» » » Лев Овалов - Голубой ангел
Авторские права

Лев Овалов - Голубой ангел

Здесь можно купить и скачать "Лев Овалов - Голубой ангел" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Мистика, издательство Ad Marginem, год 2004. Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Лев Овалов - Голубой ангел
Рейтинг:
Название:
Голубой ангел
Автор:
Издательство:
Ad Marginem
Жанр:
Год:
2004
ISBN:
5-93321-083-8
Вы автор?
Книга распространяется на условиях партнёрской программы.
Все авторские права соблюдены. Напишите нам, если Вы не согласны.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Голубой ангел"

Описание и краткое содержание "Голубой ангел" читать бесплатно онлайн.



Предвоенная Москва опутана сетью хладнокровных и расчетливых агентов разведки одной могущественной западной державы. В то время, как вся страна работает над проектами новых машин, заводов и фабрик, враг не спит: убит талантливый инженер, похищены ценные чертежи.

Перед вами второе, и пожалуй, самое сложное приключение майора Пронина. Изящна шпионская повесть, в которой

а) майор Пронин одевает зеленое пальто,

б) одной из важнейших улик оказывается пластинка с песней «Голубой ангел» в исполнении Марлен Дитрих,

в) воздается должное армянскому коньяку,

– стала главным литературным событием последних мирных месяцев 1941 года. Над страной сгущаются тучи грядущей войны, но в повести царит совсем другая атмосфера: впервые стиль и интонация романа noir властно вторгается в советскую развлекательную литературу. Наш контрразведчик переигрывает западных профессионалов на их же поле. Оказывается, возможен гламур по-советски, и даже майор МГБ может быть денди.






Лев Овалов.

Голубой ангел

1. Грустная песенка

Из поездки в Армению я привез, помимо записей и документов для книги об этой древней и красочной стране, несколько бутылок старого армянского коньяку. Одна из них предназначалась в подарок Ивану Николаевичу Пронину, и на другой же день по возвращении я позвонил к нему на квартиру. На звонок никто не отозвался, и это было естественно: телефон в квартире Пронина безмолвствовал по целым неделям. Работник органов государственной безопасности, Пронин, занятый расследованием трудных и сложных дел, иногда подолгу не бывал дома. На службу к нему звонить было бесполезно – по вполне понятным причинам об отсутствующем работнике получить там справку было нельзя, и я уже собирался отойти от телефона, как вдруг услышал знакомый го­лос. Увы, то был голос Виктора Железнова, воспитанника Пронина и его ближайшего помощника и сотрудника по работе.

– Ну? – услышал я его оклик.

Я назвал себя, но вместо приветствия опять услышал странный ответ.

– Подождите немного, – сказал Виктор. – У меня чуть молоко не ушло.

Он заставил меня ждать довольно долго. За это время я успел вспомнить рассказ Пронина о девочке, брошенной на одной из железнодорожных станций, встреча с которой помогла найти опаснейшего шпиона, и решил, что молоко это предвещает мне знакомство с историей еще более загадочной и романтической. Но, как всегда это бывает, объяснение Виктора оказалось гораздо проще: Иван Николаевич болен, сейчас он поправляется, навестить его можно, он будет очень рад…

Признаться, во время этого разговора я испытывал чувства, которые свойственно переживать людям при известии о неожиданной болезни близкого человека. С Прониным меня связывала только дружба, и при этом очень сдержанная дружба, потому что Пронин скуп на слова и несентиментален. Но у меня сразу защемило сердце, и, несмотря на слова Виктора о том, что никакая опасность Пронину не грозит, еще долго продолжала точить мысль о том, что я мог потерять этого человека.

Поэтому я был даже разочарован, очутившись в квартире Пронина. Все находилось на своих местах: и недопитый стакан с чаем на обеденном столе, и раскрытые окна в столовой, и легкий сквознячок, столь любимый Прониным, и книги в кабинете, небрежно втиснутые на полки, и знакомый ковер на стене, и, наконец, сам Пронин в белой полотняной рубашке, полулежащий на тахте.

Агаша, домашняя работница, похожая на выписанную из провинции старую тетку, по обыкновению встретила меня жалобами на Виктора, Виктор тут же вступил с ней в перебранку, Иван Николаевич их поддразнивал, и мне показалось, что двух месяцев, в течение которых я отсутствовал, точно не бывало.

– Не позволю я тебе больше куфарничать, – ворчала Агаша, выговаривая «ф» вместо «х». – Женись, тогда и хозяйничай!

Действительно, в комнатах попахивало горелым молоком, и, по всей видимости, Виктор был этому виновником.

– Почему же это вы дома? – удивился я, вглядываясь в похудевшее и бледное лицо Пронина.

– Да попробуй уложи его в больницу! – воскликнул Виктор с ласковой укоризной. – Сотрудников с докладами удобнее здесь принимать!

– А я вам коньяку привез, – сказал я, улыбаясь Ивану Николаевичу и ставя бутылку на стол.

– Попробуем-попробуем! – Пронин усмехнулся и по-мальчишески подмигнул мне. – А меня, брат, угораздило летом воспаление легких схватить, pnevmonia catarrhalis, как торжественно выражаются врачи.

Агаша укоризненно покачала головой.

– Доктора надо бы спросить, – сказала она, кивая на бутылку. – Может, нельзя?

– Немножко можно, – уверенно возразил Виктор, внося из столовой рюмки. – Доктор же говорил, что немного вина даже полезно…

– Уж ты молчи! – прикрикнула на него Агаша. – Всех докторов и сиделок поразогнал! Все сам… – В голосе ее прозвучала обида. – За Иваном Николаевичем готов горшки выносить, а сам ничего не умеет…

– Коньяком тебя угостить, что ли? – прервал ее Пронин, давая понять Агаше, что ему надоела ее воркотня.

Агаша поняла.

– А ну вас… – сказала она сердито и пошла из кабинета.

Виктор разлил коньяк в рюмки, Пронин первым его пригубил, и я с любопытством на него взглянул, желая узнать, одобрит ли он коньяк, взглянул в его серые глаза и забыл о коньяке. Так ласково и умно смеялись эти глаза, что я еще раз невольно подумал о том, как люблю и уважаю этого человека.

Я смотрел на его добродушное лицо и суховатые губы, на его седые виски и неправильный русский нос, на его чистую рубашку и похудевшую сильную руку и невольно задумался об этом простом и очень талантливом человеке, прошедшем трудный и сложный путь…

Размышления могли бы унести меня в очень далекие дали, но Иван Николаевич вернул меня на землю.

– Коньячок ничего, пить можно, – сказал он, отставляя недопитую рюмку. – Рассказывай.

И я быстро и подробно, как всегда этого умел добиваться Пронин, рассказал о своей поездке.

– Ну а мы тебя тоже можем кое-чем угостить, – похвалился Иван Николаевич и головой указал Виктору на патефон, стоящий на письменном столе. – Пластинки, брат, у нас новые, заслушаешься!

– По-моему, вы патефоны недолюбливали? – сказал я. – Или привыкли за время болезни?

– Пожалуй что не привык, а так… – неопределенно ответил Иван Николаевич. – Заведи-ка!

– Какую? – деловито спросил Виктор.

– Ту самую – «The Blue Angels», – сказал Иван Николаевич, и по легкой его усмешке мне показалось, что он намеревается меня чем-то удивить.

Не задавая других вопросов, Виктор положил на зеленый диск пластинку и завел патефон.

Я не очень хорошо разбираюсь в тонкостях джазовой музыки – это была какая-то медленная ритмичная мелодия, не то блюз, не то танго. Не сильный, но приятный баритон запел заунывную песенку, пел он ее на английском языке, слов я не понимал, но мотив волновал и томил, настраивая слушателей на грустный лад. Одним словом, в своем жанре это было неплохо. Напоследок хриплый голос сказал несколько слов, вероятно, пожелал слушателям легкой ночи или веселой жизни, и Виктор поднял мембрану.

– Как? – спросил Иван Николаевич.

– Ничего, – ответил я. – Приятная музыка.

– А ну-ка, Виктор, повтори эту пластинку еще раз, – предложил Пронин. – И обязательно с пе­реводом…

Виктор охотно завел патефон еще раз и, когда баритон запел, стал ему подтягивать, напевая песенку в русском переводе:

Ночь нам покой несет, и, когда все заснет на земле,
Спускается с горних высот голубой ангел во мгле,
Он неслышно входит в наш дом, наклоняется
к нашим устам
И спрашивает нас об одном – о тех, кто дорог нам.
И, не в силах ему противиться, – это мать, невеста, жена, –
Нарушаем мы тайну сердца, называем их имена.
А утром с ужасом слышим, что любимых настигла смерть.
И тоска проникает в душу, и чернеет небесная твердь.
Мы ничего не знаем, не видим божьих сетей,
Не знаем, что это ангел уносит лучших людей,
И вечером, одинокие, беспечно ложимся спать,
И в пропасти сна глубокие падаем опять…
Так не спите ночью и помните, что среди ночной тишины
Плавает в нашей комнате свет голубой луны.

– Ну как? – еще раз спросил Иван Николае­вич.

– Занятно, – ответил я. – Мрачновато, но с настроением.

– А перевод? – спросил Пронин.

– Неплохой, – признал я. – Кто это?

– Вот он! – Пронин кивнул на Виктора. – Его работа. На этот раз Железное оказался на высоте.

– Молодец! – воскликнул я. – Когда это ты научился?

– Чему тут удивляться? – скромно возразил Пронин. – Разве ты не знаешь моей теории о том, что чекист должен быть и жнец, и швец, и на дуде игрец? Виктор теперь английский язык лучше меня знает.

– Рассказать, что ли? – вдруг спросил его Вик­тор и нетерпеливо застучал пальцами по крышке патефона.

Иван Николаевич помолчал.

– Ладно уж, – разрешил он наконец. – Хвастайся. Может, писателю это и пригодится. Бывшие герои делаются все изворотливее и озлобленнее. История выталкивает со сцены, а уходить не хочется. С каждым годом борьба с политическими преступниками становится все сложнее и резче. Об этом надо писать и развивать в людях осторожность и предусмотрительность.

2. Изобретение Кости Зайцева

Однажды теплым майским вечером на квартиру к Пронину позвонил Евлахов, начальник одного из управлений, ведающих оборонной промышленностью.

С Евлаховым Пронин встречался еще на фронте во времена Гражданской войны, сталкивался при расследовании некоторых дел в последние годы, и поэтому Евлахов нет-нет да и напоминал о себе, время от времени обращаясь к Пронину за какой-либо справкой или незначительной услугой.

Так было и на этот раз.

Иван Николаевич был болен, на телефонный звонок откликнулся Виктор. Но с Евлаховым Пронин захотел говорить, и не только вследствие врожденной дисциплинированности – Евлахов занимал крупный пост и косвенно являлся для Пронина в некотором роде начальством, – он просто по-человечески был мил Ивану Николаевичу, и Пронину приятно было ему услужить.


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Голубой ангел"

Книги похожие на "Голубой ангел" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Лев Овалов

Лев Овалов - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Лев Овалов - Голубой ангел"

Отзывы читателей о книге "Голубой ангел", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.