреди мощеной булыжником улицы. Да разве это улица? Просто коридор какой-то! Коридор с каменными стенами. Грузовик здесь точно не пройдет. Легковушка, пожалуй, проедет, но развернуться уже не сможет. Наверняка берегут средневековый заповедник для туристов, потому и не стали расширять улицы. Интересно, насколько велик этот старый район? - Пошли, начальник, - окликнул его проводник. - Покажу кое-какие места, где народ собирается... - Лось, оставь ты свои блатные выражения, - поморщился Джордан. - Я не следователь, а ты не на допросе. При упоминании о допросе Лось ехидно фыркнул. Невзрачный мужичок, ни тебе роста, ни тебе стати - за что только Лосем прозвали? Может, за большие и ветвистые рога? Девятый час вечера; на улицах почти пусто. Оно и понятно - это же не жилой квартал, а вроде музейного комплекса под открытым небом... Однако! А в музейных комплексах, оказывается, кто-то стирает и развешивает поперек улицы простыни и полотенца! "Может, это жилые дома обслуживающего персонала? Или просто для антуража повесили? Тогда это тряпье явно не соответствует эпохе", - подумал Джордан, глядя на веселенькие, в разноцветную полоску махровые полотенца, свисающие с веревок, протянутых между балкончиками второго этажа. Мимо с воинственными воплями промчалось несколько мальчишек лет семи-девяти. На перекрестке его проводник свернул в боковой проход (называть это улицей язык упорно не поворачивался), и Джордан, задумавшись, с размаху налетел на внезапно остановившегося Лося. Лось дрогнул и едва заметно дернулся в обратном направлении, словно намереваясь бежать, пока не поздно. - Лосятина! - радостно раздалось впереди. - Вот так встреча! И как кстати! К ним, улыбаясь до ушей, направлялся некий тип, чья рожа видавшему виды Джордану сразу показалась уголовной, хотя не отличалась ни злобным выражением, ни характерной стрижкой, ни выбитыми в драке зубами. За ним подползали еще двое. - А я как раз про тебя вспоминал, и про должок твой тоже! Ты, наверное, меня ищешь и никак не найдешь, чтоб отдать! Лось заверещал что-то оправдательное. Джордан снова поморщился. Обычный грабеж, даже если его спутник и в самом деле кому-то что-то должен... Хоть бы поскорее отвязались, что ли... Но остаться в стороне не вышло. Поскольку у Лося в карманах денег не обнаружилось, их решили поискать в карманах у Джордана. Он вздохнул: хочешь - не хочешь, а придется... - А ну, брысь отсюда! - на грабителей уставился ствол пистолета с глушителем. Можете убираться, пока я разрешаю. Лось жался спиной к стене, боясь лишний раз вздохнуть, и смотрел на Джордана, как на ненормального. А грабители неприятно заржали - точь-в-точь, как в идиотских боевиках. Они думают, что ему не хватит соплей выстрелить?! Пора их разочаровать. Джордан надавил на спусковой крючок. А ничего! Выстрела не последовало. Осечка?! Еще раз... Опять ничего! В шею и под ребра уперлось три лезвия - даже не ножей, а кинжалов длиной с предплечье. - У дяденьки со страху совсем черепица посыпалась, - с улыбкой сообщил товарищам заводила. - Забыл, где находится! - А может, он вообще чокнутый? - предположил другой. - Может, отпустим его, грех сумасшедших убивать! - Стра-а-ажа!!! - вдруг истошно завопил сзади Лось, от которого на несколько секунд отвернулись. Однако! "Стража" вместо полиции. Это на него средневековая обстановка подействовала, что ли? Да хоть стража, хоть полиция - не докричишься. Надейся только на себя. Однако вопль Лося хоть немного, да помог: грабители отвлеклись. Два выбитых ножа отлетели в стороны, один из нападавших с воем откатился, зажимая расшибленное (если еще не сломанное!) колено, второй от броска врезался головой в каменную стену, от третьего Джордан сумел увернуться. - Стра-а-жа! - продолжал надрываться Лось. Наивный... А третий грабитель, изрядно разозленный и более ловкий, чем его подельники, убегать и не подумал. С кинжалом наизготовку он кружил вокруг Джордана, наплевав на Лося, тем более, что должник успел отскочить на несколько шагов - если погонишься за ним, то обеих упустишь. А за углом забухали тяжелые шаги: на крик кто-то бежал. И явно не один. Неужели? Все-таки о безопасности туристов тут более-менее заботятся... Ого, вот это ничего себе! Четверо парней словно примчались с фестиваля любителей военной истории, причем так и не переодевшись. Кольчуги с пластинами, шлемы с забралами, наручи, поножи - все, как полагается. Эх, ну и блюдут же тут антураж! Заводила прошмыгнул мимо Джордана и бросился наутек. Двое припустили вслед за ним; двое других защелкнули наручники на запястьях обезоруженных грабителей. - Слушай, ты и в самом деле был ему должен? - запыхавшийся Джордан обернулся к Лосю. - Ага, - кивнул проводник. - Никак денег не наскребу, чтоб отдать. Тянул-тянул, да видать, у Чапы терпение кончилось. - И часто у вас происходят подобные представления? - Да бывает... А чего ты за ствол-то схватился, если сам такой крутой рукопашник? - Здоровье уже не то, чтоб показательные бои устраивать... Я вон этого типа швырнул, а завтра не сразу разогнусь. А может, уже сегодня вечером не разогнусь. И потом, меня зовут все-таки Ковбой Джо, а не Ли - Великий Дракон. А вообще... Не понимаю, что с пистолетом случилось? Надежная штука, сроду осечек не давал! - Это не осечка, - усмехнулся Лось. - Мы же в Каменном! - Ну и что? Какая разница, где?! - Э-э, не скажи! Большая разница, начальник! Разве я не говорил? Здесь порох не взрывается. - Не говорил! - подозрительно покосился Джордан. - Да ты все равно бы не поверил! Сказал бы - ненаучная фантастика! Фэнтези, блин! И еще начал бы перечислять книжки, в которых про такое же написано! А теперь сам убедился. Если все еще не веришь - то достань свою пушку и попробуй стрельнуть еще раз. Или порох из патрона выковыряй и подожги. Сам увидишь! - И... И почему это так? - Кругляши устроили. - Кто?! - Ну, местная администрация. Круг. Вообще-то, хм... Они себя называют "Колдовской Круг", но ты ведь меня на смех поднимешь... - Да пусть называют, как хотят; мне-то что!.. А интересно, что и как они с порохом сделали? - Они сами тебе расскажут. Завтра все равно пойдем в городскую управу, на регистрацию. - Зачем? - насторожился Джордан. - Ну, как я понял, ты ведь здесь поселиться собираешься? А жить в Каменном без регистрации нельзя. Да тебе просто никто угол не сдаст, пока твоего личного жетона не увидит! - А если нелегально? - Ну, до первой проверки, до первого патруля... Это же все равно, что у вас без паспорта. Да вообще... Джо, не усложняй себе жизнь! Регистрация - это совсем не страшно. Проведут с тобой беседу, да и все. Зато потом Каменный - твой дом родной. - А-а, я понял. Жетон - это вроде пропуска обратно, так? - Не совсем. Жетон ты предъявишь проводнику, чтоб он тебе ориентиры показал. Тогда сможешь спокойно гулять туда-сюда. А без жетона с тобой ни один проводник разговаривать не станет! Регистрация - она для того, чтобы ты дорогу в Каменный не смог выдать. Если захочешь кого-нибудь добровольно привести - пожалуйста. Запросто. А вот если тебя начнут пытать, или в мозгах ковыряться, или волю подавлять, чтобы про переходы вызнать, то ты просто сдохнешь. До того, как успеешь рассказать, - Лось ехидно ухмыльнулся, не без удовольствия наблюдая за перекошенным лицом Джордана. А лицу было от чего перекоситься... "Теперь понятно, отчего загнулся на допросе тот "путешественник"... И дело было вовсе не в передозировке, в которой меня обвинило служебное расследование... Получается, упомянутая "беседа" при регистрации - это вроде глубокого ментоскопирования плюс одновременно кодировки. Однако! А если выудят из памяти тот случай? Да чего там "если" - точно выудят! И дадут тогда не жетон, а коленом под зад. Если еще не чего-нибудь похуже." - А если... Если я не пойду ни на какую регистрацию?! Вот возьму и вернусь обратно, я запомнил калитку! - Скатертью дорога! Только опять в Каменный ты не войдешь. Ты же ориентиров не знаешь! И сроду не узнаешь. А я в ваш вонючий мирок больше не сунусь! И другим закажу туда ходить! Так что хрен тебе в лапки, гражданин начальник! - Лось торжествовал. Брал реванш за то, что к стенке прижали. "Ничего, Джо, теперь ты под чужую дудку попляшешь! Беги, беги обратно! Для Каменного это - не потеря. А вот ты желанный сладкий кусок потеряешь. Не зря же ты сюда так рвался, не от простого же любопытства... Заело, должно быть, всё..." - Ты думаешь, что, кроме тебя, я больше ни одного проводника не найду? - Ха! Ищи! Может, лет через десять и найдешь... На меня-то ты случайно наткнулся. Джордан зубами вытянул из пачки сигарету. А ведь проводник прав... Он действительно искал почти десять лет. И действительно, вышел на Лося случайно. Второго случая может и не быть - ни через десять лет, ни через двадцать. Шут с ним, пусть радуется, что "гражданина начальника" обманул. Хотя и вправду обманул. Ничегошеньки не сказал о пропусках и об этом треклятом порохе! - Ладно, Лось, остынь... Я не для того сюда просился, чтоб вернуться и привести ораву своих коллег. Они мне самому поперек глотки. Мне от вашего руководства скрывать нечего. "Ой ли?!" - Ничего, кругляши разберутся! - Ладно, замнем пока... Пошли. Кстати, а куда нам дальше? - Ко мне домой. Тот, про кого я говорил... Короче, встретитесь у меня. Чтоб тебе до поры не светится в местных заведениях... Джордан молча шагал рядом с Лосем. Получается, патрульные в доспехах - вовсе не ряженые на потеху туристам, а самая что ни на есть суровая необходимость? В этом странном городе не действует огнестрелка... Н-да. Говорил ведь Лось, что Каменный город - необычный, да разве ж можно было предположить, насколько... "Если бы я не собирался поселиться здесь, я мог бы из какого угодно проводника вытрясти какие угодно ориентиры! И безо всяких регистраций получить доступ к переходам. Для этого достаточно всего лишь проникнуть в Каменный, а я уже внутри. Но глупо гадить под дверью собственной квартиры - правда, пока еще гипотетической. Будущей квартиры. Надеюсь, что она все-таки станет настоящей... Да есть и еще одно препятствие. Не думаю, что длинные мечи здесь носят только стражники. Если вдруг придется пригрозить кому-нибудь, чем я могу его испугать? Бесполезным пистолетом? С холодным оружием надо тренироваться годами, прежде чем что-то начнет получаться, и мне в мои годы и с моим здоровьем на это рассчитывать уже не приходится. Поздно. Эх, лет бы десять назад! Да нет, пожалуй, пятнадцать! Десять лет назад у меня рука была уже никакая. Это вам не дома, не в родном кабинете, где достаточно папочку с полки снять и зачитать что-нибудь там записанное... И все, клиент готов. Здесь до папочек с копроматом мне еще далеко... Чтобы они появились, нужно время. Значит... Выход один - надо принимать условия Круга." - Лось, а может, ты мне хоть что-нибудь объяснишь по поводу этих странностей с порохом? Ты вроде бы обмолвился, что это сделал Круг? - Да, их работа... - А зачем? Насильственное насаждение рыцарских времен и правил благородного боя, что ли? - Все намного проще, - снисходительно пояснил Лось, - ты, начальник, слышал поговорку о том, что большим пистолетом и боевой магией можно добиться куда большего, чем одной боевой магией? - Слышал, но там речь шла не о боевой магии, а о добром слове... - Значит, поговорку слегка переиначили... Но это, в общем-то, и есть ответ. Круг решил избавиться от преимущества большого пистолета. И даже от преимущества арбалета и лука... - А от этого-то как?! В них же нет пороха, это просто метательное оружие! - Кто его знает - как, но луки и арбалеты в Каменном моментально теряют упругость. И не только деревянные, а даже те, которые из специальных сплавов. Правда, есть шанс, что успеешь выстрелить и даже попасть в цель за пару секунд после того, как вынырнешь... Но для этого, сам понимаешь, надо быть очень навороченным стрелком. И в руках кругляшей остается самое сильное здешнее оружие - боевая магия. - Магия?! Ну вот, опять началось дешевое фэнтези! Лось сердито огрызнулся: - Ну, начальник, я же говорил - смеяться будешь! А если слово "магия" не нравится, назови это как хочешь, как-нибудь по-другому... Но кругляши могут такое, что не по зубам ни тебе, ни мне, ни любому нормальному человеку! Вот завтра сам убедишься. - Обозвал бы их экстрасенсами, что ли... Меня от "колдунов" и в самом деле с души воротит. Хотя, Лось, ты прав. От названия суть не меняется. Правящая верхушка, как ее ни назови, нашла способ сосредоточить силу в своих руках... - Я их понимаю, - пожал плечами Лось. - Они защищают свой дом. От всяких граждан начальников... Джордан усмехнулся. Но промолчал. * * * "Заповедник непуганых экстрасенсов", - раздраженно бурчал себе под нос Джордан. Сюрприз следовал за сюрпризом. Оказалось, что в Каменном еще и электричества нет! В квартире Лося, где проводник решил любезно приютить гостя на ночь, Джо в темном коридоре сразу машинально начал шарить ладонью по стене в поисках выключателя. И прервало его поиски хихиканье хозяйской жены - так смеются над малышом, делающим полнейшую, с точки зрения взрослых, глупость. Оказывается, излучение линий электропередач ужасно мешает тонкой и сверхчувствительной ментальной сфере хозяев города. И потому, уважаемые сограждане, живите при свечках! А утюги разогревайте с помощью угля. Ну, конечно, если кому-то очень захочется, он может купить для своей бытовой техники автономный блок питания. Запросто, в Новых Улицах продается. "Вот зарегистрируешься, тебе любой проводник ориентиры даст, и можешь бегать за АБП-шками, все равно как за свежими булками по утрам", - успокоил гостя Лось. - "Правда, если использовать их для освещения жилья, дорого получится. Джо, да не выдумывай ты! Живем тут все при свечах и керосинках, и ничего. Зато много другого хорошего... Того, чего у вас нет." Джордан ворчал. Его совсем не вдохновляла свечная романтика и перспектива бегать за батарейками в другой мир. То, что Джордан принял за тщательно сберегаемый средневековый уголок старого города, оказалось самим городом. Наутро, пока Лось вел его к зданию управы, была возможность в этом убедиться. Теперь они шли заметно дольше, чем вчера от перехода до дома Лося - через весь город, к восточной окраине. По неожиданно чистым узеньким улицам, безо всяких там вонючих луж и охапок мусора; мимо рыночной площади, пестрая толпа на которой напоминала массовку малобюджетного фильма в жанре "фэнтези" - когда просто выгребли со склада поношенные костюмы всех времен, стран и народов, да и нарядили статистов во что попало. А-а, сказочка - так сказочка, сойдет! Зритель скушает! Интересно, что за "режиссер" тут с целым городом в сказочку играет? В кабинете городской управы Джордана встретили четверо. Смуглая и темноволосая молодая женщина ("Кобылица арабских кровей" - сразу обозвал ее про себя Джо, не красавица, но очень сочная); гладенький, холеный и упитанный чиновник средних лет с пышными усами; тощая сушеная вобла неопределенного возраста, упакованная в строгий костюм; и низкорослый, поджарый, весьма бодрый старичок-одуванчик. С новоприбывшим гостем Каменного беседовали долго - почти целый день. Да-а, с определением "непуганые" применительно к экстрасенсам Джордан несколько поторопился. Уж на что он сам никогда не замечал у себя способностей к сверхчувствительности, но разлитую в воздухе паранойю можно было ощущать буквально кожей. Особенно расстаралась "арабская красотка". Она взялась за гостя первой, остальные вышли; но Джо готов был поручиться, что троица во время беседы сидела в соседней комнате у слухового отверстия (а может, и у динамика - кто их знает; может, они напоказ пренебрегают техникой, а втихомолку охотно ей пользуются?). Кстати, допрос был просто безграмотный. Любой вчерашний выпускник полицейской школы провел бы его лучше. Потом красотку сменил упитанный усатый чиновник. Он настолько явно и увлеченно играл в крутого следователя, что Джо усмехнулся про себя: для полноты антуража, пожалуй, не хватает только направленной в глаза лампы. Но если в вашем средневековом гнезде нет электричества, чем ты мне в лицо посветишь? Свечкой? Или керосинкой? А может, запаха керосина ваши сверхчувствительные натуры тоже не переносят? А усатый вдруг встал и вышел. И вернулся с лампой - очень похожей на обыкновенную настольную, но вместо плафона на гибкой "шее" была прикреплена сплошная полусфера. Чиновник развернул эту полусферу к собеседнику, покрутил какой-то регулятор на подставке, и в глаза Джордану плеснулся ослепительно яркий поток света. - Итак, на чем мы остановились? - спросил почти неразличимый за световым ореолом темный силуэт. "Телепаты!" - ёкнуло у Джордана внутри. Он-то сидел и ждал, когда его поведут в комнату, набитую сложными приборами и наденут на голову шлем с проводами, а им-то вовсе никаких приборов и не надо! И пока он хихикал над безграмотным допросом, они спокойно разглядывали его мысли, как букашку под микроскопом! Вот так влип... К концу дня Джордан сам себе напоминал прокрученную между валиками стиральной машины простыню. Или пустой тюбик из-под зубной пасты. Эти четверо от души постарались, чтобы новый кандидат в граждане Каменного города сполна почувствовал себя на месте подследственного. Напугали ежа голым задом! Как будто раньше ему не приходилось такого испытывать! Но все-таки мысль, что в мозгах покопались телепаты, обдавала слишком уж неприятным холодком. В приемную, где устало развалился в кресле Джо, вышел старик. - Мы сообщим решение Круга завтра, - сухо сказал он. - А разве вы... - Мы - всего лишь эксперты. Принимать решение будет Круг. Особенно в вашем случае, Джордан. Учитывая некоторые моменты вашей служебной биографии... "Ага, раскопали..." - Лично я буду настаивать на разрешении, - пообещал старик. - Мое слово имеет в Круге определенный вес. - Вы знаете, и тем не менее... - Любой человек имеет право изменить свою жизнь, - произнес старик несколько высокопарным тоном. - Ваши истинные намерения не противоречат интересам Круга. "Насколько же глубоко вы покопались в моих намерениях? Да впрочем, я действительно хочу распрощаться со службой и с коллегами, и не трястись остаток жизни, как на пороховой бочке, что меня заподозрят в разглашении какой-нибудь засекреченной фигни или пришьют к наспех склепанному делу, чтобы отмазать настоящего виновника. И житье в Каменном более всего для этого подходит. Я ничуть не врал. И хорошо, что вы можете в этом убедиться. Однако... Чего-то ты, дедуля-одуванчик, слишком благодушно ко мне настроен. Вон, ваша жгучая южная молодка просто потоки ненависти изливала. Да и та вобла тоже... Тьфу! Нельзя же так! Он же мысли читает!" Старик повел плечами. - Успокойтесь, Джордан, я не могу читать мысли буквально - каждое слово, каждую фразу. Я ясно чувствую ваше смятение, недоверие, опаску, но не в состоянии воспроизвести слова, которые вы сейчас про себя произносите. Это умеют некоторые мои коллеги, но не я. Почему я это вам объясняю? Потому, что понимаю - очень неприятно ощущать себя перед собеседником открытой книгой. И мне не хочется, чтобы ваше недоверие портило наши отношения, - и он многозначительно замолчал. "А ты, дедуля, на что-то рассчитываешь... Зачем тебе понадобилась дружба с отставным особистом? Или есть какие-то проблемы в вашем любовно обустроенном, чистеньком гнездышке?" Матвей выглянул в окно вслед уходящему Джордану. Надо, надо настоять на разрешении. Хотя, конечно, Зира будет метать громы и молнии, да и Густав, скорее всего, поддержит ее. Ну, Луазвиль... У этой вместо чувств один сплошной калькулятор. Факт "за" - факт "против". Выложит перед Кругом свою калькуляцию, и все. Но ведь "против" можно превратить в "за", смотря с какой стороны подойти... Похоже, этот новичок - как раз то, что нужно. И не ему, Матвею, лично - а по большому счету, всему Кругу. Да вот только как это остальным объяснить?! ...Назавтра Джордану выдали личный жетон - металлический кругляш (кругляш?! ха-ха!) с петелькой для шнурка и гравированным символом города - восьмилучевой звездой. Что-то вроде очень распространенной эмблемы путешественников - розы ветров. Такая же "роза" из белого и синего стекла красовалась над входом в местное культовое сооружение, помпезно именуемое "Храм Ушедших" (или, как Джо уже успел разузнать у горожан, в просторечии обзываемое "Уходняк") - небольшой, изящных очертаний собор готического стиля, выстроенный напротив городской управы. Эту церквушку попросили как следует рассмотреть и запомнить; а потом, взявши в ладонь свой личный жетон, представить ее себе, желательно во всех подробностях. - А теперь посмотрите на свой жетон, - попросила скучная пожилая дама-чиновница, которую Джордан увидел сегодня впервые; но в уголке кабинета, за ее спиной, с деланно-равнодушным видом перекладывал какие-то бланки уже ему знакомый старичок-одуванчик. По окружности металлического кругляша бежали вспышки голубоватых искр. - В этом и состоит способ идентификации, - пояснила дама. - Надо взять в руку жетон и представить мысленно фасад Храма Ушедших. В чужой руке жетон не засветится, он настроен лично на вас. Поздравляю, теперь вы - полноправный житель Каменного и обладаете всеми правами и привилегиями... Джордану показалось, что она с трудом сдерживает зевоту. Старик отложил бумажки и вышел вслед за ним в коридор. - Поздравляю, Джордан! Признаться, это было нелегко. - Вы о чем? - удивленно приподнял брови Джо. - Об этом, - старик указал на кругляш в ладони Джордана. - Помните наш вчерашний разговор? А по поводу прав и привилегий, а также местных особенностей... Думаю, вам нужно узнать о них поподробнее. Идемте-ка в мой кабинет... * * * - Ну, вообще-то я не знаю... - озадаченно наморщил лоб крупный рослый парень, смуглый, с чем-то неуловимо цыганским во внешности. - С одной стороны, соблазнительно; с другой - я не хочу наниматься к кому-то на постоянную работу. Ответственность, обязанности... Предпочитаю быть сам по себе. - А ты все-таки подумай, - посоветовал Джордан. - И сколько времени у меня на раздумья? - Да как надумаешь, так и приходи! Для "сквозняка" у меня всегда вакансия найдется, - весело пообещал Джо. - Да ну?! Посмотрим! - парень в тон ему так же весело сверкнул ярко-зелеными глазами. Резко развернулся, шагнул в сторону - и исчез, только мелькнул в воздухе пышный темно-каштановый хвост, стянутый на затылке бечевкой. В зале таверны следом за ним взметнулся порыв ветра. - Б-р-р-р! - Джордан покрутил головой. - Не первый раз уже вижу, а все равно не верится. Так и хочется встряхнуться и проснуться, когда кто-нибудь перед носом в воздухе растворяется... - Ничего, привыкнешь! Это ведь Каменный... - сказал позади Митяй. - Кстати, о "сквозняках"... Ты к местным особенностям еще не привык; так вот, к сведению... Деньги и ценности всегда держи в сейфе, а ключ, ясное дело, при себе. В сейф никакой "сквозняк" не залезет, если он, конечно, не умелый взломщик. А на складах устанавливают защиту, чтоб товары "ветром не сдуло". В "Фазане" уже пора подновлять. - А-а... Э-э... - Кругляши защиту ставят, - снисходительно пояснил Митяй, глядя на растерянную физиономию Джордана. - Какие-то поля, сквозь которые не "пронырнешь". И на квартиру тоже можно. За плату, разумеется. Где-то на полгода хватает, потом надо подновлять. А этого вот типа, - Митяй махнул рукой в сторону, где исчез парень, - лично я не советовал бы нанимать. - А почему? - Да ветреный он... Одно слово - "сквозняк". В голове ветер. Сначала делает, а уж потом думает. А делает только то, что хочет. В жизни ни дня не работал. А зачем ему? Для него практически нет дверей и замков. Куда хочет - туда войдет, чего захочет - то возьмет... Зачем работать-то? - Ну, проводник - это тоже все-таки работа. - А, - махнул рукой Митяй, - для Вэра это так, повод устроить себе приключение. Ввинтиться в какое-нибудь опасное местечко, пошуровать там и исчезнуть. Нервы себе пощекотать... Да ладно, если бы только себе. А то и спутники из-за его разгильдяйства в дерьмо влипали. Черныш, и тот не стерпел, в прошлом году дал-таки ему коленом под зад. Ну и правильно! Кэн под пытку угодил из-за того, что проводника на месте не оказалось; Вэрчик, видите ли, на поиски приключений усвистал! Ладно еще, покалечить не успели... - Кэн Черныш? - перебил Джордан ворчание в адрес разгильдяя Вэра. - Погоди-ка... А какой он из себя? - Невысокий такой, коренастый, ноги коротковатые... На одного восточного актеришку похож, не помню, как того зовут... Пацаны мои как-то притащили кассету с боевиком; я смотрю - ба, вылитый Кэн! На лицо не очень, а по фигуре точно похож! И такой же шустрый. Скачет прямо как теннисный мячик! - Значит, Черныш - азиат? - Наполовину. У него мать - азиатка, он лицом в нее удался. Глаза немножко раскосые, а волосы - как будто головой в черную тушь макнули. Потому и Черныш... Джо, а ты с ним знаком, что ли? - Может быть. Если это тот, о ком я подумал. Хм... А лет ему сколько? - Что-то около тридцатника. - Вполне может быть, что он... А у них с Вэром какие-то особые отношения? Ты сказал: "Даже Кэн не стерпел"? Значит, он выходки Вэра дольше всех терпел? - Ну да, этот оболтус ему вроде бы как воспитанник. Кэн его в Каменный привел, еще малька. Подобрал беспризорника на какой-то войне... - На войне? А давно это было? - насторожился Джо. - Лет десять назад. Честно говоря, я мало что об этом знаю. Вроде бы у Кэна проводник там погиб, и он потом еле выбрался... "Вот так финт... Значит, тогда добыча буквально из рук ушла... Я мог бы найти Каменный еще десять лет назад, если бы не этот тупица Ларк! Дуболом проклятый, все испоганил!.." - Я-то с Кэном почти и не был знаком до этого его похода, - продолжал Митяй, сам все больше в Горы лазил, а таверной маманя занималась. Потом уж, когда она слегла, мне пришлось участок бросить... Но я помню, какой он тогда вернулся. - Ну, и какой же? - поинтересовался Джо. - Неживой! - вдруг с неожиданной злостью выпалил Митяй. - Тень одна... Ходит, разговаривает, а глаза пустые. Как у зомбяка. - Надо же, "как у зомбяка", - передразнил Джордан. - Где ты их видел, зомбяков-то? В кино? "Интересно, а что Кэн об этом в Каменном рассказывал?! А то вдруг расписал в красках всю свою печальную историю, и теперь здешним умникам останется только сложить два и два, чтобы догадаться..." - Он с тех пор ни с кем дружбы не водит. В "Фазан" изредка заходит - проводника нанимать, а сидеть тут - почти и не сидит. Все один... - Настолько необщительный? - Да нет, поговорить-то он может, и вообще парень приветливый, обходительный. Но близко к себе никого не подпускает. Разве что Вэра рядом терпел, да и то, как я уже говорил, в прошлом году наконец-то отшил обормота. Ну и правильно! И тебе его подбирать не советую. - С одной стороны - да, - пробормотал себе под нос Джо. - А с другой - жалко "сквозняка"-то упускать. Возможности-то у него немеренные... Ну ладно, посмотрим. Может, парень еще и сам откажется. "Особенно после того, как Черныш расскажет ему обо мне много хорошего", добавил он про себя. - Слышь, Митяй, а когда этот Кэн здесь появится? - Где-то в последних числах сентября. Ну, и закрытие сезона он, разумеется, не пропустит. Так что второго октября жди его в "Фазане", он обязательно будет... Джордан вышел на улицу, запрокинул лицо, подставляя его солнцу, краешком заглянувшему в этот каменный колодец. Над крышами нависали горы. Так близко, что казалось - огромный гелиевый баллон причудливой формы закреплен где-то позади ближайшего дома. Вон на той скале четко видны все разломы и складки, и можно даже различить толстое корявое дерево над обрывом... Фокусы перепутанных-перекрученных пространств. На самом деле к подножию гор надо идти часа полтора, или минут за двадцать-тридцать можно доехать верхом. (Иначе никак - транспорта в городе нет. Здесь не только порох, но и бензин не воспламеняется. А трястись на велосипеде по бугристой булыжной мостовой - удовольствие сомнительное.) Местные жители зовут их - Горы. Именно так, с заглавной буквы. Самая странная частица этого замороченного и непонятного мирка. Место, где растет некое растение с крупными мясистыми листьями, называемое "собачья трава". А внутри этих листьев, похожих на треугольные собачьи уши, полным-полно тягучего желто-зеленого сока с сильным резким запахом. Сока, который затягивает глубокий порез за пару часов, а запущенную гнойную рану - за три-четыре дня. Джордан машинально потер левую руку. Да, только благодаря этому соку рука при нем и осталась... Правда, к перемене погоды ноет и разламывается, сволочь; но все же, худо-бедно гнется, и пользоваться ей вполне можно. Без "главной" руки было бы совсем хреново. Вот ведь угораздило же родиться левшой! Честно говоря, совсем недавно он и сам всерьез не верил, что попадет сюда. И вот - пожалуйста! Если не веришь - подними голову и посмотри на висящую над тобой скальную гряду. Место, карту которого никто ни разу не смог составить. Потому, что каждого путешественника Горы ведут особым, одному ему открывающимся маршрутом, и если возьмешь нарисованные кем-то другим кроки - все равно не найдешь ни одного отмеченного на них ориентира. Место, в котором невозможно залезть на чужой участок - ты просто не попадешь туда. Горы не пустят. Проплутаешь несколько дней и выйдешь на то же самое место, откуда начал путь. Конечно, хозяин участка может привести тебя с собой, но только вряд ли дождешься от кого-нибудь из "собачников" подобного дружеского жеста. Он уж скорее свою жену тебе на ночь предложит, чем поведет чужака на свою поляну. Изредка бывает, родственники вместе обирают участок; но чаще всего добытчики пробавляются в одиночку. А многие и к покупателям потом товар везут сами, никому не доверяя свое "жидкое золото". Дело трудное и опасное. Наверняка многие из "собачников" были бы довольны, если кто-нибудь помог с поиском покупателей, дал надежную охрану для доставки, или вовсе купил оптом все летние заготовки... А Кэн... Да пусть рассказывает что угодно - все равно вид на жительство уже получен. Джо потрогал висящий на шнурке медальон. А вообще-то интересно будет с Чернышом побеседовать... Джордан усмехнулся своим мыслям и пошел обратно в зал таверны. На сегодня еще много дел. И до второго октября тоже очень далеко. - Ого, я смотрю, вы уже вполне неплохо устроились! - Матвей оглядел сияющую свежим лаком обшивку стен. - Очень нарядно, свежо... Хотя вообще-то многие предпочитают дерево в чистом виде, без лака, в крайнем случае - натирают вощиной... - Лак - это намного практичней. Особенно для заведения, где кто-нибудь так и норовит наблевать на стену. Или съездить по ней грязным сапогом. А лакированную доску тряпочкой протер - и все в порядке, - пояснил Джордан. Итак, дедушка-кругляш пришел в гости. Уж наверняка не за тем, чтобы интерьером полюбоваться. - Просто поразительно, как быстро вам удалось взять "Золотой Фазан" в свои руки. И что же, Дмитрий охотно уступил вам свое заведение? - А почему бы ему не уступить? - Оно для него очень дорого. Митяй ведь сам бывший "собачник", и обожает здешнюю публику, а публика обожает его... - Он не устоял перед ценой. - Вы купили себе большие заботы и хлопоты, - сочувственно улыбнулся старик. Теперь, Джордан, чтобы сохранить клиентуру, вам придется "держать марку". И еще вопрос, как примут вас завсегдатаи... - А что, могут быть какие-то проблемы? - Наверно, вы еще не очень хорошо разобрались в местной специфике, - улыбка Матвея на этот раз была снисходительной. - "Золотой Фазан" - это не просто заведение, куда приходят поесть и накачаться спиртным. Это - своеобразный деловой центр "собачников"... - Я это знаю, и потому купил именно "Фазана", - перебил Джо. - ...Если вы не понравитесь публике, народ просто постепенно перекочует в какое-нибудь другое место, и тогда вы уже не сможете их контролировать. - А почему таверна - единственный способ делать это? - спросил в лоб Джордан. Разве "собачники", да и представители прочих занятий, не могут объединиться в артель? В городе есть меняльные конторы и зачатки банковского дела; разве в нем не может возникнуть биржа? - Не может, - с мягкой улыбкой Матвей посмотрел Джордану в глаза. "И понятно, почему. Потому что вы не хотите", - взглядом ответил Джо. Матвей прошел вглубь зала, осторожно тронул пальцем скамейку - не липнет ли лак, присел. - Джордан, Каменный - наш дом. Нам стоило очень многих трудов заполучить его в собственность. И теперь мы поставим здесь такую мебель и повесим такие занавески, которые нам нравятся. И сделаем на двери такой замок, чтобы наш дом действительно был, как гласит пословица, нашей крепостью. - Хм... Но ведь чтобы проникнуть в крепость, необязательно штурмовать ворота. Это можно сделать многими другими способами. Прорыть подкоп, перелезть через стену, подкупить охрану... - Джордан, здесь откуда-то дует, - Матвей с покряхтыванием поднялся со скамьи. Может быть, продолжим разговор в кабинете Митяя? Ах, прошу прощения, в вашем кабинете... - Пожалуйста. - Да, и еще... На кухне ремонт уже закончен? Сможете угостить старика чайком? 2. Тридцатого сентября, в восьмом часу вечера он вышел из дома и направился... Нет, не в сторону вокзала. Сначала пристроил пакет с мусором на куче возле переполненного контейнера; из-под ног метнулась вспугнутая кошка; ветер носил по двору грязные скомканные газеты. Кэн остановился под аркой проходного двора. Задрал подбородок, подставляя лицо ветру. Усмехнулся. Картинка прямо как в начале старого, знакомого с юности, когда-то любимого и заезженного до скрипа фильма. Все было почти как там. Но, в отличие от его героя, Кэн знал, куда ему идти. В "Золотой фазан", куда же еще... Пора проведать собратьев по ремеслу, хотя, честно говоря, совсем не хочется. Но надо. Как-никак, послезавтра - второе октября. Пьянка-гулянка, окончание сезона сбора, и его, Кэна Черныша, день рождения. Вот ведь как совпало! Вообще-то он никогда своим именинам значения не придавал и никогда их не праздновал, но в этом году вышел особый случай. Ему исполняется тридцать, и Вэр, зараза, решил с размахом отметить юбилей друга - оповестил всех знакомых и полузнакомых, и пригласил их в "Золотой фазан". Самого виновника торжества, естественно, не спросивши. Только вчера перед фактом поставил, когда в гости заскочил. Сюрприз, блин! Теперь хочешь - не хочешь, а пои эту ораву и сиди с ними в кабаке. И столько друзей сразу нашлось! Кэн даже и не подозревал об их существовании. Ко второму октября почти весь народ возвращается с Гор; дольше там делать нечего. Даже в последней декаде сентября "собачью траву" почти никто не собирает, все только перетаскивают в город давно заполненные и припрятанные на участках фляги с целебным соком. Вообще-то листья будут зеленеть до самого снега, но что толку от октябрьского перестарка? Сок из него быстро загустеет и превратится в бесполезный студень, а разводить его спиртом и делать настойку невыгодно; больше денег на спирт истратишь, чем от продажи настойки выручишь не ценится она, нет в ней той силы, что в чистом соке. Конец сентября - конец сезона. Погреба заполнены бутылями и флягами; теперь можно хоть немного отмыть с ладоней крепко въевшиеся желто-зеленые пятна, дать отдых натруженным ногам, скинуть с натертых плеч лямки рюкзаков - кому ненадолго, до торгового похода, а тому, кто оптом сдает урожай перекупщикам - аж до следующего лета. Ну, и разумеется, опрокинуть по стаканчику - за то, чтоб хорошо хранилось да подороже продавалось! За то, чтоб не попала вода в погреб и не пошли прахом тяжкие и долгие летние труды. Попробуй-ка, повыжимай измельченные листья и стебли вручную - поначалу из-за ломоты несколько ночей не уснешь. Зато выжатый руками сок хранится вдвое дольше, чем сок из-под пресса, и ценится много дороже: покупатель с наметанным взглядом и тонким нюхом сразу определит разницу. Потому-то всегда и узнают настоящего "собачника" по крепкому, как тиски, рукопожатию. Каким бы мелким и тощим ни был он сам, лапищи у него всегда железные. А на гулянке молодежь обязательно будет меряться силой, тягаться "на локотках" и сминать в ладонях пустые консервные банки из толстой жести. Праздник с каждой рюмкой будет все больше и больше набирать обороты, пока не превратится в бурную попойку с битьем посуды и мордобоем. Вот этого уже Кэн терпеть не мог, и всегда старался улизнуть до того, как приятели начнут промахиваться вилкой мимо тарелки и громко выяснять, кто кого не уважает. Но в этот раз, похоже, придется сидеть до победного конца. А может, взять и удрать потихоньку в самый разгар вечеринки, а гостей и расходы оставить на Вэра? Он народ пригласил - вот пусть и отдувается. Ведь знал, зараза, что Кэну этот праздник сто лет не нужен, и все равно сделал по-своему! Да, действительно... Оставить его с гостями, а самому смотаться в более приятную компанию. На Традантскую линию, например - к Маринке в гости, или на тамошнюю рок-тусовку. За четыре месяца тишина и одиночество настолько обрыдли, что приятно окунуться в трёп и гам шумной толпы, в возню длинноволосых молодых щенят. Ночевать по общагам и грязным облезлым "хатам", где плотность тараканов на единицу площади вот-вот перевалит критическую отметку; питаться пивом и вареной кукурузой... А потом - опять в Каменный, нанимать проводника и развозить постоянным заказчикам товар. У дедушки Аркелия в обители икона, наверное, уже весь свой чудотворный елей выплакала. Ждут - не дождутся поставщика с новой партией, хихикнул Кэн. А может, сразу туда сока отвезти, а уж потом, с денежками в руках, по Траданту гулять? Этот маршрут нетрудный, вряд ли поездка надолго затянется; пожалуй, в Траданте даже осень еще не успеет закончится. "О-осень, сви-иньи яблоки жру-у-ут..." "Тьфу, чего-то меня не в ту сторону заносит..." А уж потом - в Скочлан. Б-р-р! В эту голую холмистую пустыню, в это разбойничье гнездо, где из любой расщелины в любой момент может вывалиться шальная вооруженная орава. Нечего пенять - сам такие места нашел! Мог бы и поспокойней найти, или вообще сдавать сок перекупщикам. Конечно, выручка меньше, зато своей шкурой рисковать не надо. А шеф монастыря хорошо-о платит! За то, что полая бронзовая статуя какого-то тамошнего великомученика истекает пахучим желто-зеленым елеем. Еще бы ему не платить - с паломников, которые сцеживают это лечебную жидкость в махонькие пузырьки, он все равно намного больше получит. А ведь началось все с того, что лет девять назад некий бродяга прятался от полицейского патруля в закоулках церковного лабиринта, и тараканом заполз внутрь небрежно опрокинутого набок изваяния. Отчаянно зажимая нос, чтоб не чихнуть от пыли, Кэн задел ладонью наслоения чего-то густого, маслянистого на стенке статуи. От не фига делать ковырнул - палец наткнулся на углубление. Ого, а тут, похоже, была дырочка. Только сейчас она забита засохшими потеками и пылью. И здесь тоже. И здесь! А зачем? Может, это было учебным тренажером для акупунктуры? В нужное место уколешь - вода брызнет. Вряд ли, учебные фигуры всегда делают в естественный рост человека, и уж никак не сидящими на корточках. Кажется, сквозь дырки что-то выпрыскивали, только очень давно. Ароматическое масло? А почему из статуи? А что, если?.. Эй, бронзовый приятель, недолго тебе остается зеленеть от скуки среди ошметков паутины - "собачника" посетила Муза! Правда, скольких трудов стоило настоятеля уговорить... Суровый и недоверчивый дядька попался. Зато потом сам ощутил выгоду от вновь, спустя многие годы, возродившегося в своей обители "чуда". Но так, зараза, и не признался - кто же раньше-то им травяной сок привозил? Кэну очень хотелось это узнать просто из профессионального любопытства. А то, что места опасные... Шут с ним, с риском-то, уже привык. Без него даже как-то скучно, пресно. Хотя когда-то нарочно полез туда, где проще простого получить стрелу в спину или кинжал под ребро. "А почему не пулю?" На этот вполне резонный вопрос любой "собачник" ответит, что туда, где летают пули, а не стрелы, со своим особым товаром лучше не соваться. Там народ в чудеса уже почти не верит. И следовательно, платить за них не хочет - это во-первых. А во-вторых, там неизвестную науке пахучую жидкость первым делом потащат в лабораторию, а потом устроят на поставщика облаву. На фиг надо... Лучше уж по средневековой глуши прокатиться. Проблем меньше. Кэн Черныш. Вверх по реке. ...В детстве он твердо знал, что станет рыбаком. Когда вырастет, он заведет себе лодку и сеть, построит собственную хижину на побережье, возле которой его будет встречать с моря большая лохматая собака. Маленький Ичиро был твердо в этом убежден. Всегда, сколько помнил себя. Да и что же тут удивительного? Какое еще будущее мог представить себе пацан, подрастающий на задворках большого порта, в пригороде, поглотившем рыбацкую деревушку? Мир состоял из запахов морской соли, рыбы и водорослей, из хрустких ракушек и шелестящей под ногами высохшей чешуи, из куч вонючей рыбьей требухи и птичьего помета, из чаячьего гама и пароходных гудков. Так было. А однажды летом, на шестом году его жизни, мать привела очередного гостя. Вообще-то он ничем не отличался от тех чужих дядек, что частенько оставались в их доме на ночь, шумно сопели за тонкой перегородкой и мешали Ичиро спать. Так же, как и все другие гости, он потягивал рисовую водку и жаловался на трудные времена: мол, хиреет народ, вырождается, детей рожают мало, здоровых из них еще меньше, учить некого, а ведь спрос-то есть... Ичиро, как всегда, уснул под пьяное бурчание и громкое частое сопение. А наутро мать торопливо и скомкано, словно стараясь скорее покончить с неприятной темой, объяснила ему, что он должен отправится вместе с господином Найто в какую-то школу далеко в горах. С трудом оторвав от себя ревущего пацана, она повесила ему на плечо котомку и клятвенно пообещала, что на новогодние праздники обязательно навестит Ичиро, и если ему не понравится в школе, то она непременно заберет его оттуда. ...На новогодние праздники мать так и не приехала. Уже подходила к концу весна, когда совсем отчаявшийся пацан рванул в бега. Двое суток по лесу, еще сутки "зайцем" в дымном лязгающем поезде, под скамейками, ползком от бдительных проводников, и вот он - дом. Теперь уже чужой. Возле хижины развешивала белье незнакомая женщина. Она сказала, что прежняя хозяйка продала им с мужем эту халупу, а сама подалась куда-то вместе с проезжим торговцем. И все. ...Двое старших учеников терпеливо ждали у изгороди. Ждали, когда совершенно обалдевший, оглушенный от неслыханного предательства Ичиро заметит их сам. "Ну что, набегался? Выбирай - или идешь вместе с нами назад, или останешься здесь, но мертвым." Тогда он струсил. Смалодушничал. Надо было выбрать смерть и разом избавиться от всего. Но вместо этого он вибрирующим от страха голосом пролепетал, что пойдет назад... И много раз потом пожалел об этом. ...Жизнь тут не ценилась - каждый лишний рот был обузой. Ну, грохнется ученик со скалы; ну, откажет сердце от нагрузок; ну, забьют старшие строптивца палками со злости - жалко, что ли? Вон их сколько, целая орава. И еще народятся... А не народятся - так мало ли подкидышей под дверями приютов оставляют? Все в дело пойдет, лишь бы малец был здоровый. На "чистоту крови", когда-то рьяно соблюдаемую, давно уже наплевали. Всякий сгодится, даже полукровка вроде Ичиро, которого мамаша, портовая шлюха, прижила от заезжего шотландского моряка. Ну и что с того? Зато пацан здоровый и выносливый, как молодой бычок. И очень гибкий для своего коренастого телосложения - в мать удался, та вон змейкой под гостем извивалась... Хотя, кто знает, что из него потом вырастет? Как отцовская порода проявится? А порода дала о себе знать весьма скоро. "Целый год бьюсь с этим выродком, и все без толку. Хочет - делает, не хочет хрен заставишь." "Значит, наказываете мало." "Да уж куда больше-то? Он уже и так дергается, как припадочный, стоит кому-нибудь подойти - просто подойти, даже не замахнуться! Или наоборот, сам с кулаками кидается. А еще - прятаться вздумал. Заползет куда-нибудь, как таракан, от тренировок отлынивает, и ищи его!" "Ну, значит, хоть что-то дельное в нем есть - способность к маскировке..." "Вам, уважаемый, все шуточки, а за подготовку этих лоботрясов спрашивают с меня!" "Но ведь из Ичиро все равно не получится хорошего бойца. Это уже видно." "Тьфу! Вот ведь попался слабонервный тюфяк! Кто же знал-то?.. Может, избавиться от него, а? А то вдруг опять сбежит? Ушлый звереныш-то, в прошлом году удрал, так ведь не догнали! Просто догадались, что домой пойдет, больше ему некуда. Запросто ведь мог выдать!" "Убить никогда не поздно... Вот что, отдайте-ка его мне. Посмотрим, если у мальца котелок варит, буду его медицине учить." "Ладно, попробуйте..." Шесть зим, семь лет. Капельками с водостока - одинаковые дни. Затекшая от сидения спина и синяки по всему телу после тренировочной площадки; тихое позвякивание игл и стук деревянных мечей; грязные котлы, ведра с водой и дрова; бамбуковая палка, пинки и тычки. Семь лет... А незадолго до тринадцатилетия наставник его огорошил. "...Тебе ведь уже почти тринадцать? В начале октября? Что ж, пожалуй, пора. Иначе ты не сможешь учится дальше." Он сперва не понял - без чего нельзя будет учится? Неужели посвящение?! Так рано?! Об этом обряде среди ребятни ходили жуткие слухи. "Зна-аете, а после посвящения никто уже не может без разрешения из клана уйти! И ослушаться приказа тоже не может." "Как?" "А вот так: если все-таки удерет или приказ не выполнит - то умрет!" "Ага, ври! От чего умрет-то? Разве что найдут и убьют?" "Да никого искать не придется! Болезнь начинается. Нутро все выгнивает, понятно? Будешь несколько недель мучится, а потом сдохнешь! Или если про клан кому-нибудь расскажешь, так же сдохнешь." Даже теперь, с высоты своих тридцати лет, Кэн не рискнул бы назвать эти ребячьи "страшилки" чистым вымыслом. Особенно после того, как узнал от Юльки о существовании совершенно реальных и довольно мощных методик внушения. Наверняка при посвящении в члены клана применяли какое-то глубокое кодирование, только в отличие от юлькиных знакомых психологов напускали побольше мистического тумана. Но тогда-то мальчишка принимал россказни о колдовстве за чистую монету! В тот год август висел над горами сырой пеленой; серые дни стекали капельками с крыш и, как при пытке, долбили по макушке. День, еще день... Вот уже середина месяца... И наконец - ночь, ненастней и непроглядней которой ему не доводилось видеть. Ну что, рискнем? Он бежал вдоль берега, по мелководью, чтобы не оставлять следов. Хотя все равно догадаются, что беглец ушел по широкому ручью, который ниже по течению станет небольшой речкой... Надо выиграть сутки. За это время он доберется до прибрежных деревень; там уже наверняка найдутся лодки. В лодке он будет продвигаться намного быстрее, а в устье речки - он точно знал - есть порт. Небольшой, но туда и иностранные корабли заходят. Забиться в трюм, и... За океаном не найдут. А тем временем над рекой сгустился непроглядный туман. Очертания берегов исчезли в молочной взвеси, вскоре Ичиро перестал видеть даже собственные ноги. Раз, другой, третий оступился, ухнул с головой под воду, потом плюнул на попытки идти и поплыл - осторожно, потихоньку, то и дело нащупывая ступнями дно, чтоб не оказаться на глубине. Кстати подвернулось под руку плывущее бревно, он уцепился за него и перестал барахтаться: пока можно перевести дух, а там посмотрим, куда вынесет течение... Когда туман рассеялся, Ичиро не узнал берегов. Он не узнал леса. На правом берегу вместо чащи торчали какие-то жиденькие рощицы, а слева к реке подступали двухэтажные каменные дома совершенно незнакомого вида. Откуда они здесь взялись?! Он не мог добраться до деревни так быстро! Да и откуда в деревне такие дома?! Нет, это же целый город! Но какой?! Отчаянно подгребая, Ичиро погнал бревно к берегу. Мощеная булыжником улица начиналась прямо от воды; раннее утро, вокруг пусто, ни души. "Где я?! Куда я попал?! Ой, кого бы спросить-то?! Да хотя бы чуть-чуть сог-г-грется-а..." Мальчишка припустил рысцой по улице, уходящей вглубь города. Здесь опасаться нечего - на камнях никаких следов не остается. "В-вот-т сейчас найти какой-нибудь сарайчик с тр-ряпьем или с сеном..." Он дернул на себя приоткрытую калитку из чугунных прутьев - кажется, за ней глухой двор, где вполне может оказаться сарайчик. Но двор оказался проходным, и никаких сараев в нем не было. Ичиро шагнул назад, за решетчатую калитку - и не узнал города. Улица по непонятной причине стала втрое шире, дома - совсем другие, с оштукатуренными фасадами, и крыши другой формы, и окна... Он же был здесь несколько секунд назад! Как?! Почему?! Что все это значит?! Его встряхнуло от озноба и страха. Бежать, бежать, спрятаться! ...И тут очень кстати попался на пути сарайчик с кучей старого тряпья. ...Просвет дверцы загородила грузная туша. "Ба-атюшки, а это что за гость?! Ну, ты чего молчишь? Чего глазами сверкаешь, а, волчонок?" Он уставился на хозяйку сарая - тетка была молодая, толстая, белокожая, а из-под косынки выбивались жидкие светлые кудряшки. Такие же, как у людей из западных стран (которых он видел на картинках и которых наставник обычно называл "западными варварами"). Такие же, как на фотокарточке у его отца. "Куда же я попал?! Она говорит на чужом языке, но я почему-то понимаю ее! Понимаю, что язык - чужой, и понимаю все, что она сказала... Почему? Разве такое бывает?!" "Черныш, чего молчишь? Мокрый, грязный... Что, рыбачил и в речку булькнулся? А почему ты в одних штанах? Одежду потерял? Или украли?" "Я з-заблудился", - еле выдавил он. "Пошли в дом... Сейчас воду согрею. А когда зубы стучать перестанут, будем разбираться, где ты заблудился." Тетка сняла с его головы прилипшую нитку водорослей. "Звать-то тебя как?" "А ведь она понимает, что я сказал... Откуда она знает наш язык?! Или она читает мысли? Но ведь я точно не могу их читать, и я понимаю ее слова... Б-р-р! От этого можно свихнуться!" "Ну, так как тебя зовут, а, Черныш?" Да, кстати, а как его зовут? Ичиро наверняка будут искать. Куда бы ни попал - а осторожность не помешает. "Я... Я Кэн." ...А позже Матильда показала ему проходы в Каменный город. В тот самый, к чьей набережной он выплыл верхом на бревне, и откуда через калитку, над которой кто-то сподобился сорвать табличку-указатель, выскочил в Ольден. В ближайшее сопределье, прозванное каменскими жителями "Вершинки" - за то, что в ясную погоду над окрестностями Ольдена появлялся мираж - вершины призрачных гор. Тех самых, что широкой дугой окружают Каменный. Тех самых, где растет "собачья" трава. И до которых ольденские любители путешествий ни разу не смогли добраться. Мальчишке повезло - намного больше, чем он мог рассчитывать. Неизвестно по какой причине открывшийся, а потом захлопнувшийся коридор между мирами выпустил его и отсёк вероятную погоню. Это уже намного позже беглец сообразил, что, не попади он в Каменный, "бесшумные" нашли бы его где угодно - хоть за океаном. А здесь началась новая жизнь, в которой он стал Кэном Чернышом. В ней появились приемные родители, тетка Пана и дядя Франц, почему-то вообразившие, что исключительно все японские дети вежливы, тихи, послушны, любят учиться и уважают старших; и для которых Кэн очень скоро стал костью в горле. Появилась школа, в которой он тупо протирал штаны и на уроках разрисовывал цветными карандашами альбомы-раскраски. В жизни был Каменный с множеством переходов во всякие интересные места, где так здорово было бродить со знакомыми проводниками после (а то и вместо) занятий. А потом появилась затертая двухэтажная развалюха со странным названием "Дом культуры", где в неуютной комнате с осыпавшимся потолком репетировала самодеятельная рок-группа. Он стал для этой оравы всем - бригадой поддержки и службой быта, охранником и медпунктом. Ему даже было, по большому счету, наплевать - станет когда-нибудь группа Майка признанной и знаменитой, или нет. Он знал, что нужен им, и просто жил для этих ребят. А на потертые о школьную скамью штаны пришил две овальные заплаты из светлой кожи (издали было очень похоже на выглядывающую из дырок голую задницу), и написал на них несмываемым маркером: "Поцелуй меня сюда". Тетка Пана аж задыхалась от возмущения. ...А потом появилась и поляна в Горах. Тропа Черныша брала начало в узкой расщелине, ответвляющейся от маленькой (шагов по семь в длину и ширину) скальной площадки. С двух сторон площадка обрывалась в пропасть, с третьей к ней примыкала отвесная стена, а с четвертой слоистые глыбы распались, образуя узкий коридор, сквозь который слишком громоздкому человеку пришлось бы протискиваться боком. На площадке всегда гудел ветер, напирая упругой, плотной волной. На что уж Кэн не боялся высоты, но и он остерегался подходить к краю обрыва - того и гляди скинет потоком вниз! Но всякий раз, возвращаясь с участка, он прижимался спиной к скале и слушал однообразный, равномерный гул. Ветер... Он здесь всегда. * * * ...Настырный ветер швырнул в лицо пригоршню колкой пыли и несколько скрюченных листьев. Наверное, их сорвало с цветочного ящика на чьем-нибудь балконе - ну откуда еще в городе взяться листьям? В нем ничего не растет. Ни одного дерева, ни одной травинки из-под фундамента. Почему? Кто его знает... Некоторым не нравится; обзывают город "усыхающим" и "мертвым". Да в чем проблема-то?! Не нравится - не живи здесь. От Каменного не убудет... Он - всего лишь большая рыночная площадь на перекрестке миров, и ему совершенно все равно, кто топчется по горбатым спинам булыжников и шастает туда-сюда через двери, ворота и калитки с указателями направлений. А Кэну нравился этот странный мрачный город. Островок средневековой старины, не меняющийся уже, пожалуй, столетий шесть. А может, и больше. Давным-давно Круг впервые запер несколько свободных проходов из сопределья, защищаясь от каких-то опасных гостей. Так дальше и пошло: отгораживались, отгораживались, пока не остался пятачок, который часа за три можно обойти по периметру пешком (разумеется, не считая предгорья). Но если посмотреть на город сверху, с Часовой башни, то покажется, что ему нет конца-края - море крыш упирается в горизонт. Тоже зрительный эффект, фокусы перекрученных пространств, как и с Горами. Наконец-то знакомая дверь "Золотого Фазана". Последний раз Кэн тут бывал месяца четыре назад, перед уходом на участок. За сезон-то он, конечно, несколько раз заходил в Каменный за продуктами, но на посиделки времени не было. Да и с кем сидеть-то? Летом все "собачники" в Горах. Интересно, кто-нибудь из знакомых болтается сейчас в таверне? 3. На высокой полированной стойке тепло-золотистого дерева негромко наигрывал ритмичную мелодию магнитофон с автономным блоком питания; рядом, покачивая головой в такт, буфетчица Раиса протирала стаканы. Кэн окинул взглядом зал. Народу немного, знакомых вроде бы пока не видно. Но... Странно - кажется, что-то не так. Чего-то не хватает... Он снова огляделся. Столов не поубавилось, барная стойка на месте, полки с бутылками не опустели, фазан с оперением из золотистой фольги тоже на своем привычном месте - на жердочке в углу над стойкой. А, вон оно что! Нет "доски объявлений"! Строго говоря, это совсем не доска, а просто полосы ненужных обоев, которые Митяй пришпиливал кнопками к деревянной рейке, изнанкой наружу, чтобы удобнее было записывать на них - кто ищет себе проводника, охранника, помощника, кто сам хочет наняться... Теперь этой "доски" не было. Странно... Обычно, когда листы полностью исписывали, хозяин тут же вешал новые. А почему же сейчас не повесил? Сейчас, когда самое время искать спутников для торговых походов? Может, вместо старой доброй "доски" придумали что-нибудь новенькое? Увидев Кэна, Раиса оживилась: - О-о, привет, Черныш! Давненько не заглядывал! Ну, как урожай? - Неплохо, Раиска, неплохо! Не меньше, чем в прошлом году. - Значит, удачно! Ты знаешь, Вэр уже заходил, предупреждал, что вы праздновать собираетесь... Кэн закатил глаза к потолку и тихо выругался. - Да ладно тебе, Черныш, он же как лучше хочет, чтоб вы юбилей отпраздновали, повеселились... - Это для Вэра - веселье! А для меня - хлопоты и расходы, а для вас - битая посуда и поломанные стулья! На фиг надо... Вот возьму и вообще смотаюсь отсюда куда-нибудь, аккурат второго числа! Раиса вздохнула. На лице у нее было написано недоумение: ну скажите, какой нормальный человек не захочет отпраздновать свой день рождения?! - Ну, как хочешь... Сейчас будешь что-нибудь брать? - Буду, но попозже. Слушай, Раиска, а куда "доска объявлений" подевалась? Что, Митяй забыл новый лист повесить? - "Доски" больше не будет, - поджала накрашенные губки буфетчица. - Хозяин распорядился убрать. Теперь все, кто работу дает или ищет, должны записываться у него в тетрадке и платить за это... - Что это с ним?! Какая курица его клюнула? - Ну, вот так уж решил! Ему доход дополнительный, раз заявки платные. - Митяй вообще оборзел! - Да не Митяй это... А, ты же не знаешь... У нас уже четвертый месяц другой хозяин. Он еще в июне у Митяя заведение перекупил. - Интересно, интересно! И кто этот шустрый тип? - Какой-то чужак, не местный. Он в Каменный недавно пришел, еще ничего у нас тут не знает. Зато кличку сразу с собой принес! - хихикнула Раиса. - Даже голову не пришлось ломать, как его обозвать! Клички заменяли в Каменном фамилии, и редко кто обходился без "погоняла". А здешние наблюдательные острословы умудрялись подобрать прозвище так, что оно прилипало намертво. - И как же он вам представился? - Ну, конечно, не сам представился, а наши услышали, как его охранники зовут: Ковбой Джо! Он с собой каких-то знакомых привел, двое сейчас в таверне по вечерам дежурят, пьяных усмиряют... Последняя реплика буфетчицы проскочила уже мимо Кэновых ушей. От имени нового хозяина в голове прокатился тяжкий одуряющий гул. Ковбой Джо... Джордан Уилбур? Неужели? Или всё-таки не он, другой? Мало мужиков по имени Джо, что ли? Может быть, всё-таки... А? Ну, пожалуйста, пусть это будет не он! Раиска, видя, как переменился в лице ее собеседник, даже слегка испугалась: - Кэн, да ты чего? Вы что, с ним знакомы? - Н-не знаю...Может, да, если это тот, про кого я подумал... Раиса, а какой Джо из себя? - Лет ему примерно сорок пять или немного больше, сухощавый такой, подтянутый, безо всякого там брюшка... И, знаешь, выправка в нем чувствуется! Наверно военным когда-то был. А лицо... Оно у Джо какое-то бесцветное. Как будто его хорошенько отдраили щеткой с порошком, и все краски смыли. Ничего запоминающегося, ни одной приметной черточки, кроме... - ...сломанной переносицы, - уверенно закончил за нее Кэн. - Ой, а ты откуда знаешь? Ты же его еще не видел! - Знаю. Потому что это я ее сломал. Раиска ахнула. И больше - ничего. Горы не рухнули. Джо в Каменном, а Горы не рухнули. А Кэн навалился локтями и грудью на стойку и затих. Чего угодно ждал, только не этого. Десять лет назад - зима, полуразрушенный обледенелый город, гражданская война... Кэн и Майк. До весны... ...В кузове нещадно трясло. "Улан" шел с такой скоростью, словно под колесами у него была бетонная автострада, а не кочковатая грунтовка, - видимо, водитель был в душе гонщиком. - Черт побери! - стонал Майк после очередного прыжка на очередной выбоине. - Еще пять минут такой езды - и у меня позвоночник в штаны ссыпется! Кэн в ответ лишь неопределенно пожал плечами, не отрывая рук от поручня. - Ну почему эта прошмандовка не взяла госпитальную машину, а?! Сейчас ехали бы в кабине, как белые люди, да и не трясло бы так - Шенк никогда без необходимости не гоняет... - Раз машину не взяла - значит, никто Мартышку в этот Павичек не посылал! Значит, самой туда понадобилось... Небось, встречу там назначила. - А мы-то ей на фига?! - Да уж не свечки держать! Наверно, сговорилась подставить свою дырку за пару бутылей спирта, а мы их обратно потащим. А то вдруг потом попутки не подвернется... Машина вывернула на центральную улицу, в конце которой находился склад - Кэну уже доводилось ездить туда за медикаментами. Неожиданно "Улан" остановился. Марта выскочила из кабины: - Эй, ребята, вылезаем! Тут уже недалеко, пройдем дворами... Друзья переглянулись. Похоже, и в самом деле Мартышка направляется отнюдь не на склад. Они вслед за провожатой плелись узкими переулочками, вдоль покосившихся заборов и сараюшек. Пригород удивлял неживым молчанием. Ни дыма над крышами, ни лая собак. Все местные отсюда разбежались, что ли? Но над трубой домика, возле которого они остановились, вилась сизая струйка. Значит, кто-то все-таки здесь живет... Марта распахнула перед спутниками дверь. Однако! В комнате тепло, и печка еще не остыла. - А где же хозяин-то? - удивилась Марта. - Куда его унесло?! Да наверно, где-то неподалеку бродит... Ладно, ребята, давайте-ка пока кипятку согреем, чаю попьем. А там, глядишь, и этот тип явится... Пока растопили заново печь и вскипятили чайник, никто не появился. Марта вытащила откуда-то из ящика коробку. Кэн втянул ароматный запах - черт побери, он уже начал забывать вкус настоящей заварки - не каких-нибудь там аптечных травок пополам с мусором, которыми худо-бедно пробавлялись в госпитале. Он уже почти допил свою кружку, когда Майк вдруг повалился грудью на столешницу. - Чего-то голова ни с того, ни с сего закружилась... "Наверно, опять погода меняется. Еще бы - март, весна на носу", - успел подумать Кэн до того, как к горлу подкатила тошнота, в ушах зазвенело, а комната повернулась вокруг него по оси. ...Очнулся он от тупой боли в ляжке - Марта со шприцем в руках сидела рядом на корточках. Он лежал на полу, со скованными за спиной руками, а ноги, не мудрствуя лукаво, просто стянули капроновым шнуром. Кэн чуть скосил взгляд и увидел ноги Майка, прикрученные такой же веревкой к спинке и прутьям корявой железной кровати, которые, наверное, во всех мирах одинаковы. Марта встала и отступила на шаг, а на ее место рядом присел Джордан. - Ну что, ребятки, здравствуйте... Вы уж извините, что пришлось вот так негостеприимно, но разговор у нас с вами намечается серьезный... - Да, - эхом откликнулся Ларк из угла рядом с кроватью. - И если вы не... - Ларк, заткнись, - тихо, но как-то очень весомо сказал Джо. Ларк понял. И заткнулся. До Кэна с трудом доходило происходящее. Тошнота все еще висела в горле, а сердце еле-еле шевелилось. Значит, эта сволочная баба... Получается, что-то было в чае... Что-то, сильно и быстро понижающее давление... - Значит так, парни, чтобы вокруг да около не ходить, скажу коротко и прямо. Вы - не наши. - В смысле?! - недоумевающе переспросил Майк. Кэн, кое-как приподняв голову, теперь видел, что руки друга тоже скованы наручниками, а соединяющая "браслеты" короткая перемычка перекинута через перекладину кровати. Короче, Майк был пристегнут к койке "в растяжку". - Разумеется, я не имею в виду, что вы агенты Федерации, или, тем более, Юга... - продолжал Джо. - Это было бы полным бредом. Ну, какие из вас агенты?! Смех, да и только. Вы сами по себе, и заняты исключительно спасением своих шкур, но... Но вы - чужаки. Вы - не здешние. Надеюсь, вы понимаете, о чем я? - Совершенно ничего не понимаю! - Майк попытался возмутиться, но его голос вдруг сорвался. - Зря, зря... - сочувственно покачал головой Джо. - Вы прекрасно все понимаете... Особенно ты, - его палец уперся в Майка. - Думаешь, я поверю, что ты способен провалиться в пьяный сон всего лишь после двух глотков?! Так что не прикидывайся, наш разговор со стариной Ларком ты слышал, очень даже хорошо слышал! - Ну и что? - Майк, насколько позволяли наручники, пожал плечами. - А то, парни, что вы пришли к нам в гости из-за грани... или из параллельного мира, или как там еще вы это называете... - Бред! - резко перебил Кэн. - Чушь! Ты чего, со скуки фантастики начитался, что ли?! Книжный бред в голову ударил?! - Не хами, малыш, - на губах Джо вызмеилась улыбка. - Отпираешься?! Так будут тебе доказательства. Он выставил на стол стеклянный аптекарский пузырек с рельефными метками-делениями, на одну треть заполненный желто-зеленой жидкостью, густой и тягучей даже на вид. "Сволочь!" - мысленно выругался Кэн. - "А ведь сказала, что полицейские просто вылили весь наш драгоценный товар в унитаз, якобы приняли его за неизвестный наркотик. Значит, прикарманила, сука!" - Ну как, ребятки, знакомое зелье? - ухмыльнулся Джо. - Может, расскажете, откуда оно у вас? - Народное средство для лечения ран, - сказал Кэн как можно более спокойно. - Из трав, сами сделали. - А рецепт, видимо, от бабушки достался?! - От дедушки! Да хоть бы от кого достался, тебе-то что?! - неласково огрызнулся Майк. - А то, - голос Джордана стал очень серьезным, вся язвительная веселость в момент испарилась. - Вы, наверно, уже в курсе, что раньше я работал в организации, которая по долгу службы должна была знать все обо всем. Так вот, я вам авторитетно заявляю, что подобного лекарства у нас не существовало. Нигде. Ни в одной стране. Ни в официальной медицине, ни в знахарской лавочке. Так откуда оно у вас? - Если вы о чем-то не знаете, то это не означает, что этого "чего-то" нет на свете, - тихо и серьезно ответил Кэн, почему-то вдруг перейдя на "вы". - Может, вам просто не полагалось знать. - Зато вот это мне знать полагалось! - Джо сунул руку во внутренний карман и с торжествующим видом вытащил купюру. Держа ее за уголок, помахал перед носом Майка: - Совершенно подлинная купюра, с водяными знаками, со всеми полагающимися степенями зашиты... Слишком круто для шутки, для игрушечной денежки-розыгрыша, ты не находишь?! И к тому же, она словно случайно выпала из той пачки, которую мы изъяли при обыске у того типа; просто один в один... Не притворяйся, ты же не спал и все слышал! Невероятное совпадение, не правда ли? Как она попала в твой рюкзак?! - Значит, ты мне ее и подложил, - Майк нагло посмотрел Джордану в глаза. - Э-э, дружок, не я ее там нашел, - и Джо кивнул в сторону Марты. - Она баба простая, проще ручки от швабры, хотя кое в чем и хитрозадая. Нашла непонятную бумажку и мне показала. Марта, ну, а ты чего молчишь? Подтверди ребятам мои слова, видишь, они же не верят! Из витиеватой рамочки в центре купюры на опростоволосившихся авантюристов надменно смотрел президент Соединенных Штатов Америки - страны, которой в этом мире никогда не было. Майк тупо уставился на купюру, а сердце с дребезгом катилось в пятки. Лопух! Разгильдяй! Надо же было так глупо попасться! Не перетряс рюкзак после прошлого похода... Значит, это все-таки Марта схватила его без спроса. Значит, не ошибся, когда показалось, что вещи сложены как-то не так... Влип. Ох, как влип! Они оба влипли... - Ну вот что, парни, - нарушил молчание Джо, - конечно, я мог бы сообщить о вас куда следует, и приложить к делу эту денежку, но... Наверно, вы уже догадались, что ради этого мне не было бы никакого смысла приглашать вас на беседу в это уединенное место. Поэтому... Поэтому предлагаю взаимовыгодное соглашение. - Чего вы хотите? - спросил Майк внезапно севшим голосом. - Честно говоря, мне без разницы, откуда вы к нам попали, хоть с другой планеты. Хотя не тянете вы на инопланетных агентов, сноровка не та... Ну, это так, лирическое отступление. Откуда бы вы ни пришли, там наверняка ситуация не такая аховая, как складывается здесь. И поэтому давайте-ка отправимся туда все вместе, одной дружной компанией. И как можно скорее. А я, в свою очередь, помогу вам отсюда выбраться. Наверняка с этим у вас какие-то сложности; иначе зачем вы стали бы торчать всю зиму в этом дерьмовом месте? - Джордан, мы не можем вернуться, - вместо Майка ответил Кэн. - Мы, похоже, застряли здесь... И, получается, влипли в тот же самое дерьмо, что и местные... - Значит, не хотите по-хорошему, - голос Джордана отвердел. - Джо, я не вру! - А вот это мы сейчас узнаем... Марта, ну как там проба на аллергию? - Покраснения нет, - медсестра показала Джордану царапину на запястье Майка. За большее я не ручаюсь. - Ну ладно, попробуем... Антишоковые препараты захватила? - Конечно, все, как договаривались. - Ладно, давай для начала половину дозы. Не бойтесь, ребятки, мы все сделаем аккуратно... Совсем не так, как там, куда я просто обязан был сдать вас обоих. Там вас накачали бы спецпрепаратами так, что из ушей бы потекло, и после той откровенной беседы ваши мозги стали бы годны разве что на жаркое... - Джо, не надо! - отчаянно крикнул Кэн. Майк молчал. - Не надо, мы и так все скажем! - Э, а откуда я узнаю, что вы говорите правду?! Мне нужны гарантии... - Джордан смотрел на часы. - Уже должно подействовать... Ну как, отрицательной реакции нет? Замечательно; давай, Мартышка, коли вторую половину... Ну-ка, парень, как тебя зовут? - Майк... - Настоящее имя? - Михаил Захаркин... - голос был тусклым, сонным, еле слышным. - Громче! Это твоя денежная купюра? - Моя... - вяло ответил Майк. - Отлично! Откуда она у тебя? - Осталась с прошлого похода... - Замечательно! Хватило ума не отпираться. Однако... Насчет купюры ты мог признаться и по доброй воле... - Джо рассуждал вслух, словно говоря больше сам с собой, чем с Майком. - Вот что, приятель, скажи-ка мне: постоянная женщина у тебя есть? - Нет... - А почему? Майк мотал головой и давился словами, но удержать их не мог: - Не нашел пока такой, с которой захотел бы... - А как же ты тогда обходишься? Самостоятельно, вручную?! -оживился Джо. - Да... - Джордан, да прекрати ты эту чушь! - не выдержал Ларк. - Какое тебе дело до его извращений?! Пусть как хочет, так и дрочит! - А такое, - снисходительно пояснил Джо, - я проверяю, насколько наш собеседник "дозрел". Насколько он раскрылся. Потому, что подобные интимные темы здравомыслящий человек, конечно, если он на самом деле не извращенец, с посторонними обсуждать не будет, а просто пошлет подальше. А теперь я уверен, что парень не врет. Он сейчас прекрасно соображает, все понимает, но совершенно не в состоянии врать или отмалчиваться. Ладно, перейдем к более насущной теме. Майк, где ты жи... - Не спрашивай! - его на полуслове перебил вопль Кэна. - Не спрашивай! Джо, подойди сюда, я объясню! Только не задавай ему вопросов! Джордан вопросительно повел бровью, однако счел нужным подойти. - Он кодированный! Понимаешь, Джо, кодированный! - приглушенно, чтоб не донеслось до ушей Майка, зашептал Кэн. - Как все проводники! Если начать задавать ему вопросы под психотропным средством про то, откуда мы пришли, он загнется! Джо, не дури! Не делай этого! Вам ведь нужен проводник! Майк проводник, без него мы не выберемся! - Проводник, говоришь?! - Да! Я правду сказал с самого начала - мы не можем сейчас уйти домой! Майк может "перейти" только по реке, по течению! Это невозможно сделать до ледохода! Он не врал - мы здесь застряли! - А ты тоже кодированный? - И я... - Значит, и ты - проводник? - Нет. Просто каждый житель нашего... нашего места жительства проходит эту процедуру. Чтоб нельзя было силой добыть у него сведения... Человек умрет раньше, чем успеет сказать что-то важное. - И все же те, кто это делал, далеко не все предусмотрели, - усмехнулся Джо. Подстраховались на случай физического принуждения... А вот ты уже согласен сотрудничать с нами добровольно, безо всяких пыток и психотропных средств. Так?! - Согласен! - быстро выпалил Кэн. Его комкал и скручивал страх: только бы поверили! Только бы не стали задавать вопросов Майку! Только бы согласились! А уж по дороге... - Ла-адно, - протянул себе под нос Джо. - Пожалуй, надо кое-что проверить... Майк! Ты - проводник? - Не надо! - снова рявкнул Кэн. Но ничего страшного не произошло. - Проводник, - вяло подтвердил Майк. - Ты сможешь уйти отсюда... уйти отсюда домой без своего друга? - Да. - А он - без тебя? - Нет. - Замечательно! - довольно улыбнулся Джо. - А без него ты согласен нас вести? - Если вы с Кэном что-нибудь сделаете... я вас не поведу... - с трудом выговорил Майк. - Благодари своего кореша, - Джо повернулся к связанному "колбасой" пленнику. Живи пока... А то, знаешь ли, нам лишний балласт ни к чему. Значит, Майк, ты согласен взять нас с собой? - А куда мне деваться, - тускло подтвердил Майк. - Ну, вот и отлично! Разумеется, ждать ледохода мы не будем. Поедем на юг через несколько дней, как только раздобудем документы. И порознь! Майк в компании Ларка, а я и Марта - с Кэном. Всем все ясно? - А пока куда мы этих парней денем? - спросил Ларк. - Майк вместе с нами вернется в госпиталь, а Кэна запрем в погребе, и вся недолга! Кстати, оставайся-ка его здесь караулить. На всякий случай. По части документов твоя помощь мне не понадобится, а в госпитале нас хватятся не сразу, если вообще хватятся... Пошли, спустим Кэна в погреб. - Эй, Джо, а как ты собрался его туда спускать?! На руках, что ли?! Он, зараза, знаешь, какой тяжелый! - возмутился Ларк. - А у меня дырка в легком только-только затянулась, как бы от натуги опять не лопнула! - Правильно, - встряла Марта. - Твой приятель дело говорит. Если у него опять рана откроется, он же сляжет, и хрен куда сможет поехать. И придется нам ждать неизвестно сколько... - А что ты предлагаешь?! - Да развяжи ему ноги, пусть сам слезает. Там лестница высокая, до самой крышки. Ну, поддержим его сверху... Да, к тому же, все равно надо будет ему ноги развязать, а то за несколько дней отнимутся! - Ладно, убедили. Ларк, возьми нож, - Джордан присел рядом с Кэном, распутывая веревку. Ткнул пленника пальцем: - Но! Одно резкое движение с твоей стороны - и у твоего друга останется только один глаз, - сказал он громко, чтобы не повторять для Ларка по второму разу. - Понял?! Так что давай без глупостей... - Понял... - Кэн медленно поднялся, давясь от злобы. "Ну ла-адно... Вот доберемся до города, и, когда Майк будет в безопасности..." - Только не задавайте ему вопросов! Никаких! И вообще ничего не говорите! Джо, ты понял?! Или вы потеряете проводника! - Пошел, - Джо указал на входную дверь. Лаз в погреб, судя по всему, был или в сенях, или вовсе на улице. Сзади ехидно хихикал Ларк. - Ишь ты, как дружок-то о тебе печется, - сказал он, поигрывая ножом перед лицом Майка. - Хороший, видать, дружок... А может вы с ним... того... - он снова хихикнул. - Раз у тебя бабы нет, сам сказал! Эй, тощий, слышь? Эй, ты, козел, к тебе обращаюсь! Пленник молчал. Просто потому, что не мог ничего ответить на нечетко сформулированный вопрос. - Козлы, блин... - в голосе Ларка послышались то ли раздраженные, то ли, как ни странно, завистливые нотки. - Откуда только вы, козлы, к нам приперлись... - Молчать!!! - в один голос рявкнули Кэн и Джо. Поздно... Глаза Майка вытращились, он хрипел, выгнувшись дугой. Из уголка рта ползла струйка слюны. Поздно... Всё. Теперь уже точно - всё. До Кэна это дошло за долю секунды. Он пинком сбил Джордана с ног и, не глядя, куда попал, довесил сапогом в лицо. Испуганный Ларк отшатнулся, не зная, то ли ткнуть ножом явно умирающего пленника, то ли это уже на фиг не надо. А Кэн метнулся вперед, прыжком через всю комнату. - Ма-а-а-йк! От удара ногой Ларк ловко увернулся, и даже сделал ответный выпад, целясь в противника ножом. И, кажется, попал - впрочем, Кэн сразу этого почти не ощутил, а Ларку этот удачный удар уже ничем не помог. От следующего пинка, вмявшего ему внутрь ребра, он взвыл и отлетел, а от третьего голова Ларка резко мотнулась вбок, да так и осталась вывернутой под неестественным углом на сломанной шее. - Ма-а-айк... Он подскочил к кровати, нелепо дернул скованными руками, словно забыв, что их сзади схватывают наручники. Наклонился, прислушиваясь к редкому, слабеющему дыханию. Майк уже не хрипел - глаза закатились, тело обмякло. Сзади донесся тихий всхлип - перепуганная Марта съежилась в углу. - Ты, дрянь, сделай же что-нибудь! - заорал Кэн. - Ты, медичка траханая! Все из-за тебя, курва! - Да бесполезно уже, - пискнула Марта. - Кончается он... - Ключ от наручников дай! Скорее! - Сейчас... Сейчас... - Марта полезла обшаривать карманы Джо. - Расстегивай, скорее! - Кэн рванул руку из стального браслета, прижал пальцы к шее Майка, нащупывая пульс. Нет... Бесполезно. Да ведь сразу понял, что всё бесполезно; знал, чем заканчивается попытка взлома кодировки, видал уже такое... Обширное кровоизлияние в мозг. Чтобы повредить его как можно сильнее, чтобы всякие хитромудрые сенсы вроде самих кругляшей уже не смогли выудить оттуда никакой информации... Всё. Парня не откачали бы и в лучшей больнице. Он отстегнул наручники на руках Майка. Перерезал веревки. Тяжело опустился на пол рядом с кроватью, уткнулся лбом в одеяло, закрыл глаза и стал ждать. Ждать, ждать, ждать того момента, когда можно будет открыть их и убедиться, что это всего лишь сон. Потому, что это не могло быть явью. Потому, что это не должно быть явью! ...Наверно, он все-таки свалился без сознания. Потому, что очнулся, лежа на полу; кровь на одежде уже успела подсохнуть, куртка была расстегнута, порез на груди перевязан (правда, кое-как - видимо, у Марты с перепугу тряслись руки.) Ни ее, ни Джордана в доме не было, свет за окном начал синеть, а тело Майка уже остыло. Выдолбить могилу в промерзшей земле - не получилось. Но в сарае нашлись бутыли с какими-то химикалиями и надписью на этикетке "Огнеопасно!". И дом заполыхал погребальным костром. Кэн немного постоял рядом, давясь удушливым дымом. А потом повернулся и побрел прочь, не разбирая дороги. Было все равно куда. И было все равно - что будет дальше. Вечер. Ночь. Он переставлял ноги, как заводная кукла. Вокруг там и сям торчали разнокалиберные одноэтажные домики посреди пустырей - наверно, когда-то это было дачным поселком, а теперь заборы вокруг огородов растащили на дрова. Когда Кэн почувствовал, что вот-вот свалится, то просто влез через выбитое окно внутрь ближайшего домика и просидел остаток ночи возле слабо тлеющего костра из остатков мебели. Утро... "Стой! Сто-ой! Стой, парень, там мины!" - его остановил истошный вопль какой-то тетки, волокущей вдоль поля санки с прикрученными к ним коробками. "Стой, не двигайся, я сейчас проводника приведу!" И он не двигался, увидев торчащий из-под снега корпус. Потому, что пробежка по таким минам давала намного больше шансов лишиться ног, чем свести счеты с жизнью - насмотрелся уже за зиму, понял... Эта перспектива Черныша ну никак не устраивала. И потому он стоял и не двигался, глядя, как навстречу ему, виляя заячьим зигзагом среди сугробов и холмиков, отыскивая одному ему известную безопасную тропку, топает пацан лет двенадцати, в солдатском ватнике до колен, вместо шарфа закутанный в женский клетчатый платок, а над платком сверкают ярко-зеленые глаза... ...Назад в Каменный его доставил "сквозняк" Вэр. Окольным путем, двигаясь "перелетами" по промежуточным ориентирам. Доставил и по прибытии получил от Черныша "добрый" совет - убираться куда угодно, только с его, чернышовых, глаз долой. Пацан пропустил совет мимо ушей и никуда не убрался. Прилип. Мозолил глаза, цеплялся, лез невовремя со своими проблемами, требовал внимания к себе... Конечно, заменить Майка юный бесшабашный охламон не смог. Да и вообще никто на свете не мог его заменить; но жизнь, упорно не желавшая обрываться ни под стрелами в Скочлане, ни под клинками в Тор-Кессе, как-то покатилась дальше... И вот - Джордан в Каменном. Глупо, конечно, было бы ожидать, что под ногами вздрогнет пол, а издали донесется глухой осыпающийся рокот. Интересно, Джо все эти годы только тем и занимался, что искал проходы, или наткнулся случайно? И случайно ли, что приобретенная им забегаловка - именно "Золотой Фазан", а не любая другая? Он ничего просто так не делал. Что-то этот гад затевает... И уже устанавливает свои порядки, видите ли! - Кэ-эн! Эй, ты уснул, что ли? - Раиска, - мысли медленно, с трудом возвращались к реальности, - у тебя карандаш найдется? Карандаш лежал на раскрытой "амбарной книге", заменяющей кассу. Раиса машинально протянула его Чернышу. А Кэн перехватил карандаш поудобнее, подошел к той самой стене, где раньше висела "доска объявлений", и, притворно-тяжко вздохнув, нацелился грифелем. - Эй, погоди! Ты чего это собрался делать? - одернул его окрик буфетчицы. - Возрождать старую традицию, - ответил Кэн и поднес карандаш к стене. - Черныш, постой! Не надо! - неожиданно резко и испуганно взвизгнула Раиса. Тебе же хуже будет! Думаешь, ты первый? Тут недавно Дон Липа тоже на стене заявку написал, да еще с этакой бравой ухмылочкой - мол, ничего я не боюсь! А к нему, значит, ковбойский охранник подходит, тряпку протягивает - на, оттирай, что намазал! Антошка начал рыпаться, а этот мордоворот как вцепится ему пятерней в волосы на затылке, да ка-ак шмякнет физиономией об стену, прямо носом в надпись - сейчас, мол, будешь языком ее вылизывать! Ну, куда Антошке деваться? Против такой гориллы не попрешь. Вымыл, значит, стену... Кэн стоял, не двигаясь. Его рука с карандашом замерла. Так и не коснувшись стены. Выслушав Раискину поучительную историю, он чуть повел бровями и обернулся: - Ладно. Убедила. Давай листок бумаги. На листке он крупно и коряво нацарапал: "Ищу проводника-"щелятника". Кэн Черныш". - Раиса, найди что-нибудь липкое - бумагу к стене прилепить. - Черныш, да зачем тебе?.. Ну чего ради ты нарываешься? Неужели тебя Вэр не отведет? Или Тапка не отведет? Зачем ты хочешь это повесить? - Надо, Рая, надо... Когда Джо увидит - он поймет. Кэн приклеил объявление липкой прозрачной лентой и, отступив на шаг, полюбовался своей работой. - Ну вот, остается только подождать, пока Джо выползет из своего кабинета - он ведь Митяевскую каморку занял, верно? - и увидит... - Его сегодня здесь нету, - буркнула Раиса. - Завтра будет. - Ладно. Значит, завтра зайду, - с очень недобрым оттенком в голосе пообещал Кэн и направился к двери. * * * ... Более всего он ожидал увидеть свое объявление демонстративно наколотым на гвоздик в сортире, или валяющимся на полу возле мусорной корзины, с отпечатком грязной подошвы поперек текста. И потому его немного удивило то, что ни там, ни здесь объявления не оказалось. Может, его сорвал кто-то из обслуги, и наглый вызов Джордану тихо-мирно отправился на дно мусорного бачка, никем не замеченный? - Кэн?! В коридорчике, где рядом со складом притулился "кабинет" хозяина, стоял Джордан Уилбур - Ковбой Джо. Почти такой же, как и десять лет назад. Разве что в коротко остриженных волосах прибавилось седины, а на лице - морщин, да еще переносица стала немного кривовата по сравнению с тем, какой она была до столкновения с чернышовым сапогом. На лице Джордана блуждала знакомая высокомерно-расслабленная полуулыбка. - Здравствуй, Черныш! Вот это встреча! - губы растянулись еще шире, а зеленовато-серые глаза, цвета пыльной травы, непроницаемы, словно шторки на окнах. Ничего в них не прочесть... - Здравствуй, Ковбой! - лицо Кэна спокойно и расслаблено, а матово-черные глаза темны и пусты, словно оконные провалы заброшенного дома. Попробуй, разгляди в них что-нибудь... - Я тебя сразу узнал, как только увидел. Ты почти не изменился, разве что возмужал, - отпустил "комплимент" Джордан. "Ага, и еще лохмы отрастил. По госпиталю-то бегал под "машинку" остриженный, а теперь вон какая копна на макушке. Не длинная и не короткая, средне-бесформенная, никакой моде не соответствующая. Самая подходящая прическа для путешественника-межпространственника, не то что хвост у Вэра. Влипнет он когда-нибудь со своим хвостом; слишком уж внимание привлекает." - И ты почти не изменился, разве что немного постарел, - в тон ему ответил Кэн. И демонстративно сунул руки в карманы. Джо сделал вид, что этого не заметил. - Ну так что, Кэн, кажется, ты хотел со мной поговорить? - Джо прошел в каморку, жестом приглашая Черныша следовать за собой. Открыл лежащий на столе "гроссбух".


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Улицы Каменного города"

Книги похожие на "Улицы Каменного города" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Ирина Миняева

Ирина Миняева - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Ирина Миняева - Улицы Каменного города"

Отзывы читателей о книге "Улицы Каменного города", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.