» » » » Владимир Афиногенов - Аскольдова тризна

Владимир Афиногенов - Аскольдова тризна

Здесь можно купить и скачать "Владимир Афиногенов - Аскольдова тризна" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Историческая проза, издательство Вече, год 2014. Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Владимир Афиногенов - Аскольдова тризна
Рейтинг:

Название:
Аскольдова тризна
Издательство:
Вече
Год:
2014
ISBN:
978-5-4444-1748-5
Скачать:
fb2 epub txt doc pdf
Вы автор?
Книга распространяется на условиях партнёрской программы.
Все авторские права соблюдены. Напишите нам, если Вы не согласны.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Аскольдова тризна"

Описание и краткое содержание "Аскольдова тризна" читать бесплатно онлайн.



Русь IX века не была единым государством. На севере вокруг Нево-озера, Ильменя и Ладоги обосновались варяжские русы, а их столица на реке Волхов — Новогород — быстро превратилась в богатое торжище. Но где богатство, там и зависть, а где зависть, там предательство. И вот уже младший брат князя Рюрика, Водим Храбрый, поднимает мятеж в союзе с недовольными волхвами. А на юге, на берегах Днепра, раскинулась Полянская земля, богатая зерном и тучными стадами. Ее правители, братья-князья Аскольд и Дир, объявили небольшой городок Киев столицей. Но и здесь не все ладно. Хоть и есть общий враг — хазары, но нет мира между братьями. Гибнет Аскольд от руки Дира, но и ему не уйти от расплаты!..






   — Шапочное знакомство не в потомство... И потому, если дружить, надо больше друг о друге знать. Скажу о себе... Родом я с острова Руген. Стоит он в Варяжском море[17] норманнской лодьёй-дракаррой. Но не норманны живут там, а западные славяне: брежане, поморяне, рароги, или бодричи. Отец мой Годолюб — из рарогов — владел крепостью Арконой, стоявшей возле урочища Сванта Гара, что значит Святая Гора, ибо на гранитном утёсе, который звался Божий Камень, возвышался верховный бог всех племён Ругена Святовит — Святой Свет или Святой Светлый...

   — Я из Крыма... — подал голос Клуд.

   — Из Крома... То есть со кромки земли... Знаю, греки зовут его Таврией, — перебил Доброслава Рюрик.

   — Верно, княже, — уточнил Кевкамен. — Когда-то на месте нынешних греческих колоний в Крыму проживало племя тавров.

   — Наш верховный бог такой же, как и у вас, — завладел нитью разговора Доброе лав. — Но только мы, русские поселяне, зовём его Видом Святым — Световидом. Он мирный бог... На его праздник мы с собой никогда оружие не брали. За что поплатились однажды. Долгая история, по которой вышло так, что мы отомстили тому, кто навёл врагов на наш род.

   — И на Ругене Святой Свет тоже был мирным богом, — снова стал говорить Рюрик. — Но пришёл Готфрид-датский, овладел Арконой, разрушил храм и повесил моего отца Годолюба. Вот тогда мы построили в земле жмудей новое капище Святовиту, но теперь он вместо рога изобилия в руке держал меч... И уже с именем бога, ставшего воинственным, мы захватили Аркону, и остатки данов[18] покинули наш прекрасный остров. Если бы вы видели его! На просторах Ругена — буковые леса, ржаные поля, светлые песчаные дюны, зелёные луга, родниковые ключи и пресные озера, где обитают тысячи лебедей. На гранитных утёсах живут орлы, а в глубинах тихих морских заливов водятся гигантские черепахи и жирные нерпы. С какой неохотой я уезжал оттуда, когда меня позвали в Новгород вместе с матушкой. Она средняя дочь старейшины Гостомысла, отданная замуж за западнославянского князя, за моего отца[19]. До меня Новгородом правили не князья, а старейшины...

   — Позволь, княже, — снова перебил Рюрика Доброе лав Клуд. — А как же Бравлин, который сто лет назад приходил в Крым и осадил город Сурож, разграбив монастыри и церкви? Насколько мне известно, он звался князем... И ведь это Бравлина христианский Бог наказал за жестокость и повернул его шею так, что лицо оказалось на спине. И только когда князь отдал всё награбленное обратно, лицо обрело прежнее положение.

   — Может, ваши люди со страху возвели его в князья, — засмеялся Рюрик. Лоб у него просветлел, но Вышате, находившемуся рядом с князем, были хорошо видны его глаза, по-прежнему льдисто-холодные. — Матушка мне рассказывала о Бравлине. Он стал старейшиной после смерти одного из потомков Владимира Древнего... Бравлин — дед Буривоя, а Буривой был отцом Гостомысла. Я узнал, что Северную Русь создал некто Славен, поэтому Новгород и звался ранее Славенском. У Славена имелось три сына: Избор, Владимир, оставшийся в памяти народа как Древний, и Столпосвет. Мои родичи по матери от Владимира, но, к сожалению, их династия на Гостомысле закончилась. Все четыре сына старейшины погибли в битвах... Дочерей отдали замуж на сторону.

На исходе дней своих приснилось деду, что из чрева его средней дочери Умилы вырастает чудесное дерево, которое тут же покрывается плодами. И люди, приходящие отовсюду, начали рвать их и насыщаться ими. Наутро позвал Гостомысл волхвов и рассказал им о сне, и те ответили: «От сынов ея имать наследити ему, и земля угобзится княжением внука». Вот так и пал на меня жребий!

Властвую я в Новгороде уже два года. Лучше ли стала здесь жизнь?.. На вече кричат: «Не стала!» Были бы не правы, я бы внимания не обращал, да дело в том, что они правду кричат... Хотя я Изборск присоединил, Белоозеро. По рекам Шелони и Мете наши лодьи теперь свободно плавают. Товары возят. Торговля идёт, прибыль казне приносится. Но пока не озаривается земля так, как хотелось... Поэтому и пошумливают на меня новгородцы. А князем себя объявил, потому что не хочу под вечем быть: там глупцов хоть отбавляй. Создал, как у вас, Высокий совет, такой, о каком рассказывали в свой прошлый приезд в Новгород вот он и он, — Рюрик показал поочерёдно на купцов Селяна и Никиту. — Новгородские жрецы на меня сейчас брата Водима натравливают. Да забыли кудесники, что сами меня сюда звали... Видно, им больше всего не по нутру, что я князем себя объявил и их права урезал. Чертят на буковых дощечках историю славян. Там они князей обзывают «тёмными людьми»...

Рюрик полузакрыл глаза и, словно в изнеможении, откинулся прямой спиной назад, но оголённые по локоть руки, сжатые в кулаки, положил на столешницу и упёрся ими, как бы изготовляясь к рывку; жилы на его крепкой шее вздулись, тяжёлая золотая цепь шевельнулась... Лицо князя выражало сейчас решимость, а уголки губ, слегка подрагивающие, приняли откровенно угрожающий вид. Но это длилось недолго; Рюрик так же, как и откинулся, резко наклонился над столом, поднял кверху руки с уже разжатыми кулаками и, обведя собравшихся потеплевшим взглядом, звонко засмеялся, обнажая крупные, как у волка, зубы.

   — А что я всё о своих-то делах... О ваших рассказывайте.

   — Княже, может, ты уже знаешь, что мы недавно хазар от себя отогнали, хитростью взяли: ложный план им подсунули, каган с войском направились в те места, а они у нас под Киевом, как и у вас, есть болотистые... Пошли дожди, и хазары в грязи чуть не утопли... Постояли, поразмыслили, да и ушли ни с чем в свою Хазарию, — доложил Светозар, который посчитал, что ему, возглавляющему посольство, о киевских делах нужно говорить первому.

   — Думаю, ушли ещё и потому, что увидели силу: племя древлян было Заедино с нами. У последних случился четыре года назад в лесу страшный пожар. Мы приютили погорельцев, помогли им отстроиться.

А они тоже поспособствовали нам... — продолжил рассказ Вышата. — Да ещё ранее, когда на Византию ходили, крупно силою поддержали.

   — О вашем походе на Константинополь много доброго и славного слышал я ещё на острове Руген и по-хорошему завидовал... Кажется, впервые о русах похвальное слово произнесено было. И что примечательно — устами самих византийцев.

   — Мне интересно узнать, что за слова такие — «русы», «россы»? — спросил грек Кевкамен. — И почему так народ зовётся?.. Но прежде, чем услышу, хочу выпить за вас... Прожил я в Киеве четыре года и увидел, что добротой, прямодушием и храбростью вы многие народы превосходите. А побыл я во многих странах, есть с чем сравнить.

Кевкамен выпил полную чашу. Рюрик и гости тоже осушили свои чаши в знак благодарности за похвалу иноземца.

   — Хочу сказать, что на Ругене племя обитает, которое зовётся русью, и река с названием Русь протекает по земле Новгородской, — произнёс как бы в ответ на вопрос Кевкамена Рюрик.

   — И река Рось у нас тоже есть, впадает в Днепр, — промолвил доселе молчавший Селян. Он не только купеческими делами занимался, но и в качестве кормчего водил лодьи по труднопроходимым рекам, а в морях искусно отыскивал путь по звёздам.

   — «Русь» и «Рось», «русы» и «росы»... Слова эти — общие в славянском языке, — заметил Рюрик. — Они, видать, и обозначают всё, что связано с рекой и её руслом. Предки славян всегда селились ближе к воде.

   — А наши русалии — весенние песни и пляски у воды! — воскликнул Светозар. — «Русалки» и «русла»... Тоже общие слова у славянских народов.

   — В Крыму, например, русские поселяне быстрину — стрежень — на реках зовут руслиной... — вставил и своё слово в разговор о происхождении слов «русы» и «россы» Доброслав Клуд.

   — А русые волосы, светлые, как лен... Вот они почти у всех у нас одинаковые, кроме грека, у которого волосы чёрные, словно перья ворона... — кажется, уже хмелея, произнёс Никита.

И тут пришли на ум Рюрику слова, нарезанные на дощечках волхвами новгородскими: «Там Перун идёт, тряся золотой головой, молнии посылая в небо, и оно от этого твердеет[20]. И Матерь Слава поёт о трудах своих ратных. И мы должны её слушать и желать суровой битвы за Русь нашу и святыни наши. Матерь Слава сияет в облаках, как солнце, и возвещает нам победы и погибель. Но мы этого не боимся, ибо имеем жизнь вечную, и мы должны радеть о вечном, потому что земное против него — ничто. Мы сами на земле, как искра, и потому можем сгинуть во тьме, будто не было нас никогда.

И так слава отцов наших придёт к Матери Славе и пребудет в ней до конца веков земных и иной жизни. И с этим мы не боимся смерти, ибо мы — славные потомки Даждьбога, родившего нас через корову Земун. И потому мы — кравенцы: скифы, анты, русы, борусины и сурожцы. Так мы стали дедами русов и с пением идём в Сваргу синюю».

Рюрик снова повёл очами по лицам гостей, увидел, что лишь двое из них — боил Вышата и грек Кевкамен — сидят, как и он сам, почти трезвые, словно не пили. Другие же, вроде Никиты, начали соловеть...


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Аскольдова тризна"

Книги похожие на "Аскольдова тризна" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Владимир Афиногенов

Владимир Афиногенов - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Владимир Афиногенов - Аскольдова тризна"

Отзывы читателей о книге "Аскольдова тризна", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.