» » » » Юлия Архангельская - Леденцовые ножи. 2008—2016

Юлия Архангельская - Леденцовые ножи. 2008—2016

Здесь можно скачать бесплатно "Юлия Архангельская - Леденцовые ножи. 2008—2016" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Поэзия, издательство ЛитагентРидеро78ecf724-fc53-11e3-871d-0025905a0812. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Юлия Архангельская - Леденцовые ножи. 2008—2016
Рейтинг:

Название:
Леденцовые ножи. 2008—2016
Издательство:
ЛитагентРидеро78ecf724-fc53-11e3-871d-0025905a0812
Жанр:
Год:
неизвестен
ISBN:
нет данных
Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания...

Скачивание начинается... Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Леденцовые ножи. 2008—2016"

Описание и краткое содержание "Леденцовые ножи. 2008—2016" читать бесплатно онлайн.



Юлия Архангельская всю жизнь живет в Москве. Окончила филфак МГУ. Двое детей. Печаталась в журнале «Знамя» (№3 за 2011 год, «Время молчания», и №9 за 2014 год, «Киевский сухой букварь»). В книжке собраны стихи последних лет. В конце, в приложении, – ранние юношеские стихи.





Леденцовые ножи

2008—2016

Юлия Архангельская

© Юлия Архангельская, 2016


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

«когда всё кончится не слушай голоса…»

когда всё кончится не слушай голоса
и не взирай на лица
как раненый смотри на небеса
над полем Аустерлица

там голубая смальта и вода
журавлики в полёте
предательство уходит навсегда
вне времени и плоти

и тают леденцовые ножи
в сияющем овале
а ты себе не двигайся лежи
на сером покрывале

«горячей глиною и сладкой…»

горячей глиною и сладкой
себя я чувствую в бреду
с ножом под правою лопаткой
дождём пылающим иду

иду припадочной Москвою
в воде и в воздухе пожар
и над тяжелой головою
дыханье мутное как пар

и перевёрнуты бульвары
везде тревога под и над
трещат горящие гитары
в зрачке колючий рафинад

сползают старые вериги
и кажется сейчас умру
и пелрамутровые сдвиги
змеиной кожи по нутру

«То стихнет, то снова появится…»

То стихнет, то снова появится
какой-то мотивчик простой…
колотится сердце и плавится,
взлетая из клетки пустой.

«хозяин плюшевой собаки…»

хозяин плюшевой собаки
что может сделать человек
когда на мусорные баки
он тихо смотрит целый век

в его окошко постоянно
стучится дерево в дожде
в какой-то полудеревянной
забытой богом слободе

и по окраине столичной
идёт он вечером домой
и в этой комнате обычной
такое слышит Боже мой

и знает открывая двери
квартира тёмная пуста
но там его по крайней мере
всего объемлет теплота

такого в общем не бывает
и время движется к зиме
он напевает напевает
и улыбается во тьме

«что вам музыка? прыгайте в бездну…»

что вам музыка? прыгайте в бездну,
забывайте, теряйте ключи…
«даже если навеки исчезну —
только пой, только пой, не молчи!

в перезвоне ночного трамвая,
в переходах, где пахнет мочой, —
всё равно я живая, живая,
как мертвец с восковою свечой,

мне и слушатель, в общем, не важен
если я родилась – и пришла
изо всех переулков и скважин,
отмывая тебя добела.

«В зеленеющем сумраке дня…»

В зеленеющем сумраке дня,
Где сплетаются липы и ели,
Укачайте, растенья, меня
В светоносной своей колыбели.

Заверни меня, солнечный лес
В тихий шелк листвяного покрова,
В этот родственный шепот древес,
Воскресающий снова и снова…

«Сплетаясь – бормоча – шумя – ветвясь —…»

Сплетаясь – бормоча – шумя – ветвясь —
качаясь – шелестя – припоминая,
высокий лес вздыхает, затаясь,
лежит на листьях влага слюдяная;

я знаю – Книга там в зелёной мгле
огромная, и Слово в ней ветвится;
она раскрыта прямо на земле
на самой важной для меня странице;

но корни оплетают переплёт
и буквы будто пчёлы улетают…
крушина – донник – зверобой – осот —
тысячелистник – мята золотая.

«В неумолкающем говоре дня…»

В неумолкающем говоре дня
и в ликованьи ночного распева —
кто я, что Ты вспоминаешь меня
и поливаешь засохшее древо?
Кто я, что воды сияющих рек
радости – всей сокрушительной силой…
Всё ж пожалей меня, я – человек:
вдруг и не выдержу? Боже, помилуй.

«не ходи по тёплому асфальту…»

не ходи по тёплому асфальту
не шурши каштановым листом
будто сквозь колодезную смальту
ты вернёшься в свой любимый дом

полнотелой рыбою вплывая
чайничек увидишь на столе
всё как будто ты опять живая
на своей пронзительной земле

«Остановилось лето невпопад…»

Остановилось лето невпопад,
узорный холод в воздухе ветвится
и пустотою пеленает взгляд,
и в небе сковывает птицу…

Последний раз лови осенний свет
вбирай в себя, зрачок влюбленный,
пока древесных рыбок тает след,
как в горьком горле леденец лимонный…

«Да, в Москве-то погода такая едва ли продлится…»

Да, в Москве-то погода такая едва ли продлится,
столь сухая и звонкая, что на оконном стекле
снег, устав на лету шелестеть и на землю стремиться,
оставляет лишь звук, а потом исчезает во мгле;

да, устойчивость схлынет, останется рыхлая влага
будем снова мы в ней свои гнезда непрочные вить,
и замесится грязь, и размокнет навеки бумага,
и слова растворятся, забыв очертанья явить.

«Уютной стала вдруг квартира…»

Уютной стала вдруг квартира,
И водворился за стеной
Сумбурный дождь, обняв пол-мира,
Горошек мелкий жестяной

И, дробный говор постигая
Я долго не могу заснуть,
И даже свет не зажигаю,
Чтобы пространство не спугнуть.

«Закрой глаза – и клочьями огня…»

Закрой глаза – и клочьями огня
день пролетает мимо;
как не хватает суток – ночи, дня
и сумерек неизъяснимых,
где так прозрачны Лев и Водолей
и призрачна разлука,
и все пути короче и светлей,
чем отраженье звука.

«Я вышла на синюю улицу…»

Я вышла на синюю улицу.
Ну вот и закончился день.
Вернуться. Свернуться. Ссутулиться.
Уйти в осторожную тень.

Но, стоя в снегах остывающих
легчайшую песню пою.
В обители вечно играющих
я более не состою.

И свет, ненароком приснившийся
в кармашке храню потайном.
И кто-то, навек заблудившийся,
рыдает в лесу ледяном.

«Вот, посмотри, – Я даю ключи…»

«Вот, посмотри, – Я даю ключи:
плачь, веселись и грусти со всеми.
Саморазвёртываясь в ночи,
точка души поглощает время.
Но уж короче дороги – нет!
И, согревая свои пространства,
лишь береги этот черный цвет
нищего, птичьего постоянства.
И не дерзай задевать струну
счастья чужого и вольной воли…
Я отпускаю тебя одну —
в страшную область любви и боли.»

«Я не вижу в упор этой длинной зимы…»

Я не вижу в упор этой длинной зимы,
на морозе хрустящей раскрошенным льдом:
у меня – золотые холмятся холмы,
то взлетая, то падая в ритме твоём,

и проходит в цветном опереньи весна
и касается ангел оглохших ушей,
и безумная птица короткого сна
режет воздух крылами острее ножей,

и сверкающий полдень горяч и открыт
в сундуках опрокинутых нет ни гроша,
и на грани высокого кича, навзрыд,
по расстроенным клавишам скачет душа.

«Струится время, минуя нас…»

Струится время, минуя нас,
и тают сухие льды;
ты держишь меня у самых глаз,
как будто глоток воды…

Но если умрём, – почему, скажи
поёт и ликует твердь?
Любовь моя, ты коротка, как жизнь,
зато и крепка, как смерть.

«В лабиринте стрелочек и арок…»

В лабиринте стрелочек и арок,
на морозном пике декабря
мне вручили это как подарок,
ни о чём со мной не говоря,

и сияет день одушевлённый
помещаясь у меня в руке,
как большая брошка, жук зелёный,
малахит на тоненьком замке.

«Ничего мне от тебя не надо…»

Ничего мне от тебя не надо.
Я пройдусь по улице пустой —
синяя февральская прохлада
разведёт вишнёвый цвет густой.
А домой приду – лицо умою:
пусть вода целебная звенит
и перегородчатой зимою
всё – как было – вновь заледенит.

«Верю всему я – и всё принимаю…»

Верю всему я – и всё принимаю,
но в безоглядности этой смешной
я все равно про себя понимаю:
ты – это чудо, что было со мной.

Я – не запомнюсь, сотрусь, понемногу
свой уменьшая безлунный объём,
ты же – останься и стой, ради Бога,
стой, как сейчас, на пороге своём,

стой и смотри в это небо простое
в самом начале любви и хвалы,
где зажигает окно золотое
свет, появляясь из утренней мглы.

«Подробно и обстоятельно…»

Подробно и обстоятельно
разлука нам лоб холодит.
Присутствие необязательно.
И даже, пожалуй, вредит.
Иначе душа и не тронется
в такой вот смертельный полёт
и всей сумасшедшею звонницей
не грянет о каменный лёд.

«Треснул лёд, и голуби взлетели…»

Треснул лёд, и голуби взлетели,
чистота арбузная звенит, —
это утро пятого апреля
весело мне щёки леденит,
это сердце, как воздушный шарик,
глупое, висит на потолке,
и любви бесхитростный фонарик
сам собою светится в руке.

«Её как хочешь, право, назови —…»


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Леденцовые ножи. 2008—2016"

Книги похожие на "Леденцовые ножи. 2008—2016" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Юлия Архангельская

Юлия Архангельская - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Юлия Архангельская - Леденцовые ножи. 2008—2016"

Отзывы читателей о книге "Леденцовые ножи. 2008—2016", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.