» » » » Валентин Сычеников - Критический момент
Авторские права

Валентин Сычеников - Критический момент

Здесь можно скачать бесплатно "Валентин Сычеников - Критический момент" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Научная Фантастика. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Рейтинг:
Название:
Критический момент
Издательство:
неизвестно
Год:
неизвестен
ISBN:
нет данных
Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания...

Скачивание начинается... Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Критический момент"

Описание и краткое содержание "Критический момент" читать бесплатно онлайн.








Сычеников Валентин

Критический момент

Валентин Сычеников

Критический момент

Вечерний выпуск.

Последние известия.

Рекламное приложение.

Объявления.

Посетите... продается... надежно, выгодно, удобно... летайте... меняю... Разыскиваются: Евгений Кузьмич Моде, возраст 47 лет, холост, кандидат технических наук, сотрудник информационно-вычислительного центра института электроники; Виктор Вячеславович Век, возраст 27 лет, кандидат технических наук, сотрудник информационно-вычислительного центра института электроники; Элла Вячеславовна Век, его жена, возраст 27 лет, сотрудник института геофизики. Опрос свидетелей. Все трое могли находиться вместе в ночь с 24 на 25 мая в квартире супругов Век по адресу: ул. Мельничная, № 59, квартира 14. Осмотр квартиры следствию ничего не дал. Установить местонахождение пропавших не удалось. В помещении обнаружен необычный аппарат с автономным питанием, обладающий запасом информации и воспроизводящий ее в форме человеческой речи. При попытке изучить аппарат выход информации прекратился, сигнальная лампа погасла. Есть основания считать, что она видоизменилась в результате вскрытия аппарата. Полученная информация изучается.

* * *

Бедные мамонты

Места у костра было мало. Понятно, что ближе к нему оказывались те, против чьей силы было трудно возразить, хотя как раз они-то могли бы позаботиться о слабых. Мясо тоже делилось несправедливо: более сытому - больший кусок, кто послабее - тому поменьше. Но таков был закон. Закон борьбы за существование, иногда ошибочно именуемый законом жизни, являлся главным действующим правилом в то далекое время, когда общество еще не было обременено милициями, сенатами и судами. Поскольку имена главных действующих лиц точно воспроизвести довольно трудно, мы не станем изощряться в фонетических приемах, а назовем их условно так: Век - это он, Эра - значит она, и другие в том же роде. Действие происходит в период, когда, как принято считать, заря цивилизации еще не разгорелась, и люди еще только-только отрывались в своем развитии от братьев своих младших по разуму. Уточним тут же, что Век и Эра - супруги, хотя не имеют не только соответствующих печатей в паспортах, но и самих этих документов. Просто он заботится о ней, она - о нем. Итак, последние ломти Мамонтова мяса с хрустом перемалывались челюстями не очень-то многочисленного племени. Нужно напомнить, что люди тогда еще не страдали ожирениями, одышками, инфаркт еще не был открыт несуществовавшей медициной, а потому питались все весьма плотно даже на ночь. Эру не терзали мысли о своей фигуре - сложением она была великолепна - и потому не уступала в аппетите своему супругу. Однако, как было уже упомянуто, мясо заканчивалось. Эра с сожалением это обнаружила, облизала пальчики, обернулась к Веку и заметила... Да, давайте сразу договоримся: поскольку их язык вам будет не совсем понятен, я не буду усложнять вам жизнь и сразу приступлю к синхронному переводу. Эра заметила: - Век, милый, шашлык закончился, а я не наелась, дай кусочек твоего. Он ласково улыбнулся в ответ: - Дорогая, не слишком предавайся чревоугодию, подумай и о духовной пище. Намек был понят. Ее глазки радостно засветились, она подхватила шкурку помягче и потащила Века от общепита. Нужно заметить, что телевизоров у племени не было, библиотеку создавать они не стали из-за громоздкости, радио Попов еще не изобрел. В качестве духовной пищи они принимали созерцание окружающей среды, благо девственной, и, конечно, самую древнюю науку и искусство - любовь.

События, ради которых мы обратили внимание на племя, начались только на следующий день, утром, часов примерно в семь. Поэтому мы не станем ночью вторгаться в интимный мир влюбленной пары, а вернемся к ним на заре.

Над землей торжествовал май. Весна есть весна! Но в то далекое время она в Риге начиналась... Нет, проще сказать, что она не кончалась, так как среднесуточная температура мая приблизительно была такой, как сейчас в августе на Канарских островах. Буйно цвели папоротники, благоухали... забыл, как они назывались, в небе порхали птеродактили, в милых сердцу волнах Балтики шныряли ихтиозавры. Нужно уточнить, что воды в море было гораздо больше, и лагерь описываемой организации на крошечном полуострове располагался где-то в районе теперешнего Эргли. Век проснулся первым и, гладя шелковистые волосы на головке Эры, покоившейся на его плече, жмурился от солнца, только что показавшегося на востоке. Люди тогдашние в общем-то почти не отличались от нынешних. Правда, они носили минимум одежды и не только оттого, что было тепло или не было ателье индпошива, но и потому, что, высоко ценя красоту, не прятали ее под покровами, а напротив - хвастались тем великолепным даром природы, который теперь мы прозаично называем телом. Привольная жизнь, свежий воздух, систематические занятия спортом позволяли всем иметь ладную фигуру и любоваться друг другом. Ну, да ладно. Привычки, кстати, у людей были весьма похожи на теперешние и среди них - утренний завтрак. Правда, приготовить его было обязанностью мужчин. Поэтому Век, хоть ему и не хотелось этого делать, все же решился потревожить Эру, прежде чем отправиться на охоту. Он встал, стряхнул с гладкой кожи обильную росу и углубился в размышления: на мамонта пойти или же попробовать поймать маленького динозаврика. Эра тоже поднялась и, словно читая его мысли и зная, что второе гораздо трудней, поцеловала мужа в могучее плечо и подзадорила: - Динозаврика хочу, динозаврика!.. "Ох уж эти женщины!"- усмехнулся Век, но, делать нечего, подхватил дротик и... Вот тут-то и началось. Ясное солнышко вдруг померкло, стало едва заметным. Резко сгустились сумерки, на небе выскочили звезды. Такого поворота ни Эра, ни Век не ожидали. Эра, однако, быстро смекнув, что супруг все это устроил (ох уж, эти мужчины!) лишь бы не идти за лакомым пресмыкающимся, заныла: - Вечно ты со своими дурацкими шуточками! Никогда не можешь услужить любимой женщине... Вот возьму и на развод подам! - Иди ты со своим разводом!- в сердцах сплюнул Век. К теще иди - вместе поноете. Это свойственно мужчинам всех рангов и эпох - под грубостью скрывать растерянность. Воспоминание о теще обернулось, как ни странно, мыслью о родном племени. Век схватил свою подругу за руку: - Побежали к нашим!

У костра никого не было. Так всегда был устроен человек: поддавшись панике, он начинает метаться и зачастую покидает именно то место, возможности, условия, которые как раз и представляют оптимальный вариант для спасения. Племя, в панике перед силами природы, бросилось от костра куда глаза глядят и, не находя ничего лучшего, мчалось по лесу, не зная где остановиться, за что зацепиться, теряло своих членов и было уже обречено на гибель. Эра и Век, наткнувшись на костер, зацепились за него, остановились, остались. Здесь все же теплее. Стремительно холодало. Все живое в панике беспомощно и ошалело металось, периодически на какое-то время замирало, как бы прислушиваясь, и снова приходило в движение. С севера тянуло ледяным ветром. Оттуда надвигались мороз, лед, ги- бель. Поглядывая на вечернее небо, не по времени усыпанное звездами, выделяя одну из них, которая стремительно увеличивалась в размерах и уже превратилась в светящийся диск, Век сосредоточенно размышлял: "Что же случилось?"

* * *

- Люпопытно, любопытно,- протянул Евгений Кузьмич, похлопывая рукописью по столу, и обернулся ко мне.- Ты извини, Виктор, я тут фантазию одну твою прочел, пока ты возишься. Я сделал вид, что смущен, Элла, вошедшая вслед за мной, изобразила то же и на всякий случай даже уронила один бокал. Евгений Кузьмич неловко улыбнулся: - Вы что? - он пожал плечами.- Да ну, бросьте... Кто, хе-хе, не пописывает по молодости... Но я, предостерегающе шепнув жене: "Не переиграй!", уже подошел к нему, словно оправдываясь, сказал: - Да что вы, Евгений Кузьмич... Она споткнулась... - Отметив, что он прочел все до конца, я взял рукопись из его рук. - Это так, - в тон ему, хе-хе, фантазия... Элла убежала на кухню.

Через несколько минут стол уже был накрыт. - Итак, за юбилей!- Евгений Кузьмич поднял бокал с шампанским.- Знаете, ребята, гляжу я вот на вас и радуюсь. Как это здорово, как прекрасно, что вы такие дружные, молодые, сильные. Это очень важно, когда двое - мужчина и женщина - встречаются и оказываются именно теми... понимаете... единственными, предназначенными друг для друга, что ли, созданными друг для друга. Вот как вы. Сколько я вас знаю, вы, действительно, как одно целое. Вы понимаете друг друга с полуслова, с полувзгляда. Как будто вы прожили вместе не... э-э, фу ты, дьявол, Виктор, сколько же вы прожили? Я переглянулся с Эллой, улыбнулся: - Считайте - два, Евгений Кузьмич. - Почему "считайте"?- удивился он.- Впрочем, это не мое дело... Так о чем же я говорил? Ах да. Вы так понимаете друг друга, что кажется, будто прожили вместе не два года, а двадцать два, да что я говорю, - двести двадцать два. - Добавьте, Евгений Кузьмич, еще тыщонки две, - усмехнулась Элла, - чего уж скромничать. - Элла, Эллочка моя, - радушно обратился он, - да я могу вам и двадцать тысяч добавить... Я почувствовал, как Элла вздрогнула при этих словах, осторожно под столом нащупал ее руку и бережно погладил. - Но вам ведь не дашь и двадцать два, - закончил Евгений Кузьмич и весело засмеялся, очевидно посчитав, что сделал весьма удачный комплимент. Да, я забыл сразу представить. Евгений Кузьмич - мой официальный научный руководитель. Вернее - бывший. Год назад он "протащил" мою кандидатскую. Я тогда разрабатывал тему о способах преобразования естественного интеллекта в искусственный. В кругах пошли разговоры, что тема-де никому не нужна, бесперспективна, что толку от нее никакого, и диссертация оказалась под угрозой. Все в то время бредили созданием чистых машинных интеллектов, возможности естественных принижались, и способы их трансплантации или выращивания имели сторонников меньше, чем противников. Никто не задумывался, что машинный интеллект - вовсе не интеллект, просто так почему-то стали называть работу высокоорганизованных машин. Ученым понравилось отождествлять функции приборов с понятиями, присущими человеку. Оттуда и пошли машинные интеллекты, языки, поколения и прочая несуразица. Но я-то знал, что машина - всего лишь машина и ничего более, она может быть только подспорьем для человека. А вот ему, человеку, нужно развивать свой интеллект, и если уж создавать искусственный, то аналогичный естественному и из того же материала. Тему поэтому бросить я не мог. Тем более, что уже тогда мы с Эллой приступили к осуществлению своего плана... Тогда-то я и познакомился с Евгением Кузьмичом. Он имел связи и доводился родней ("седьмая вода на киселе") какому-то важному члену ВАКа. Евгений Кузьмич "открыл" чрезвычайную свежесть мысли в моей работе, сделал на это ставку - "открытие нужно признать" - и протолкнул тему через ВАК, сражая противников одним аргументом: "нет внедрения, так хоть мысль есть". Остальные работы в том году как раз были тухлые, не имевшие ни перспектив внедрения, ни сколько-нибудь интересной мысли (что делать, всем нужна степень - хоть на выеденном яйце). ВАК был в растерянности - срывался план поставки ученых, поэтому и защитили по-быстрому всех, кто был поближе. Получив возможность использовать лабораторию со штатом сотрудников, я отблагодарил Евгения Кузьмича одной идейкой, хотя он, кстати, так и не смог сдвинуть ее с мертвой точки. Потом мы с ним почти не встречались. Однако, буквально на днях он позвонил, сказал, что ознакомился с моей докторской и рад поздравить со столь быстрым продвижением. Этот звонок и решил наши с Эллой колебания. Нет, это была не прихоть: мы повели серьезную и тонкую игру. Мы давно искали эффективный способ обнародования нашей строго обоснованной научной теории. Евгений Кузьмич был просто находкой. Мы не колеблясь решили воспользоваться случаем. Сообщив о семейном торжестве, мы тут же пригласили Евгения Кузьмина. А избранная форма разговора с ним была самой надежной, иначе он выбыл бы из игры сразу после сдачи карт. Наш "сабантуй" был в разгаре, когда Евгений Кузьмич вспомнил о моей рукописи. - Так ты считаешь, что мамонты тогда вымерли? - то ли шутя, то ли серьезно спросил он. Мне, однако, было не до шуток. Я покосился на Эллу, ища совета, увидел ее подбадривающий взгляд: "Давай, только осторожно, не спугни". - Конечно, Евгений Кузьмич, - начал я, внимательно глядя в глаза собеседнику, - лишив Землю солнечной энергии на какой-то десяток часов, ее можно покрыть льдом. Посудите сами, за семь часов майской ночи температура воздуха при отсутствии ветра падает почти на десять градусов - зависимость арифметической прогрессии, с коэффициентом, примерно, минус полтора. Притом заметьте, что ночью планета все же подогревается с другой стороны. Если она не получит тепла и оттуда... - Евгений Кузьмич сделал протестующий жест, однако я не дал ему вставить ни слова, - ... прогрессия становится геометрической. Чем дольше нет солнца - тем стремительней холодает. При таком остывании достаточно часов пяти - и Земля превратится в ледышку. Все это крайне просто, но никто почему-то об этом до сих пор серьезно не задумывался. Ну, вертится шарик - и пусть себе... Евгений Кузьмич сосредоточенно молчал, очевидно пытаясь оценить услышанное. Элла, взглянув на меня и получив немое согласие, подлила масла: - Видите ли, Евгений Кузьмич, Земля, если можно так выразиться, существует на пределе. Ее климат, как ни странно, зависит более не от угла наклона оси к плоскости эклиптики, а от периодичности смен дня и ночи. Изменение наклона оси может вызвать только общее изменение климата по широтам. А вот изменение долготы дня - необратимое - приведет к коренным преобразованиям. Затененная сторона Земли очень быстро охлаждается. Слегка гиперболизируя, можно сказать, что к концу ночи она уже находится в состоянии клинической смерти, и только рассвет спасает ее... - Элла на минутку умолкла, как бы убеждаясь, что ее доводы достигли сознания адресата, и продолжила: - При этом нужно учесть, что ночью планета обогревается с другой стороны, и ветры перемешивают атмосферу. А если Земля и там без тепла - воздушная оболочка принимает единое направление движения: от полюсов к экватору, с учетом тепла океана, от экватора вверх, в холод космоса, а с полюсов устремляются новые массы ледяного воздуха, что значительно ускоряет охлаждение. - Это тема вашей диссертации? - вдруг перебил Евгений Кузьмич, заинтересованно взглянув на мою жену. - Расчеты подтверждают? "Дать расчеты?" - уловил я мысль Эллы и отмахнулся: "Оставь,- ни к чему". - Считайте это гипотезой,- произнесла она вслух. - Н-но, простите,- спохватился Евгений Кузьмич, - как Земля может быть не освещена с другой стороны? Ведь Солнце-то светит! Элла улыбнулась, быстро наклонилась к стоящей у стола тумбочке, извлекла исписанные листы и, стараясь как можно учтивее обращаться к нашему гостю, протянула ему рукопись: - Прочтите, Евгений Кузьмич, а я пока еще кофе поставлю. Виктор, с чем кофе будешь? - Конечно, с "бальзамом", - живо откликнулся я. - А вы не будете пьяненькие? - шутливо погрозила она пальчиком, но добавила:- Впрочем, пейте, может быть в последний... - и осеклась, заметив мой предостерегающий взгляд. Ее ладная, стройная фигура мелькнула в проеме двери и исчезла. "А вдруг навсегда? - неожиданно испугался я. - Вдруг навсегда!" Но я сдержался, стряхнул с себя мимолетное оцепенение и постарался прислушаться к мыслям Евгения Кузьмича, впитывающего содержание моей рукописи. Оро Блестящая тарелка стремительно мчалась над поверхностью леденеющей Земли. Вуд неподвижно застыл у экрана, изучая покрытую снегом равнину. Океан и моря еще были свободны, только прикованные льдом к берегу, они клубились огромными восходящими облаками пара. Первыми погибли динозавры. Их трупы то тут, то там торчали по краям ледяных полей. Птеродактилей в воздухе тоже уже не было видно. - Вуд, как ты думаешь,- спросила Кола,- кто следующий? Он пожал плечами: - Мне кажется, отдельные виды ихтиозавров смогут сохраниться еще долгое время. Видишь - они ушли к экватору. К тому же они могут уцелеть и на большой глубине. Но это будут только отдельные экземпляры. Кола подошла к нему сзади, обняла. - А мамонты? - Вот они-то скорей всего и вымрут следующими,- не отрывая глаз от экрана, протянул Вуд. Кола бросила взгляд на экран, на котором явственно виднелся мечущийся в снегу, ревущий мамонт, дернула Вуда за рукав: - Милый, давай обратно, а? Ты представляешь, какими мы вернемся?!- она вздохнула.- Мы здесь уже две недели! Как подумаю, что у нас это равно всего двум минутам!.. - Ах, Кола, ну что тебе за разница - минуту ты проживешь или даже год?! Подумаешь, умрешь на пару лет раньше! - Пару, пару...- передразнила Кола,- сколько этих пар уже прошло! Я старею действительно не по дням, а по часам. Посмотри вон, Лана какая цветущая, а ведь мы были ровесницами! - Бог мой, да ведь это всего третья наша экспедиция, - рассмеялся Вуд, - и Лана в трех была. - Ну и что?.. - Кола следовала упрямой женской логике. Я скоро буду выглядеть старше своей матери, а тебе, конечно, наплевать на это! -- Ох и надоела ты мне со своей матерью!- вспыхнул Вуд, раздраженно обернулся к Коле, хотел еще что-то сказать, но передумал, махнул рукой, снова уставился на экран, буркнул:- Дай лучше коктейль! Кола, поняв, что напрасно разозлила его, быстро приготовила коктейль и пустила в ход другое оружие. - Вуд, милый,- ласково протянула она, устраиваясь у него на коленях и подавая ему коктейль,- поцелуй меня. Он смягчился, и не отрывая глаз от экрана, потянулся к ней губами. - Вуд, ну подумай обо мне, - целуя его, продолжала Кола,- разве же ты хочешь погубить женушку-красавицу? Ну, поехали обратно, мы же всё сделали. - Ох, ты, капризница моя маленькая, - он улыбнулся, оборачиваясь, целуя ее, - ну, поехали, поехали,- и протянул руку к пульту. Кола радостно чмокнула его в щеку, бросила взгляд на экран, махнула рукой: - До свидания, планета! - и вдруг ахнула: - Ой, Вуд, смотри! Там две обезьянки у костра и никого рядом... И, по-моему, тоже семья! Возьми их, а? Ну, возьми!..- хлопнула она в ладоши,- ну, для меня! - Ладно,- согласился Вуд, специальным захватом подцепил Эру и Века и нажал кнопку обратной связи.


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Критический момент"

Книги похожие на "Критический момент" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Валентин Сычеников

Валентин Сычеников - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Валентин Сычеников - Критический момент"

Отзывы читателей о книге "Критический момент", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.