» » » » Лариса Романовская - Московские Сторожевые

Лариса Романовская - Московские Сторожевые

Здесь можно купить и скачать "Лариса Романовская - Московские Сторожевые" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Ужасы и Мистика, издательство Астрель-СПб, год 2012. Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Лариса Романовская - Московские Сторожевые
Рейтинг:

Название:
Московские Сторожевые
Издательство:
Астрель-СПб
Год:
2012
ISBN:
978-5-9725-2195-1
Скачать:
fb2 epub txt doc pdf
Вы автор?
Книга распространяется на условиях партнёрской программы.
Все авторские права соблюдены. Напишите нам, если Вы не согласны.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Московские Сторожевые"

Описание и краткое содержание "Московские Сторожевые" читать бесплатно онлайн.



Быт простой столичной ведьмы — штука веселая, но довольно опасная. Только соберешься омолодиться и начать новую жизнь, как вокруг немедленно начинают происходить всякие загадочные и не всегда приятные вещи. То замуж приходится срочно выходить, то сопровождать труп коллеги, которому требуется как можно скорее воскреснуть. Ну и как можно нормально работать в такой обстановке?! Однако главной героине этой книги, Лене Ириновне Субботиной, оказавшейся в самом эпицентре вышеупомянутых событий, к нестандартным жизненным раскладам не привыкать. Недаром она уже почти сто лет работает в должности московской сторожевой ведьмы…






Лариса Романовская

Московские Сторожевые

Эту книгу я посвящаю троим: моему покойному деду — Михаилу Ивановичу Горшкову, который научил меня придумывать сказки, моему другу и коллеге — писателю Михаилу Харитонову, который поверил, что я напишу эту историю, и моему сыну — Мише Романовскому, которого я люблю больше всех на свете.

Ваша Лара P. S. Все стихи, вставленные в текст в качестве эпиграфов, написала тоже я.

Часть первая

Смена караула

Первая четверть. А класс… Так, наверно, пятый.
Сонная немка привычно листнет учебник.
«Тема урока… не надо шуметь, ребята, —
„Наши питомцы“…» И тут ты соврешь зачем-то.

Ты не хотел. Просто ты отвечаешь пятым.
Фраза готова: «Их нихт никаких животных».
Будешь бубнить — как всегда второпях, невнятно.
Только тебя вдруг под локоть толкает кто-то.

Если точнее — как будто тычется носом,
Преданно дышит и мокрою шерстью пахнет.
Не дожидаясь немкиного вопроса,
Ты говоришь, что есть у тебя собака.

Ты называешь породу, окрас и возраст:
Сладость вранья и его же запретный ужас.
У Фомичевой — облезлая кошка Лора,
А у Витька — хомяк. Ты, выходит, хуже?

Но из мечты тебя воротят с размаху:
«Пять, молодец, вот так бы, ребята, всем вам».
И на Витьково: «Он врет про свою собаку!» —
Немка ответит: «Зато он усвоил тему».

Лживость пятерки и Витъкино: «Вот обманщик», —
Выветрятся сегодня за школьной дверью.
Чертова псина шагнет, несомненно, дальше.
Будет с тобой всегда — ты в нее поверил.

Это какой был год? Девяносто первый?
Или, скорее, восемьдесят девятый?
Немка сгорит от солнца, жары и нервов
Где-то в Эйлате — она из репатриантов.

У Фомичевой появятся грудь и дети.
Толстый Бойцов — он в тот день заболел краснухой —
Станет священником. Витьку ты завтра встретишь:
Скажете: «Сколько лет?!» — не узнав друг друга.

Всем невдомек — и церковным, и нецерковным, —
Что на каких-то выбеленных просторах
Немка, совсем без морщин, шебуршит попкорном,
Бродят хомяк и облезлая кошка Лора.

Ты попадешь туда лет через сорок девять,
Въедешь в покой на слегка опоздавшей скорой.
И неизвестно где тебя сразу встретят
Немка, Бойцов и красивая кошка Лора.

Ты их обнимешь, кого-то — рукой погладишь.
И без команды к тебе подойдет собака.
Шумно вздохнет, на плечах расставляя лапы.
Ты пятиклассник, а им — не пристало плакать.

1

К шести утра кошка окончательно окостенела. Даже трогать было не надо — достаточно просто посмотреть. Но я все равно тронула. И позвала привычно: «Кис-кис… Софико, девочка моя… кыса-кыса-кыса-кыс». У Софико моей был такой вид, будто ее вырезали из бумаги — из плотной, рельефной фотографии, сделанной в тот момент, когда кошка кралась по наружному подоконнику. Значит, и не мучилась, не поняла ничего. Я коротко застонала, опускаясь на корточки, вытащила из кармана перчатки — опять непарные, одна ржаво-рыжая, другая серая в узорах. Снова потрогала. Оттащить пока не могла. Размотала платок — как знала, взяла ведь серо-белый, в узор из маленьких черных башен. Укрыла Софико — от усов до хвоста, еще и место осталось. Приподнялась, морщась. Спина ныла который день, а теперь и колени к ней добавились. Ничего-ничего, уже недолго осталось. Софико ушла, никто меня не держит, пора. На подол халата успела налипнуть мерзотная газонная земля. Под платком никто не шевелился. Пальцы жгло, жар: я сняла перчатки, зажала их в мокрой ладони. И пошла прямо под окнами к своему подъезду. За лопатой.


Хороший октябрь в этом году, мокрый, но теплый. Земля на клумбе послушно прогибается, комкается, как рыночный творог. Утро ясное и пока безлюдное. Кто в машину садится, тот по сторонам не смотрит, а собачники спят на ходу, держась за поводок так, будто он единственная нитка, связывающая их выморочную жизнь со сладким забытьем. Да и знают меня те собачники прекрасно. А кто не знает, тот не удивляется: ковыряется себе бабка в клумбе, видно, что-то сажает на зиму или выкапывает, вот делать нечего старой ведьме… А что в такую рань — так и неудивительно, у стариков бессонница бывает, это всем известно. Особенно у одиноких, у которых два спасения — Альцгеймер да серо-белая кошка с опаленными усами. Все, Софико, мягкая земля кончилась, руки от усталости трясет, больше не могу. Пора.

Так и похоронила кошку в своем платке, не стала жадничать. Софийке моей этот платок ни к чему, да и мне тоже. Утрамбовала землю хорошенько, сыпанула семян — тех, что зиму переживут и меня по весне встретят. Надо будет весной сетки на окна поставить. Не мне уже, ну да какая разница. Все-таки последний этаж, особое место.

Я на край клумбы камушек с книжной полки положила, серенький, морской, в семьдесят четвертом году из Сочи привезенный. Не знала тогда, для чего беру. А он же не плоский, а фигурный. На кошку похож. Ну вот и отметина. Теперь точно никто не тронет.

Взяла лопату, обратно пошла. Грязь газонная с халата на асфальт сыплется, подковы на ботинках — и те не стучат. Стерлись. Ну вот и пора.


Пока я в лифте поднималась, у соседей как раз будильник прозвенел. Я лопатой о бетонный пол дзынькнула, руки-то не гнутся, ключ в них пляшет, и брелок подпрыгивает, а Тамара уже на площадку выкатилась. Тоже в халате. Сигарету на губы посадила, только потом поздоровалась:

— Утро доброе, Лика Степановна…

У Тамары утро не добрее моего: ей сейчас внуков в школу-садик вытаскивать, потом с невесткой ругаться из-за обгорелой кастрюли, потом сына будить и борщом после вчерашнего откармливать, потом с мужем… А с мужем вот ничего, он Тамаре вчера пенсию принес и три гвоздички дохлых, на него вроде как и злиться не положено…

— Утро, — говорю… И улыбаюсь всеми морщинами. Тамарка кивает: ясно ей, что Степановна совсем с глузду съехала, раз по ночам с лопатой по району разгуливает, будет о чем невестке за завтраком рассказать. Сколько себя нынешнюю помню, столько и Тамару знаю. Даже жалко ее как-то, старую, здесь оставлять… Вот сейчас поулыбаюсь ей как следует, пусть у нее день заладится и в хороший вечер перетечет, мне ж не жалко.

— А что, Лика Степановна, племянник ваш к вам не ездит больше? — Тамарка выпускает последний моток дыма, хвост сигареты в банке топит.

У меня ключ в скважину попал, хорошо-то как…

— А то давайте поможем… Антоша на рынок сегодня поедет, пусть вам тоже привезет…

— Ездит, Томочка, ездит. Спасибо за заботу…

У Антоши уже двое детей и третий через год вылупится, а он соседям помогает так, будто до сих пор план по тимуровской работе выполняет: с ненавистью, но старательно, Тамару слушает.

— Как скажете, Лика Степановна…

Выучила-таки, смилостивилась. Не Ангелина я, не Акулина и не Гликерия… Ликой меня зовут. Нельзя первую букву путать, неправильно это.

Я Тамаре, конечно, соврала когда-то шутки ради. Дескать, папаша мой несуществующий, Степан, меня Электрификацией назвал, а потом я переделала. Томка поверила и всему дому раззвонила. А чего бы ей не поверить. Мне сейчас лет восемьдесят пять, а то и побольше. Для того поколения имечко в самый раз будет.

Я дверью себя заслоняю, бормочу чего-то, а Тамарка уже звонок давит и лопату мне сует. Совсем про нее забыла, надо же. Ну, пора, значит.


В стиральную машину я все закинула — и перчатки, которыми Софико в землю укладывала, и халат замызганный. Хорошая машинка, второй год ей всего, новая… Случись что не так, ее ж Ростик к себе упрет, он крохобор… Надо будет подсуетиться, не допустить.

Ну, машинку я завела, пошла в ванную руки мыть. Глянула на наполненную ванну: тоже забыла про нее. Я ведь спину греть собралась, уже под утро, когда форточка на кухне хлопнула. Теперь вот воду по второму разу набирать, соль, пену и масляные шарики изводить. Ну ничего, пусть набирается, а я пока Софико покормлю, вроде там еще банка «Вискаса» открытая в холоди…


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Московские Сторожевые"

Книги похожие на "Московские Сторожевые" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Лариса Романовская

Лариса Романовская - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Лариса Романовская - Московские Сторожевые"

Отзывы читателей о книге "Московские Сторожевые", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.