» » » » Олег Евсеев - Осеннее наваждение
Авторские права

Олег Евсеев - Осеннее наваждение

Здесь можно скачать бесплатно "Олег Евсеев - Осеннее наваждение" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Исторические любовные романы, издательство Гелеос; Клеопатра, год 2008. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Олег Евсеев - Осеннее наваждение
Рейтинг:
Название:
Осеннее наваждение
Автор:
Издательство:
Гелеос; Клеопатра
Год:
2008
ISBN:
978-5-8189-1213-4
Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания...

Скачивание начинается... Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Осеннее наваждение"

Описание и краткое содержание "Осеннее наваждение" читать бесплатно онлайн.



Молодой гвардейский офицер Толмачев пылко и страстно влюбляется в генеральскую дочь Полину Кашину. Но он не единственный претендент на руку и сердце девушки. Мало того, что его тайным соперником становится лучший друг, так еще загадочное существо Демус повадилось по ночам посещать спальню Полины. Пытаясь добиться ответных чувств, Павел вовлекается в сложный и смертельно опасный круговорот событий…






Олег Евсеев

Осеннее наваждение

От Издателя B.B. Беклемишева

Сия рукопись была обнаружена мною при разборке бумаг, оставленных покойным другом моим — отставным подпоручиком Павлом Никитичем Толмачевым, служившим в описываемое им время в Санкт-Петербурге и, без сомнения, являвшимся непосредственным свидетелем происшедшего. Несмотря на кажущуюся с научной точки зрения невероятность его повествования, зная Павла Никитича лично, не могу не засвидетельствовать для лиц, особливо сомневающихся в правдивости нижеизложенного, исключительную честность и порядочность автора. За все время нашего с ним знакомства никогда покойный подпоручик не заставлял меня усомниться в своих словах, будучи воспитания приличного и, я бы сказал, не дающего почвы для подозрения его во лживости или искаженном восприятии событий, хотя, не стану скрывать, и мне многие из изложенных им фактов показались, деликатно выражаясь, попросту невероятными. Могу сказать только, что почти все действующие лица записок г-на Толмачева были мне знакомы, не говоря уж о Полине Матвеевне, ныне также покойной, в то время являвшейся предметом сердечной привязанности молодого тогда еще Павла Никитича. Напоследок хочу заверить уважаемого читателя, что Издатель не стал добавлять в рукопись свои примечания, оставив ее совершенно в таком виде, в каком она легла к нему на стол, дабы не усугублять посторонней рукою неправдоподобность некоторых страниц и героев. Единственно, что смог себе позволить — это снабдить записки своего друга вставными главами, где описываю происходящее так, как видел это сам, никоим образом не вмешиваясь в ход повествования г-на Толмачева, а, напротив, уверен, помогая пытливому читателю лучше понять описываемое автором.

I

1

Писано П.Н. Толмачевым


Вынужден начать свои записки, не от того, что тяготит зуд сочинительства или зависти к прославленным нашим писателям — господам Жуковскому, Брамбеусу или Пушкину, к славной когорте которых и почел бы за честь присоединиться, да, увы, не обладаю и сотою частью их дарований и талантов; а только лишь для единого — желая запечатлеть на бумаге те события, участником которых по воле судьбы мне пришлось стать. Кроме того, избравши единожды военную службу во благо Отечества и государя нашего, никогда не стал бы переменять ее на муки творческие, сколь бы сладки они ни были и какую бы любовь почитателей ни приносили, ибо убежден, что святая обязанность каждого приносить посильную пользу державе своей на том поприще, на коем он наиболее способен окажется. Не ставя в заслугу иным и не имея в виду укорить кого-либо, хочу привести пример словам моим: так, во время известных событий 1825-го года брат мой, простым пехотным поручиком прибывшим по делам службы в столицу, трезво оценив обстановку, бросился сквозь ряды возмутителей спокойствия и зевак разыскивать государя Николая Павловича, что (о судьба!) ему удалось. «Кто таков, поручик, и что надобно тебе здесь?» — строго спросил его государь, несмотря на чрезвычайную озабоченность столичными беспорядками, будучи уже тогда отечески заботливым к подданным своим. «Так, мол, и так, — отрекомендовался мой брат, восторженно поедая глазами обожаемого императора. — Желаю, — сказал, — в это неспокойное время умереть за государя своего и, хоть место службы моей далёко от Санкт-Петербурга, прошу дать мне хоть полуроту солдат для защиты вашего императорского величества от бунтовщиков!» Николай Павлович улыбнулся и произнес: «Ты хороший солдат, Толмачев!» — и поскакал в сторону свиты, на белом жеребце своем, похожий на божество, и сам красивый, как божество. Хотя былые сослуживцы неоднократно ставили брату в укоризну его «ловкость», заботами государя он был переведен в лейб-гвардии Преображенский полк с повышением в чине и в августе 1832-го геройски погиб при штурме Варшавы, где вызвался участвовать охотником. Сей поступок окончательно разубедил недоброжелателей брата, отчаянно завидовавших стремительной карьере, переведшей его из провинциальных служак в столичную гвардию. Именно для того я перенес рассказ свой во времена весьма отдаленные от нынешних, чтобы пояснить иронию по поводу собственного бумагомарания. Однако гибель дорогого брата оказала на мою дальнейшую судьбу немаловажное значение, ибо попечением государя матушке моей был назначен пожизненный пенсион, а я, к тому времени окончивший Первый кадетский корпус, был зачислен особым императорским указом прапорщиком все в тот же Преображенский полк, где самая память о покойном брате еще не стерлась среди сослуживцев его. «Смотри же, Толмачев, служи честно и будь достоин брата своего!» — сказал мне государь, никогда не оставлявший своими заботами кадетов корпуса, среди воспитанников которого числился и Цесаревич Александр Николаевич. Впрочем, я, верно, утомил уже читателя сих записок ненужными подробностями, так как едва ли могу заинтересовать кого-либо своею более чем скромной персоною, недостойной упоминаться рядом с августейшими именами. Я описываю здесь не свою жизнь, а всего лишь ряд удивительных происшествий, одним из действующих лиц в коих имел счастье (или несчастье) являться — не более того.

Не стану более отвлекаться на разного рода воспоминания и перейду непосредственно к событиям, побудившим меня взяться за перо. Надобно тут заметить, что достаток у меня был самый скромный, денег, высылаемых старушкой-матерью, едва хватало на поддержание внешнего лоска, каковой непременно должен иметь гвардейский офицер, тем более служащий в столице. В полку я слыл едва ли не тихонею — не участвовал в кутежах, не гонялся за актрисами, терпеть не мог карты, ибо неоднократно бывал свидетелем драм, к которым приводило чрезмерное увлечение метнуть банчишко. Так, в свое время в Петербурге нашумела история с кавалергардом корнетом М., совсем еще юношей, который, будучи вовлечен старшими товарищами в игру «по маленькой», проиграл немыслимые для него и его семьи то ли двадцать, то ли тридцать тысяч. Разумеется, никакие мольбы вмиг протрезвевшего корнета не возымели ни малейшего действия, карточный долг — дело чести, и несчастный застрелился, да столь неудачно, что в мучениях провел еще три дня. Сами понимаете, подобные примеры очень отрезвляюще действуют на молодые неокрепшие умы! Поначалу сослуживцы за то, что сторонился бурных утех, называли меня кто «бабою», кто почему-то «Фелицатой Андреевной», но потом, видя мою непреклонность, отстали, тем более что через два года я был произведен в подпоручики, получив право именоваться «ваше благородие» и войдя в блестящую касту гвардейских офицеров. Самую тесную же дружбу я свел с поручиком Августом фон Мерком — аккуратным остзейским бароном, так же как и я, чурающимся шумных компаний, потихоньку откладывающим присылаемые ему родными деньги и даже дающим их в долг под небольшие проценты прокутившимся товарищам. Его мечтою было лет через десять выйти в отставку, жениться непременно на тихой мечтательной блондинке и обзавестись небольшим уютным именьицем с рекою и беседкой. Мне, как всякому гвардейцу, тем более несущему службу в полку, овеянному легендами и навечно покрывшему себя и своих солдат неувядаемой славою, несколько странно было слышать тогда об этих, откровенно говоря, скромных желаниях. Я, разумеется, жаждал битв, сражений, наград и чинов, но, признавая в фон Мерке его превосходные службистские качества и мягкость по отношению к солдатам его роты, охотно прощал ему столь приземленные, как мне тогда казалось, мечтания. Вдвоем с моим новым товарищем мы частенько прогуливались по величественным улицам и проспектам Петербурга, играли на копейки в бильярд, лакомились, как дети, пирожными у Вольфа и Беранже, беседуя на всевозможные темы. Несмотря на некоторую ограниченность барона в познаниях, особенно касаемых русской истории и христианства, он имел на все четкие и твердые суждения, и разубедить его в чем-либо было делом крайне для меня нелегким.

Однажды мы обедали с фон Мерком в одном из недорогих, но чистеньких трактиров на Садовой, как всегда оживленно споря на какую-то крайне интересную обоим тему, кажется, о ведущей роли России среди восточно-европейских государств. Я горячо отстаивал свою точку зрения, утверждая, что победою над Наполеоном нашей державе на долгие годы уготована судьба быть флагманом среди более мелких стран Европы. Мы завоевали это право и победоносной военной кампанией, и авторитетом просвещеннейших наших монархов, и мощью своею, а посему можем себе позволить иметь рекомендательный голос среди более мелких народностей. Фон Мерк, по обыкновению, спокойным тоном давал-таки европейским нациям право на развитие по своим укладам, разумеется, ежели сие развитие не сеет вокруг своих соседей яд крамолы. За беседою мы не заметили, с каким интересом прислушивается к нам господин лет двадцати пяти — тридцати за соседним столом. Когда дело дошло до Польши, господин не выдержал и, учтиво поклонившись, испросил разрешения пересесть к нам. Мы не отказались, так и состоялось наше знакомство с титулярным советником Владимиром Беклемишевым, человеком, без сомнения, интересным, начитанным и оказавшимся лишь на несколько лет старше нас. Он служил в одном из департаментов Министерства народного просвещения, был на хорошем счету и вскорости ожидал повышения в должности с переводом его в последующий, восьмой класс — коллежским асессором.


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Осеннее наваждение"

Книги похожие на "Осеннее наваждение" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Олег Евсеев

Олег Евсеев - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Олег Евсеев - Осеннее наваждение"

Отзывы читателей о книге "Осеннее наваждение", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.