» » » » Герман Мелвилл - Стихотворения и поэмы

Герман Мелвилл - Стихотворения и поэмы

Здесь можно скачать бесплатно "Герман Мелвилл - Стихотворения и поэмы" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Поэзия, издательство Художественная литература. Ленинградское отделение, год 1988. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Герман Мелвилл - Стихотворения и поэмы
Рейтинг:

Название:
Стихотворения и поэмы
Издательство:
Художественная литература. Ленинградское отделение
Жанр:
Год:
1988
ISBN:
5-280-00316-6 (Т. 3)
Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания...

Скачивание начинается... Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Стихотворения и поэмы"

Описание и краткое содержание "Стихотворения и поэмы" читать бесплатно онлайн.



При жизни Г. Мелвилла (1819–1891) его стихи издавались очень малыми тиражами либо вовсе не издавались. Поэтическое наследие писателя долгое время оставалось неизвестным, и даже в США читатели смогли углубленно познакомиться с ним только в 1960-х гг.

Представлены все опубликованные на русском языке переводы стихотворений Г. Мелвилла (избранное). Вошли стихи из сборников «Батальные сцены, или война с разных точек зрения» (1866; Гражданская война в США); «Джон Марр и другие матросы» (1888; морской опыт писателя), «Тимолеон и другие стихотворения» (1891; путешествие в Грецию и Италию), а также посмертно опубликованные рукописи (на различные темы; лирика и пр.). Включены и фрагменты из двухтомной поэмы «Клэрел» (1876; по мотивам путешествия в Палестину), которая знаменита тем, что по объему в два раза превышает «Потерянный рай» Дж. Мильтона.

Перевод стихотворений Г. Мелвилла на русский язык был издан, судя по всему, один раз.








Из сборника «БАТАЛЬНЫЕ СЦЕНЫ, ИЛИ ВОЙНА С РАЗНЫХ ТОЧЕК ЗРЕНИЯ» (1866)

ЗНАК

Перевод В. Топорова

Тень разодрана лучом,
Не укрыться нипочем
На брегу твоем крутом,
Шенандоа.
Бушевала здесь война.
(Эх, Джон Браун, старина)
Не зазеленеют ветви снова.

Эти раны, там и тут,
Никогда не зарастут,
Иль напрасен бранный труд,
Шенандоа?
Рана каждая страшна.
(Эх, Джон Браун, старина)
Метеор сраженья рокового.

ОПАСЕНИЯ

Перевод В. Топорова

Когда ураганы свои океан
Во глубь континента нагонит —
Смятенье и ужас на лицах крестьян,
И город измученный стонет, —
Тогда не открытых, а внутренних ран
Боюсь я твоих, государство.
Боюсь твоих величайших надежд, отравленных ядом
коварства.

Природу сумеем, пожалуй, сдержать,
А может быть, даже сдержали;
Сумеют и дети — и с пользой — читать
Ее роковые скрижали.
Но бури есть тайные — их не унять
Нам и не понять их, а все же
Боюсь, что прогнили стропила домов и киль корабля
покорежен.

БОЛС-БЛАФФ

РАЗМЫШЛЕНИЕ (ОКТЯБРЬ, 1861)

Перевод Игн. Ивановского

Однажды в полдень, стоя у окна,
Я увидал — о этот горький вид! —
Как парни, каждый ряд — в струну,
Шли на войну,
Оркестрами гремя на всю страну,
И женщин радостный синклит
Приветствовал их, за волной волну.

Под ярким солнцем лился их поток,
Цвели, как юный клевер, их сердца.
(Коснулся ветерок лица.)
Их жизнь звала,
Вдомек ли им, что смертного венца
На многих тень уже легла?
Ведь молодость жить хочет без конца.

Прошли недели. Ночью у окна
О тех, ушедших, сну наперекор
Я думал. (О война! Ты — вор.)
И топот ног
От набережной долетел во двор.
Я грустно слушал, одинок,
Пока последний не умолк повтор.

ДОНЕЛСОН

(ФЕВРАЛЬ, 1862)

Перевод Ал. Ал. Щербакова

Еще во рту горчило от запрета,
Которому подверглись все газеты,
И над страной густая висла тень,
Когда по снежной слякоти, в которой
Тонули улицы, перед связной конторой
Сошлась толпа взглянуть на бюллетень
Со сводкой новостей с полей сражений,
Висящий на доске для объявлений.
Перед доской клубок людской набух,
Туда и не пробиться тем, кто сзади.
«А ну-ка сдай! — раздался крик. — Эй, дядя!
Ты выше всех! Будь добр, читай-ка вслух!»

НАМ СООБЩАЮТ.
Генерал Ю. Грант
(На днях явивший нам свой воинский талант),
Имея под командой три бригады,
К полудню в среду занял с трех сторон
Рубеж, весьма удобный для осады
Мятежной цит а дели Донелсон.

Мятежники надежно укрываются
На гладком и обширном плоскогорье.
Оно к реке о т весно обрывается.
А с трех других сторон врагу подспорье
Овражистые склоны, нисходящие
В подмокший дол, поросший дикой чащею.
Насыщена ле с ная террито рия
Нерегулярной сетью укреплений,
Прикры в шей кряж с различных направлений.

Мы в Теннесси. Здесь в это время года,
По нашим взглядам, майская погода.
Для северян и жителей степей
Вид сказочный. Взираем, изумленные,
На дебри, где сплетения ветвей
Увешаны о мелою зеленою.

В войсках царит решимость. Все уверены
В том, что осада долго не продлится.
Мы п о вторять ошибок не намерены,
Топчась у сильных вражеских позиций.
Считают, с марша будет нанесен
Прямой удар по форту Донелсон.

Ночь отвисев, та синяя бумага
Поблекла и размокла на дожде.
Но утром новая повисла, благо
Поспели новости.

БЛИЗ ФОРТА Д.
Грант полукругом разме с тил полки,
И наша линия расположения
На флангах вышла к берегу реки.
Мятежники попали в о к ружение.
Все это славно совершилось в среду.
Но парн и платят кровью за победу.
К той линии, что в штабе намечают,
Увы, дается с бою каждый шаг.
Стрелки-охотники нам очень д о кучают,
Упорен и коварен враг.
Но цель достигнута, а поз д няя пора
Смирила пыл сторон.
В четверг с утра
Удача! Нами занят склон пологий
Почти до самой вражеской берлоги.
Противник вылазку затеял, но была
Она отр а жена. А с левого крыла
Нажим бригады нашей пешей
Успеха не имел, смят контратакой с флешей.
И все-таки погода подвела.
С полудня пасмурно, не то что день вчерашний.
Подмерзло ночью. Это их стрелкам
В чащобах топких облегчает ша ш ни.
Остыли шомпола и липнут к языкам.
А как согреться? Кто побесшабашней,
Те пляшут, хлопают покрепче по бокам.

Треск выстрелов и крики целый день.
Парням сегодня туго. За любой
Валун замш е лый или толстый пе нь
Идет жестокий рукопашный бой.
Бывает, что, стремясь укрыться за кустом,
В упор встречаешь там того, кого не чаешь.
Картечь в один удар сметает взвод гуртом.
Вид полных лаз а ретов удручающ.
Полковник Моррисон погиб у нас, увы,
Когда он вел свой полк на фл еши через рвы.
Их меткие стрелки нас очень беспок о ят.
В ответ, озлясь, и наши кроют:
Их канониру высунуться стоит —
Уж точно не снесет он головы.
Как дикари у соло н цов лесных
В засаде лося ждут, так ждут и наши их.
И тут уж кто кого. Угрюмость небосклона —
Предвестье скорого паденья Доне л сона.
Мятежникам несвычны холода.
Нам, северянам, х о лод не беда,
От стужи наша сила не скудеет,
Так что, сч и тайте, стужа нам радеет.

ДОПОЛНЕНО.
…И вынесло из шанцев
Орду вопящих оборванцев.
Лишь белый вроде знак на р у кав е
Их отличал от шайки мародеров.
Но были среди них, держались во главе
Патриции на вид, петлицы у которых
Кипели золотом — те, жаждущие славы,
Что подняли мятеж, отважный и неправый,
Их заводилы. Этою толпой
Помяты были в некоторой мере мы,
Но поле удержал и за собой,
Хотя и с неизбежными потерями.
Намного лучше шли у нас дела
Во время действий правого крыла,
Где двигалась ударная колонна
Через ольховник скрытно вверх по склону.
Казалось снизу — парни не взойдут.
Но все-таки они взошли и даже
Местами од о лели гребень кряжа
И напоролись прямо на редут.
Тут их заметили. Сосредоточенный
Огонь обрушился на смельчаков,
И не один из них пал, изрешёченный,
Ища укр ы тия от пуль врагов.
Возможно, дерзость их была чрезмерна,
Но уцелевшие в рассыпку залегли
И отбивались т ам до часу дня примерно,
Когда приказом их за гребень отвели.
Едва ли горсть из них пробила путь назад,
Оставив мертвые тела и кр о ви лужи,
Как бы висячие сады смертельной стужи,
Которые сном непробудным спят.
Они отомщены. Шквал ядер и гранат
Накрыл редут, а в нем мятежников скопл е ние,
Как полагают, там посеяв ад
И начисто сорвав контрнаступление.
(Отрывок этот в трепет нас поверг.
В нем, в и димо, даны подробности той
акции,
Которая была предпринята в четверг.
О ней писалось р а нее. — Редакция.)
Благополучным не назвать ночлегом
Тот, что пришлось нам нынче пережить.
К полуночи ударил дождь со снегом,
И то-то начало в костях мозжить.
К утру мы все почти заледенели.
Палаток нет. И даже нет шинелей.
Посбрасывали их, пока мы шли сюда.
Погода-то была почти по-майск и жаркая,
А марш — ускоренный. Вот по запарке и
Шинели, скатки прочь. А здесь без них — беда!
Костры начальство запретило жечь,
И сам не разожжешь, чтоб пули не навлечь.
Еды горячей нет. Промокли все до нитки.
А тут еще и снег. Предпринял враг п о пытку
Пойт и на вылазку. Война и есть война.
Запл а тит Донелсон за это все сполна.

«Ну-ну!
Пора бы уж уметь вести войну!» —
Сердитый патриот вскипел от гнева правого,
Ворочая зонтом. С его зонта, дырявого,
Что угодивший под картечь фургон,
Лило на головы соседям. Ветрогон
«Ура, — воскликнул, — Гранту!», дождь хлебая.
Крик подхватили два-три шалопая,
Но мало кто из взрослых поддержал.
Откуда ни возьмись, Лоб Медный, друг южан,
Явился вдруг в толпе и произнес ехидно:
«Мы бьем, нас бьют, — а эти, знай, орут.
Им лишь бы пошуметь. Мальчишки, сразу видно.
А там ведь тысячи народу мрут.
Южане трусы, мол! Их вмиг поприщемляют!
А эти трусы нам еще накостыляют!»
«Сэр, мы их победим», — ответствовал
внушительно
Торговец-борода с осанкой медвежачьей.
«Сэр, вы так думаете?» — желчно,
снисходительно
Лоб Медный обронил, поблекших глаз не пряча.
«Да, я так думаю», — ответил борода.
Помедлил Медный Лоб и, головой качая,
Сказал: «Погибшая страна!» По кучке льда
Ударил тростью и пошел, не замечая
Враждебных взглядов на своей спине,
И, выйдя на угол по южной стороне,
Попал под бешеный заряд дождя и града.
И все подумали: «Вот так ему и надо!»

Наутро тот же ветер, дождь и лед…
Но у доски толпа известий ждет.
Плешивый писарь вышел из конторы,
Невозмутим средь понуканий хора,
Наклеил лист. Там было от руки:

НАШ СЛАВНЫЙ ФЛОТ НАНЕС УДАР С РЕКИ!

УСПЕХИ В ПЯТНИЦУ!

КОНЕЦ ПЛАВБАТАРЕИ!

НА ВСЕХ УЧАСТКАХ КРЕПНЕТ НАШ НАПОР!

С ЛЮБЕЗНЕЙШИМ ПОКЛОНОМ КОММОДОР
ВЛОЖИЛ-ТАКИ МЯТЕЖНИКАМ ПО ШЕЕ!

«Ну! Дальше что?» — кричат чтецу привычному
Те, кто подальше, голосами зычными.
«А ничего нет дальше!» — »Как так — нет?»
«А так вот — нет! «Ура», и весь привет.
Вон лысый что-то тащит. Дай дорогу!»
«Чего-чего?» — «Да тише вы, ей-богу!»

(По данным, непрерывно поступающим,
Вполне заслуживающим доверия)

Подтянуты р езервы к осаждающим:
Пехота, конница и артиллерия.
Направлены обозы с амуницией.

За шестимильной вражеской позицией
Нора таится. Но не век таиться ей!

Вчера на нас буран нагнали прерии:
Оврагами сквозь кряж на берега,
Промерзшие, как камень, налетела
Пои стине лаплан д ская пурга.

В начале дня — двухчасовое дело:
Две наши канонерки против форта.
Не повезло бедняге «Луисвиллу»:
Гранатой руль и плицы раздробило,
Стодвадцативосьмифунтовое ядро
В люк пушечный вломилось по штирборту.
Ударом переборку протаранило,
Обслугу пушки вывело из строя
(Троих свалило разом, прочих ранило,
У командира вышибло нутро,
Мы все ско р бим о гибели героя).
Лишенный управленья «Луисвилл»,
Игрушкой на стремнине ставший сразу,
Листком кружил, пока на мель не встал,
Но вплоть до получен ия приказа
Геройский эк и паж поста не покидал.

Как полагают в штабе, причинен
Противнику существенный урон.

А так — день новостями не богат.
Одни артиллеристы воевали,
Обменивались, по сл о вам солдат,
Приветами, поскольку нынче Валя.
Порядки плотны, линия не пятится.
Стрелки-охотники по-прежнему вредят.
Смеркается. Дано близ форта в пятницу.

ФРОНТ, ЧАС СПУСТЯ.
Ужаснейшая новость!
Чем обернулась кл и мата суровость?
Той ночью раненых погибли дюжины,
В чащобе вовремя не обнаруженных.
Когда отбили нас перед зас еками,
То подбирать в снегу их было некому.
Призывов жалобных о вспоможении
С постов не слышали сквозь гул сражения.
Кто в силах был еще, ползти пытавшихся
Сыскали час назад — в снегу оставши х ся.
От боли дрогнули сердца солдат,
Но дух в ы сок. Все, как один, твердят:
Ни холодом, ни голодом, ни пулей
Не отпугнет нас вражий улей.
Еще, мол, завтра солнце не закатится,
А Донелсон за это все поплатится.
Твердят, озябшие, твердят, не евшие,
Твердят, найдя тела заледеневшие
Перед редутами, что сыплют бомбами
Над тем и смерзшимися гекатомбами.
А взгляды тянутся к знаменам вражьим,
Что нагло плещутся над заовражьем…
Противник тоже мерз под снегом липнущим.
Ничем помочь не мог беднягам гибнущим
И с милосердием, хоть и варнажьим,
Им избавл е ние от мук пожаловал —
Кого сы скал в снегу, тех поприкалывал.
Тем только жару нам поддал за шиворот!
Какой-то Банкер-хилл, хоть и навыворот.

Над смолкшею толпой пронесся трепет,
Объяла всех гнетущая тоска.
Тот синий клок и влажная доска
Явились взорам словно бы подобие
Глухого вопля из-под плит надгробия.
А вьюга призраки из снега лепит
И простирает в небе мрачный стяг,
И хлещет в грудь, и жалит стужей лица.
И это жалкие крупицы
Того, что ждало в чаще тех бедняг!
От горькой мысли той душа томится.
Но худшее на следующий день
Принес субботний бюллетень:

В субботу в три часа утра
Как дрогнула вся их нора!
Секретам, понев о ле бдительным,
Шум показался подозрительным,
Но как сквозь вьюгу бросить взгляд,
Что там творится? После трех тревог
(Не вызвавших смятенья у ребят),
Едва лишь смутно по бледнел восток,
Противник начал вылазку из крепости,
Неописуемую по свирепости.
Три плотных многотысячных колонны
Изверглись из утр о бы Донелсона,
И каждая, как адская река,
На наши цепи ринулась со склона.
Как вал морской по зеркалу песка,
Они неслись. Не дрогнули войска,
И лишь на фланге одного полка
Открылась брешь. Но Грант не прозевал,
Туда направил пушки из резерва.
В отчаянном бою отбит был натиск первый.
О т хлынул вал.
Но свежий вновь скопился и ударил.
Дождь ядер и гранат передний край ошпарил,
Смеша лся фронт, и завязалась страшная
В своей запутанности рукопашная.
Индейский бой пошел, где всяк в отдельности
Крушит во что горазд кого придется,
Где каждый поединок — верх бесцельности,
А общий смысл, хоть есть, не вдруг найде т ся.
Единоборства всюду — шты к на штык,
Единоборства кулака с прикладом,
Единоборства в чаще — хруст и крик,
Единоборства на горе и рядом!
И тол ь ко исключительной отвагой
При самом крайнем напряженье сил
Наш правый фланг, отброшенный к оврагам,
К полудню натиск отразил.
Противник не с пешит в свои берлоги,
Он укрепляет взятый склон пологий,
На наших сверху вниз насмешки сыплет он.
Исходный наш рубеж ухудшился в итоге,
Но большего не смог д о биться Донелсон.

Чтецу пришлось кричать, так билась вьюга.
Хоть полдень на дворе, мерцает в окнах газ.
Чтоб ветер с ног не сбил, приходится подчас
Отчаянно хвататься друг за друга.
От газового света синеватые,
Мелькают лица. Цветом ту бумажку
Напоминают, трауром чреватую, —
И та ж на них печать тревоги тяжкой.
Да, трудная наука ждет сердца
Уметь хранить надежду до конца
И выстоять, не поддаваясь стонам,
С упорством одиночки-храбреца
Под Донелсоном.
Но пустовала до ночи доска.
По ней сто тысяч глаз по крайней мере
Прошлись, следя, как с мокрого клочка
Бегут цепочкой капли по фанере
И холмик ледяной копится у стены.
И вот:

ВСЕГО ЗА ЧАС ВОСПОЛНЕНЫ ПОТЕРИ!

СУББОТНИЙ КОНТРУДАР!

ПРЕВРАТНОСТИ ВОЙНЫ!

Поддать бы им с реки! Но тут у нас затор:
Свои суда в ремонт отводит коммодор.
А жаль. Диверсия была бы кстати.
Свинц о вы небеса. Залегшие на скате,
Ребята сумр ачно глядят на кряж,
Который час назад так выгодно был наш,
И переводят взгляд на Гранта. Грант их хвалит,
Взъярились, понимает он,
Они пойдут на штурм. Не так их вьюга жалит,
Как то, что смех врага на миг обрел резон.
Им только дай приказ — и быть великой драке,
И тут не у с тоит, не выдержит атаки
Строптивый Донелсон.

ЧАС ПОПОЛУДНИ.
Поступил приказ
О срочном выводе в глубинные порядки
Частей, урон понесших в ранней схватке.
А им на смену на передний фас
Выходят свежие подразделения
Из прибывающего по д крепл ения.
Пока порыв к реваншу не угас
В сердцах бойцов, отвагою горящих,
За утренний расстрой себя корящих,
Во с прявшему врагу со всей решимостью
Быть должен дан отпор в ближайший час.
Войска кипят его необходимостью.
Нет добрых лиц. Куда ни посмотри,
Солдаты рвутся в бой, приказа ждут и
Глядят свирепо, словно дикари.
Да, есть необычайные минуты —
Кровь, слезы и жестокая война!
Пологость склона сданного видна,
И странно выглядит она, как будто
Пунц о вый клевер пал на белый наст.
То пролитая кровь. Лежит полого
Л уг смерти. Всякий жать на нем горазд,
Но тех жнецов самих пожнется много,
И эта неминуема дорога.

ТРИ ПОПОЛУДНИ.
Час определен.
Доложено о перегруппировках
В составе атакующих колонн:
Команды самых сильных, самых ловких
Возглавят полк, нацеленный на склон.

На Лью Уоллиса возложена задача
Восстан о вить…
(Прервалась передача.
Обрыв на линии. Пурга. Помехи.
Не позже, чем к утру, ждем новости большой.
Креп и тесь и надейтесь всей душой!
Есть полная, уверенность в успехе.)

И впрямь к утру поспело продолжение
Рассказа о решающем сражении.

УДАЧА!
Утро — их. Зато уж вечер — наш!
Лихим ударом вновь отобран кряж.
Отчаянные наши новобранцы
В один бросок преод о лели шанцы
И лавой затопили склон.
Вперед! Вперед на Донелсон!
За шляпой, поднятой на сабле командира,
С низин нахлынув, синие мундиры
Захлестывали кряж. Н и что им не перечь:
Ни пули, ни шрапнель, ни ядра, ни картечь.
Без лестниц штурмовых, без кошек и веревок
За гребень ледяной перемахнули синие,
И к ночи был успех по всей достигнут линии.
Враг смят и отступил. Ему не до издёвок.
Ребят ничем не удержать.
«Да тут всего разок нажать!
Вперед! — кричат. — Вперед! Покончим
с их твердынею!»
Но Грант их бережет. Грант осторожен.
В кромешной тьме исход сраженья ненадежен.
Друзья, терпение! Победа не уйдет.
При первом све те дня мятежный форт падет.

В ПОСЛЕДНИЙ ЧАС.
ФОРТ НАШ!
Отменена атака.
Над фортом белый флаг под утро всплыл из мрака.
Капитуляция. Упал их чванный стяг.
Видать воочию, как хрустнул их костяк:
У них полны казармы искалеченных,
Врачебной помощью не обеспеч енных.
Ребята подняли национальный флаг
Над зданием суда на их зазнайском шпиле.
Три баржи наших раненых отплыли
Вверх по реке на Н а швилл. Сломлен враг.
Одно из выдающихся сражений,
Которые в е ками помнит свет,
Конец чреды прискорбных поражений,
И первое зв ено в цепи побед —
Удар, который Грантом нанесен
В бою за Доне л сон.

Реестр погибших выйдет через сутки.
Подробности триумфа — в промежутке.

Закончил чтец. Не в силах с чувством справиться,
Всплеснул руками, закричал: «Ура!»
И дружным ревом подхватила здравицу
Толпа, депеши ждавшая с утра.
Лил дождь, и были улицы бесфлажны,
Но только ль от дождя у многих щеки влажны?
А то ли грянуло вечернею порой?
В любом трактире пир горой,
Что может, всё цвело, гремело, ликовало,
И по усам текло, и в непогодь сняло,
А кроткий, празднуя победы обретение,
В тиши благодарил молитвой провидение.
Но сколько было тех, кто ночь провел без сна,
Кто рано поутру из дому вышел,
Кто, словно бы других не видя и не слыша,
Хватал сырой реестр, — невеста, мать, жена.
А список все течет потоком день за днем,
И тысячи надежды крушенье терпят в нем.

О господи! Пускай триумфы и стенанья
С потоком времени уйдут из поминанья,
Забудутся, как сон.
Пусть рухнувший флагшток лежит в лощине, мшея,
Пусть будет острый срез барбета и траншеи
Песками занесен.
Пусть быстрая река подмоет склон безгласный
И в море унесет. И очи дня напрасно
Пусть ищут Донелсон.

УТИЛИТАРНЫЙ ВЗГЛЯД НА БОЙ «МОНИТОРА»


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Стихотворения и поэмы"

Книги похожие на "Стихотворения и поэмы" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Герман Мелвилл

Герман Мелвилл - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Герман Мелвилл - Стихотворения и поэмы"

Отзывы читателей о книге "Стихотворения и поэмы", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.