» » » » Павел Берков - История советского библиофильства
Авторские права

Павел Берков - История советского библиофильства

Здесь можно скачать бесплатно "Павел Берков - История советского библиофильства" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Культурология, издательство Книга, год 1971. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Павел Берков - История советского библиофильства
Рейтинг:
Название:
История советского библиофильства
Издательство:
Книга
Год:
1971
ISBN:
нет данных
Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания...

Скачивание начинается... Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "История советского библиофильства"

Описание и краткое содержание "История советского библиофильства" читать бесплатно онлайн.



Берков Павел Наумович был профессором литературоведения, членом-корреспондентом Академии наук СССР и очень знающим библиофилом. «История» — третья книга, к сожалению, посмертная. В ней собраны сведения о том, как при Советской власти поднималось массовое «любительское» книголюбие, как решались проблемы первых лет нового государства, как жил книжный мир во время ВОВ и после неё. Пожалуй, и рассказ о советском библиофильстве, и справочник гос. организаций, обществ и людей.

Тираж всего 11000 экз., что по советским меркам 1971 года смешно.


© afelix.






Возвращаясь к вопросу об особенностях советского библиофильства, проявившихся с самого его возникновения, следует особенно отметить его обращение к современной книге, к современному искусству книги. Характерной чертой дореволюционного русского библиофильства была его враждебность к книге нового времени и культ книги первой половины XIX в. Александр Блок в своем дневнике 1912 г. правильно связывал это с политической реакцией того времени: «Дни у букинистов — дрянное племя: от циничной глупости и грубости маленькой лавчонки — до сумасшедшего г-на Соловьева (букиниста), желающего показать, что русские двадцатые (и другие) годы были „возрождением“ (!!!), — печатающего свой „Русский библиофил“ с сумасшедшей роскошью, которую порождает только реакция, — шаг небольшой» (17).

Эту враждебность дореволюционных библиофилов к современной им книге лучше всего иллюстрирует поразительный эпизод, когда правление Кружка любителей русских изящных изданий отвергло — как «декадентские» — иллюстрации А. Н. Бенуа к «Медному всаднику» Пушкина, выполненные художником по заказу председателя Кружка В. А. Верещагина, и книга не была напечатана (14).

Советские библиофильские организации 20-х годов, и в особенности Русское общество друзей книги, в составе которого находились искусствоведы, специалисты по искусству книги В. Я. Адарюков, А. А. Сидоров, П. Д. Эттингер, Д. С. Айзенштадт, сыграли большую положительную роль в развитии советской книжной графики тех и последующих лет. В Ленинграде подобную же роль играло Ленинградское общество библиофилов, во главе с искусствоведами Э. Ф. Голлербахом, П. Е. Корниловым и др. В Казани в те же годы действовала «казанская школа» искусствоведов во главе с П. М. Дульским и упомянутым П. Е. Корниловым.

Можно без всякого колебания утверждать, что первые шаги советской книжной графики 20-х годов были результатом совместной деятельности библиофилов и художников и что советская книжная графика очень многим обязана РОДК и ЛОБ. Если так существенно изменился характер русского библиофильства в советское время, то вполне очевидно, как выиграла от этого национальная культура в целом.

Возникновение больших частных библиотек с «универсальным» профилем («полибиблиофилия») типично для ранних этапов библиофильства любого народа. Такие большие библиотеки, как Н. П. Румянцева, С. Д. Шереметева, Д. П. Бутурлина, имели значение еще и потому, что государственных, открытых для широкого пользования библиотек тогда (в конце XVIII — начале XIX в.) было мало: Академии наук в Петербурге, университетская в Москве. Укомплектованы были эти государственные библиотеки недостаточно хорошо, и в основном книгами иностранными, из русских же — изданиями XVIII — начала XIX в. Обязательный экземпляр появился у нас в 1814 г., одновременно с открытием Императорской публичной библиотеки в Петербурге. В таких условиях поступление крупного библиофильского собрания в какую-нибудь государственную библиотеку в качестве дара или в результате покупки означало большое расширение ее состава, пополнение ее основных фондов. По мере же того, как в результате систематических приобретений и дарений государственным библиотекам удавалось значительно ликвидировать имевшиеся у них пробелы (лакуны) комплектования, поступление больших библиофильских библиотек перестало играть прежнюю роль. Напротив, недостаток площади для хранения книг нередко вынуждал и вынуждает руководство государственных библиотек отказываться от покупки и от принятия в дар библиофильских собраний, которые предлагаются с условием сохранения их в полном составе.

Тем большее значение приобретают в таких условиях сравнительно небольшие коллекции монобиблиофильского характера: содержа преимущественно полный подбор изданий по какой-то определенной теме и нередко имея в своем составе такие издания, какие отсутствуют в крупнейших центральных книгохранилищах, они тем самым обогащают государственные библиотеки, в которые тем или иным способом поступают, не обременяя их многочисленными дублетами — обычным спутником приобретения библиофильских собраний пестрого «универсального» состава (12).

Таким образом, изменение характера русского библиофильства в результате революции безусловно положительно сказалось на той части советской национальной культуры, которая связана с книгой и выражается в книжной форме. Библиофилы спасли и продолжают спасать для истории советской культуры многие ценности, которым грозила полная гибель в условиях гражданской, затем Великой Отечественной войны, а также в результате других, иногда субъективных причин. Советские библиофилы, как правило, предоставляют возможность изучать хранящееся у них рукописное и печатное наследие прошлого известным специалистам, а нередко, и во все большем количестве, и сами выступают в качестве исследователей, обогащая тем самым советскую науку и культуру. Тип коллекционера-библиомана, тем более — библиотафа, совершенно исчез в советском библиофильстве. Все чаще приходится читать в газетах и слышать о том, что тот или иной советский библиофил передал свое собрание в дар определенному государственному книгохранилищу, высшему учебному заведению или краеведческому музею, что такой-то пенсионер или рабочий, или колхозник сделал свою библиотеку доступной для пользования жителям поселка, колхоза, аула и т. д. При просмотре быстро растущей литературы по советскому экслибрису мы все чаще встречаемся с книжными знаками рабочих и колхозников. Интерес советских читателей к книжной культуре, к искусству книги, к библиофильству, библиофилам, к старой и новой книге все более и более растет, и это является бесспорным свидетельством и лучшим показателем того, какие большие качественные и количественные изменения произошли в русском библиофильстве за полвека Советской власти.


Глава вторая

Предыстория советского библиофильства

Книжное дело в России в 1917 г. — Библиофильство в период военного коммунизма. — Библиотека В. И. Ленина в Кремле.


История советского библиофильства, как и история всякого явления в природе и обществе, имеет свою предысторию. Собственно, история советского библиофильства начинается лишь с 20-х годов, а предшествующие несколько лет правильнее считать периодом отмирания дореволюционного библиофильства, с одной стороны, и постепенного накопления сил для возникновения советского книголюбия, с другой. Последнее, как будет видно из дальнейшего, не было прямым и непосредственным продолжением дореволюционного библиофильства. По своему социальному существу, составу и идейному содержанию советское библиофильство с первых же шагов полностью было иным, и если это не всем тогда было ясно, то сейчас, на историческом отдалении, это несомненно.

Тем важнее рассмотреть данные о библиофильстве 1917–1920 гг. Однако прежде чем обратиться к предыстории советского библиофильства, необходимо представить себе состояние книжного дела в России накануне и во время Великой Октябрьской революции и в первые три-четыре года после нее.

Начавшаяся во второй половине 1914 г. война с Германией сразу и сильно повлияла на книжную жизнь страны: резко сократилось производство бумаги, книгопечатание, книжная торговля, и все это не замедлило сказаться и на состоянии русского библиофильства.

Уже в 1916 г. в периодической печати стали появляться статьи, озаглавленные «Книжный кризис», «Бумажный кризис» и т. д. (23; 72; 113). В них констатировались тревожные показатели надвигавшегося книжного голода, о котором в следующем году газеты и журналы стали говорить открыто.

Охарактеризовав рост книгопроизводства в России после 1905 г., Н. Н. Накоряков, один из крупнейших представителей советского книжного дела с начала его формирования, писал в 1925 г.: «Война сразу приостановила это развитие: книжная продукция из года в год начала сокращаться, а с ней и книжная торговля. Сокращение это дошло к концу 1916 г. до 50 % по сравнению с 1913 г. Причины этого лежали в общем истощении страны, в отвлечении людей от нормальной деятельности, в нарушении научной и коммерческой связи с другими странами, что в книжном деле имеет огромное значение» (109).

Действительно, официальные статистические данные о количестве книг, напечатанных в 1913 и 1916 гг. (соответственно 34 630 и 18 174 названия), подтверждают как сказанное Н. Н. Накоряковым ранее, так и его вывод: «Таким образом, революция застала книготорговлю уже значительно расстроенной и нарушенной наполовину».

Впрочем, это заключение не совсем точно. Н. Н. Накоряков говорил об изменениях в книготорговле, а опирался на статистические данные о книгопроизводстве, количестве напечатанных названий. По вполне заслуживающим доверия статистическим данным, в 1913 г. в России (включая Польшу, Латвию, Литву и Эстонию) имелось 2138 книжных складов и магазинов, торговавших чужими изданиями на русском языке. В 1916 г. число таких книготорговых предприятий упало до 1780, т. е. сократилось на 17 %. В какой мере это уменьшение коснулось антикварной книжной торговли, сказать трудно, так как подобными статистическими сведениями мы не располагаем. Можно, однако, думать, что в процентном отношении снижение числа антикварных магазинов в целом совпадало с общими тенденциями свертывания книжной торговли в годы войны.


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "История советского библиофильства"

Книги похожие на "История советского библиофильства" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Павел Берков

Павел Берков - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Павел Берков - История советского библиофильства"

Отзывы читателей о книге "История советского библиофильства", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.