» » » » С. Папков - Сталинский террор в Сибири. 1928-1941

С. Папков - Сталинский террор в Сибири. 1928-1941

Здесь можно скачать бесплатно "С. Папков - Сталинский террор в Сибири. 1928-1941" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: История, издательство Издательство Сибирского отделения Российской Академии Наук, год 1997. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
С. Папков - Сталинский террор в Сибири. 1928-1941
Рейтинг:

Название:
Сталинский террор в Сибири. 1928-1941
Автор:
Издательство:
Издательство Сибирского отделения Российской Академии Наук
Жанр:
Год:
1997
ISBN:
нет данных
Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания...

Скачивание начинается... Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Сталинский террор в Сибири. 1928-1941"

Описание и краткое содержание "Сталинский террор в Сибири. 1928-1941" читать бесплатно онлайн.



Настоящее издание представляет собой исследование характера и основных этапов репрессивной сталинской политики в условиях Сибири. Предпринята попытка восстановить обобщенную картину карательных действий большевистского режима в отношении различных групп населения и оппозиционных сил; исследуется процесс формирования системы ГУЛАга. Специальные разделы монографии посвящены анализу развития террора в Сибири в 1937–1940 гг.


Рецензенты: докт. ист. наук В.И. Исаев, докт. ист. наук И.С. Кузнецов.






С. А. Папков

Сталинский террор в Сибири. 1928–1941

Введение

Долгие годы российскому обществу, лишенному собственного голоса, было отказано в праве иметь правдивую информацию о злодеяниях сталинского режима. Для специальных исследований эта тема десятки лет оставалась фактически закрытой. Большая часть уцелевших источников находилась под запретом, а так называемая «официальная историография» пыталась увести общественное мнение от сути проблемы в область «критики культа личности Сталина».

Разоблачив на XX съезде КПСС «культ личности», советское партийное руководство постаралось утвердить в общественном сознании наименее опасную для себя версию событий 30-х годов. Критика политики террора сосредоточилась лишь на отдельных эпизодах, затрагивавших судьбы правящего советского слоя — партийных, хозяйственных и военных руководителей. В то же время остальные потери советского общества, как со стороны оппозиционных сил, церкви, отдельных социальных слоев, а также жертвы, понесенные населением в ходе коллективизации и чисток, следовало признавать вполне оправданными.

Пока историческая наука в Советском Союзе оставалась инструментом политики, общество не могло рассчитывать на иные оценки.

Настоящий прорыв информационной блокады и объективное изучение новых фактов стали возможны лишь с середины 80-х годов, в результате известных политических перемен.

Латинское слово «террор» (страх, ужас) толковые словари трактуют как политику устрашения и подавления политических противников насильственными мерами. Применительно к советской истории 30-х годов, это определение будет не совсем точным.

Сталинский террор — явление особого порядка. Его невозможно поставить в один ряд с такими историческими прецедентами, каким был, например, террор времен гражданской войны в России. Тогда столкновение враждующих сторон достигало крайних пределов, и физическое уничтожение противника могло рассматриваться как последнее средство в борьбе за выживание. Террор, организованный сталинцами, был совершенно другого рода. Вслед за известным исследователем эпохи, британским историком Робертом Конквестом, создавшим яркий и талантливый труд о большом терроре{1}, можно утверждать, что сталинские карательные кампании не вызывались какими-либо чрезвычайными обстоятельствами внутри страны или на международной арене. Удары репрессивной машины носили характер заранее спланированных кампаний. Они начинались внезапно, по сигналу из центра, и проводились как тайные операции, когда режиму Сталина объективно ничего не угрожало.

Своеобразие состояло и в выборе противника. Акции уничтожения не были направлены против какой-либо одной стороны — их объектом являлось все советское общество, каждый его слой, каждая общественно-политическая группа, включая правящую коммунистическую партию. В момент наивысшего развития террора иммунитетом не пользовался никто, и в этом смысле было достигнуто почти полное равенство граждан перед опасностью потерять свободу или жизнь. Такое широкое применение карательной политики, характерное для периода 30-х годов, было обусловлено многими обстоятельствами. Но основной источник заключался в самом характере большевистского реформаторства.

Захватив государственную власть в октябре 1917 года, Ленин и его партия установили суровую диктатуру. Диктатура была объявлена «высшей формой демократии». С помощью диктатуры вожди большевизма надеялись осуществить историческую задачу — создать коммунистическое, т. е. бесклассовое общество на принципах самоуправления. Поскольку переход к социализму представлялся процессом неопределенно долгого времени, диктатура, как власть, стоящая над обществом и законом, должна была играть роль главного инструмента в руках партийной верхушки. «Научное понятие диктатуры, — учил Ленин, — означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную, непосредственно на насилие опирающуюся власть. Не что иное, как это, означает понятие: «диктатура», — запомните хорошенько…»{2}.

Чтобы советская диктатура сохраняла силу и максимальную эффективность в проведении преобразований, Ленин считал необходимым сосредоточить ее полномочия в руках «отдельных лиц». Это тоже считалось проявлением демократии. Как писал Ленин: «…решительно никакого принципиального противоречия между советским (т. е. социалистическим) демократизмом и применением диктаторской власти отдельных лиц нет»{3}.

В ходе отчаянной борьбы за существование, которую партия выдержала в период гражданской войны и иностранной интервенции, насилие и террор стали частью государственной политики.

Сталину не потребовалось изобретать ничего нового. Он просто унаследовал то, что было создано до него другими. Еще до его восхождения на вершину власти была организована советская тайная полиция и широко внедрены в практику способы несудебной расправы с инакомыслием, создана сеть секретного осведомления и отработаны многочисленные методы устранения политических противников. На всех уровнях управления и даже в самой партии поощрялось доносительство.

В мае 1922 года, в известном письме к Д.И. Курскому, Ленин потребовал узаконить террор. Он писал: «В дополнение к нашей беседе посылаю Вам набросок дополнительного параграфа Уголовного кодекса… открыто выставить принципиальное и политически правдивое (а не только юридически-узкое) положение, мотивирующее суть и оправдание террора, его необходимость, его пределы.

Суд должен не устранить террор; обещать это было бы самообманом или обманом, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и без прикрас»{4}.

У большевиков вообще и у сталинцев в частности отношение к насилию и массовому террору как его разновидности определялось прежде всего прагматическими задачами. Вопрос о количестве возможных жертв был вопросом не морали («морально все, что служит делу революции», — утверждает кодекс большевика), а всего лишь проблемой цены, которую необходимо заплатить за конкретную цель. Чем выше поставленная цель, тем больше жертв она может потребовать от исполнителей. Ясно, что с этой точки зрения сталинская диктатура и ее методы мало чем отличались от всякой другой.

Не следует, однако, думать, что зло заключалось только в созданной большевиками системе. В конечном счете в любой политике все зависит от конкретных людей и их личной ответственности за те или иные поступки.

Сталин был мало похож на своего учителя. Представляя собой тип безжалостного и неумолимого тирана, он не знал никаких моральных ограничений. Подвластное население страны являлось для него всего лишь «человеческим материалом», своего рода дополнением к той сложной государственной машине, которой он овладел как единоличный хозяин. Постоянно ломая и перестраивая эту машину, Сталин одновременно ломал и уничтожал целые группы населения. Слой за слоем он убирал со своего пути, продвигаясь к цели создания всеохватывающего государства-общества, пока наконец не добрался до партии. Партия оставалась последним препятствием в завершении строительства новой системы. В государстве того типа, к которому стремился Сталин, не было места ни «коллективному руководству», ни авторитетам, сопоставимым с авторитетом верховного правителя. Вождь, партия и государство должны были слиться воедино как закономерный результат развития революции. И Сталин, как человек и политик особого склада, прибег к самому радикальному способу: он уничтожил подавляющее большинство старых партийных кадров, оставив рядом только раболепных выдвиженцев.

Настоящее исследование посвящено выяснению основных мотивов и главных периодов репрессивной сталинской политики в условиях Сибири. Понятие «Сибирь» в данном случае использовалось условно. Как правило, в эти географические рамки включались современные территории Западной и Восточной Сибири — от Омской области до Байкала. Но в отдельных случаях, где этого требовала логика исследования, в общем анализе использовался материал и по Дальнему Востоку.

Хронологически исследование охватывает не весь период правления Сталина, а ограничивается рамками 1928–1941 гг. Такой выбор продиктован несколькими причинами. Во-первых, данный период представляет собой в известном смысле законченный этап советской истории, в течение которого были осуществлены главные социальные мероприятия режима и пройдены основные этапы репрессивной политики. Во-вторых, динамика террора и его масштабы в эти годы были особенно впечатляющи, и результаты более детального их изучения могли бы составить несколько самостоятельных изданий.

Источниками написания работы послужили материалы партийных и государственных архивов Сибири и дальневосточных регионов, а также весьма ценные документы архивов ФСБ и МВД Российской Федерации. Стоит заметить, что неоднократные фильтрации и уничтожение многочисленных документов в архивах партии и спецслужб, проводившиеся с 40-х по 80-е годы, несомненно, ослабили источниковую базу. И все же сохранившиеся объемы информации позволяют составить ясное представление о событиях интересующей нас эпохи.


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Сталинский террор в Сибири. 1928-1941"

Книги похожие на "Сталинский террор в Сибири. 1928-1941" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора С. Папков

С. Папков - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "С. Папков - Сталинский террор в Сибири. 1928-1941"

Отзывы читателей о книге "Сталинский террор в Сибири. 1928-1941", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.