» » » » Валерий Шамшурин - Каленая соль

Валерий Шамшурин - Каленая соль

Здесь можно скачать бесплатно "Валерий Шамшурин - Каленая соль" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Научная Фантастика. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Рейтинг:

Название:
Каленая соль
Издательство:
неизвестно
Год:
неизвестен
ISBN:
нет данных
Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания...

Скачивание начинается... Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Описание книги "Каленая соль"

Описание и краткое содержание "Каленая соль" читать бесплатно онлайн.








Шамшурин Валерий Анатольевич

Каленая соль

Шамшурин Валерий Анатольевич

Каленая соль

Глава первая

Год 1608. Начало зимы

(Балахна. Нижний Новгород)

1

Пересохший коневник и пижма, стойко торчащие охвостьями среди забеленных первыми снегами пожней, с хрустом ломались под копытами, сапогами и лаптями. За беспечно разбредшейся по обочьям дороги ратью тянулась оголенная неровная полоса земли, усыпанная мятыми клочьями соломы, трухой, конским навозом, обрывками веревок и прочим сором. Будто неприглядную грязную изнанку оставляла после себя напоказ лихая поспешливая орава. - Гу-л-ляй! Погу-л-ливай!.. - Была не была - пошла такова!.. По малоснежным звонким долам валила окаянная балахонская вольница, ведомая беспечальным казачьим атаманом Тимохой Таскаевым. Зычноголосый и плечистый, с громадной серьгой в левом ухе, взблескивавшей из-под бараньей шапки, с мокрыми от похмельной медовухи усищами, он отважно красовался на буланом жеребце впереди разномастного воинства. Наспех собрал он его по указке новоявленного Дмитрия, вставшего табором в подмосковном Тушине и оттуда насылавшего на ближние и дальние города своих гонцов-возмутителей. Улещенная многими соблазнами, сермяжная1 Балахна доверчиво переметнулась к тушинцам. И Тимоха по легким декабрьским снегам, чуть присыпавшим землю, лихо повел за собой одурманенных прелестными речами балахонцев прямо к Нижнему Новгороду, помышляя вероломным налетом застать его посады врасплох. Но порох не загорался на заиндевелых полках пищалей, закостеневшая на морозце тетива луков потеряла упругость, и при первом же внезапном столкновении со стрелецкими сторожевыми заставами у пригородных селений Козине и Колосове Тимохино войско повернуло вспять. Пытаясь задержать его и ободрить, резво вступил в стычку лишь один жиденький отряд казаков, но, завидев, что к нижегородцам поспешает подмога, тоже пустился наутек. На переломе тускнеющего дня, взметывая сухую порошу, конные ратники воеводы Алябьева достигли Балахны. Въезжали на рысях по ямщицкому зимнику. Над распластанным трехверстно вдоль берега Волги городом суматошным звоном частили колокола высокой каменной Никольской церкви, заглушая набаты, вопли и конское ржание. Пепельными клочьями в мутно-белесом небе метались вороньи стаи. Сдержав распаленных коней, ратники зрили, какую они вызвали суматоху. Как в огромной воронке, библейским хаосом крутило людей, лошадей, повозки, вздрагивающие прапоры и Копья, срывало рядно и рогожи с обозов, вытряхивало на снег шапки, голицы, попоны, берендейки, обрывки одежды, бочонки с пороховым зельем и самопалы. Ушедшее от напористой погони балахонское войско не успело изготовиться к отпору и, переполошив смятенным отступлением жителей, вместе с ними искало спасения. Охваченная паникой толпа ломила через дворы и загороди, скапливалась у ворот деревянного острога, спотыкалась, падала, рвалась в ворота. - Таракашки. Право, таракашки, - брезгливо бросил, подъехав к воеводе, стрелецкий голова Андрей Микулин. Воевода искоса глянул на него. Он еще плохо знал Микулина. Только вечор голова прибыл из Казани с шереметевской подмогой. В его скуластом сухощавом лице с кудлатой черной бородкой жесткость закоренелого вояки. И брезгливая усмешка у него вышла тоже жесткой, вызвав в памяти воеводы свирепые времена опричнины. Алябьев поморщился, но не от слов Микулина: он умел сдерживать себя и не выказывать без нужды благорасположение или неприязнь. У него снова заломило поясницу: не молодые лета - с рассвета скакать сломя голову и махать саблей. Тяжелому телом, обрюзгшему и утомленному бессонницами, ему уже неусадисто было в седле, тесно в доспехах, непереносимо мутило от запаха едучего пота, густым паром исходившего от лошади. Досадуя на себя и с натугой распрямляя одеревенелую . спину, он небрежно махнул боевой рукавицей. - С богом! Довершай, Андрей Андреич! Гонкой стаей, увлекаемые лютым Микулиным, ратники бросились к еще не закрывшей ворота крепости. Толпа враз подалась перед ними, порскнула в разные стороны. Словно угадывая скорый исход, один за другим замолкали колокола.

2

Вломившись в острог, часть ратников спешилась у воеводского двора, застучала в ворота. Никто не открывал. Подтащили бревно, с маху ударили. - Погодите, вражьи дети,- послышался дребезжащий старческий голос за тыном. - Погодите, отопру ужо. Вам бы, охальникам, все ломати да крушити... Слышно было, как, тяжело дыша и не переставая ворчать, старик снимал перекладину, двигал засов. - Входите ужо,- дряблыми руками толкнул он створы. - Токмо неугомон от вас, едина суета. Ако памятую, все воюют и воюют. Еще при покойном Иване Васильевиче... - Ты нас погудками не корми. В дому ли хозяин? - спросил стрелецкий десятник. С непокрытой, в бурых пятнах, облысевшей головой, в длинной домотканной рубахе и затасканных войлочных отопках, ссохшийся, как гороховый стручок, старик мотнул изжелта-белой бороденкой, язвительно хмыкнул. - Куды ж ему сгинуть, лешему? Тута хоронится. Не от праведных деяний. Толковал ему, дурню, что изменушку творит,- воротил рыло. Их вон, Дмитриев-то, сколь развелося, собьешься, поди! Да сколь бы ни было, любое семя от Ивана Васильича злое, антихристово... Старику не внимали, обходили краем, сторожко поднимались на высокое крыльцо хором. Подъехавший Алябьев мешковато сполз с коня, прислушался к стариковскому бормотанию, усмехнулся в густую бороду. Потом неторопко прошествовал мимо расступившихся стрельцов в светлицу. Сняв с головы мисюрку, а за ней шерстяной подшлемник, он размашисто перекрестился на киот с погасшей лампадкой, опустился на лавку у слюдяного оконца и только после этого взглянул на балахонского воеводу Голенищева. Тот развалисто сидел за неприбранным грязным столом, серое одутловатое лицо было потным, волосы слиплись, висели спутанной куделью. Густо несло винным перегаром. Встретившись глазами с Алябьевым, он хотел что-то сказать, но тут, словно треснув, замолчал последний колокол на церкви. Кончилася твоя обедня, Степан, спокойно произнес Алябьев. - В Нижний-то добром звали тебя, не захотел пожаловати. Мы уж сами к тебе, не обессудь. Вот и узрели, каково править. Пропади все пропадом,- вяло тряхнул тяжелой головой Голинищев. - Узрели - худо у тебя,- словно не услышав его, продолжал Алябьев.- Без почета нас встретил, без пальбы. Где ж твой пушечный наряд? Где ров-то перед острогом? - Наряд? - смурным взглядом посмотрел балахонский воевода.- Ужели у меня наряд? Старые пушчонки, а к ним и зелья-то нет. - А ров? - Какой ров, прости господи! - заперебирал пухлой рукой схватцы-застежки на мятом кафтане Голенищев. - Небось ведаешь сам, что на низах, на болоте стоим. Все ямы водой всклень заливает. Застыла вода, и заместо рва - гладь. - Пошто же войной на нас пошел, раз кругом поруха у тебя? Голенищев потянулся к ковшу, судорожно отхлебнул из него. Пот катился мутными градинами по лицу. - Пью, а не пьянею,- то ли подивился сам себе, то ли подосадовал балахонский воевода. - Всюду смута, даже челядь от рук отбилась. Вот вы Шуйскому, а мы Дмитрию крест целовали. Ано веры ни у вас, ни у нас нет. Все едино - смута. Тяжко душе-то... - Оно и не диво, - гнул свое Алябьев. - Поспешил Тимоха, - впадая в хмельную сонливость, скрежетнул зубами Голенищев.- А то бы по-иному дело стало. Поспешил, первым хотел славу добыть. Нет бы обождал дни два... Понеже бы он с одного боку, а князь Вяземский с другого навалилися... Поди, князь-то днесь уж к Нижнему подходит. - Брешешь! - резко оборвал воеводу Алябьев и поднялся с лавки. Голенищев хрипло, с издевкой засмеялся. Шумно протопали по сеням, распахнулась дверь. Алябьев подслеповато взглянул на вошедшего, не разглядел в скудном свете. - Кто таков? - Али не признал, Андрей Семенович? Ждан я, Болтин. Молодой рослый ратник, лихо примяв меховую шапчонку на пышных волосах, с простодушно молодцеватым видом шагнул к воеводе. Алябьев сразу вспомнил, как тот горячил коня, вырываясь из рядов в погоне, - петушист, неосторожен дворянчик, того гляди - голову сломит. - С какой вестью? - Казанские люди с нашими сцепилися. Беды бы не вышло. У самой двери Алябьев обернулся к Голенищеву, сказал сурово: - В Нижний готовься, на правеж за измену твою государю. На крыльце наказал стрельцам: - Стеречь пуще глазу!

3

В дальнем конце посада, куда поскакал Алябьев с Болтиным, перед скопищем избенок, покрытых соломой да лубьем, тесно сомкнулся десяток мужиков с копьями. Чуть впереди них дюжий круглолицый детина без шапки, в распахнутом нагольном тулупе выставил перед собой рогатину. Обочь него твердо, будто врос в землю, стоял русобородый коренастый ратник с пронзительными бесстрашными глазами, держа на весу боевой топор. - Не замай! - баском кричал встрепанный детина теснившему его вертким конем Микулину. Стрелецкий голова явно потешался над неуклюжим по-медвежьи юнцом, словно затеял с ним игру, которую, изловчившись, мог закончить молниеносным ударом сабли. Позади него, привставая на стременах, вытягивали головы улыбающиеся стрельцы. - Уж я тебя угощу,- обещал Микулин детине. - Погоди, угощу, прыткий!.. Помаши, помаши орясиной-то. Сведаешь, каково вступаться за изменников. - Неужели их воевати? - уверенно вышел вперед, отстраняя плечом детину, ратник с топором.- Их?! - Он кивнул на избенки, из-за которых высовывались испуганные лица баб и ребятишек.- Побойся бога, удалец, да норов безумный укроти. Кого зорить вздумал? Взгляд встретился со взглядом, как сталь ударилась о сталь. Микулин отвел глаза. Не раз ему приходилось лицом к лицу встречаться с супротивником: и в астраханских прокаленных степях, и под Царицыном, и под Казанью, где он под началом воеводы Шереметева недрогнувшей саблей утихомиривал смутьянов. Всякий, кто осмеливался перечить ему, разрубленным падал под хряским, с оттяжкой нанесенным ударом. Рука уже напряглась для замаха, но сперва захотелось все же чем-то унизить жертву. Он сызнова тяжелым взглядом вперился в ратника и сызнова словно ударился о неустрашимый ответный взгляд. - С переметчиками заедино, - зарычал, брызгая слюной, разъяренный Микулин. - С ворами! По Ивашке Болотникову заскучал, пес!.. Но вместо того чтобы взмахнуть саблей, бешено развернул коня. - А ну запаливай солому, ребята! Поджигай воровское гнездо да зараз и оных таракашек поджарим. Алябьев с Болтиным подоспели в самую пору, когда уже задымились труты. Нижегородский воевода властным жестом остановил поджигателей и, утишающе посмотрев на Микулина, подъехал к мужикам. Те торопливо поснимали шапки. - Чей будешь? - обратился он к ратнику с топором, углядев в нем зачинщика. - Кузьма Минин сын Анкудинов,- полным именем назвался тот. - Наш человек, нижегородский,- заторопился известить воеводу открытая душа Болтин,- из торговых людей. - Пошто торговлю оставил? - строго спросил воевода. - Не время торговать, - рассудительно отвечал ратник, - зане ты сам, воевода, на Соборной площади охотников скликал: некому-де Нижний оборонить. - Верно! Обаче смуту затеваешь. - К чести ли нам разбойничать, коль сами супротив воровских лиходеев поднялися? - потвердел голос Кузьмы. Воевода оглядел смиренно стоящих мужиков, кособокие избенки за их спинами, жавшихся к бабьим подолам замерзших ребятишек - ох, голь да беднота. - Твоя правда, торговец, - вздохнул он. - Твоя правда... Токмо гляди у меня: никто не праведник, покуда не попал в рай. Знай сверчок свой шесток. Кузьма нахмурился и склонил голову. - Тимоху ведут! - раздался крик. Между избами медленно двигалась кучка всадников, волоча на веревке крепко связанного воровского атамана. Красный кафтан его был изодран, перекошенное лицо побурело до черноты, изо рта его вилась загустевшая струйка крови. Тимоха прерывисто дышал и, верно, давно бы упал, если бы не принуждала его идти стянувшая горло колючая вервь, которую он пытался ослабить вспухшими от натуги руками. - В лесу уже настигли, жеребец у него ногу в колдобине подломил, возбужденно говорил шагающий сбоку копейщик. Уразумев, что надо отступиться от подлого мужичья, но не совладав со своей яростью, Микулин подскочил к атаману, ткнул в него, будто в мешок с отрубями, саблей. Скорчился, застонал атаман от боли. Микулин низко склонился к нему с седла, прошипел: - Уж тебя-то, падаль, я сам на куски изрежу. Тимоха с усилием распрямился и харкнул кровавым сгустком в лицо стрелецкого головы.


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Каленая соль"

Книги похожие на "Каленая соль" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Валерий Шамшурин

Валерий Шамшурин - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Валерий Шамшурин - Каленая соль"

Отзывы читателей о книге "Каленая соль", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.