» » » » Юрий Каграманов - Вокруг «иранской идиомы»

Юрий Каграманов - Вокруг «иранской идиомы»

Здесь можно купить и скачать "Юрий Каграманов - Вокруг «иранской идиомы»" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Прочая научная литература, издательство научныхизданийАгентствоbd983e80-db63-11e3-8865-0025905a069a, год 2010. Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Юрий Каграманов - Вокруг «иранской идиомы»
Рейтинг:

Название:
Вокруг «иранской идиомы»
Издательство:
научныхизданийАгентствоbd983e80-db63-11e3-8865-0025905a069a
Год:
2010
ISBN:
2010-4_13
Скачать:
fb2 epub txt doc pdf
Вы автор?
Книга распространяется на условиях партнёрской программы.
Все авторские права соблюдены. Напишите нам, если Вы не согласны.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Вокруг «иранской идиомы»"

Описание и краткое содержание "Вокруг «иранской идиомы»" читать бесплатно онлайн.



Предлагаем вашему вниманию статью из журнала <a xmlns:l="http://www.w3.org/1999/xlink" href="http://www.litres.ru/valentina-schensnovich/rossiya-i-musulmanskiy-mir-4-2010/?lfrom=329574480">http://www.litres.ru/valentina-schensnovich/rossiya-i-musulmanskiy-mir-4-2010/</a>&lfrom=329574480 В журнале публикуются научные материалы по текущим политическим, социальным и религиозным вопросам, касающимся взаимоотношений России и мировой исламской уммы, а также мусульманских стран.






Юрий Каграманов

Вокруг «иранской идиомы»

ВОКРУГ «ИРАНСКОЙ ИДИОМЫ»

Юрий Каграманов, культуролог

«Что скажет нам, наконец, великая Персия Кира?» – вопрошал в XIX в. Константин Леонтьев. В эпоху, когда в Европе ничего уже не ждали от Востока в культурном и цивилизационном смысле, Леонтьев верил, что Персия еще скажет свое «новое слово». А связал он ее с именем Кира, наверное, потому, что при этом царе Персия достигла наивысшего военного могущества. И еще потому, что Кир Великий был грозою тогдашней Европы, т.е. Греции; а Леонтьев, пропитанный высокой европейской культурой, современную ему Европу, измельчавшую и опошлившую себя (так ему, по крайней мере, казалось), не жаловал. Должно было пройти столетие и наступить год 1979-й по христианскому календарю, чтобы Персия, которая теперь называет себя Ираном, действительно сказала свое «новое слово». Только это уже не была Персия Кира, напротив, это была Персия, восставшая против Кира и символически, и фактически – против его наследника на «павлиньем троне». Исторический парадокс: шахиншах Мохаммед Реза Пехлеви, избравший курс на модернизацию страны и ее последовательную секуляризацию (то и другое всячески приветствовалось его верным союзником – Соединенными Штатами), в то же время взял себе за образец «классического» деспота – Кира Великого. Дошло до того, что в канун 1977 г. он принял решение об отказе от традиционного мусульманского календаря («Хиджры») и переходе на новый, ведущий отсчет лет «от воцарения Кира». Так новый год стал для иранцев годом 2535-м.

А затем последовал, так сказать, ответный парадокс: демократическая революция в Иране совершилась под зеленым знаменем ислама. Уже в преддверии ее парижский журнал «Le Nouvel Observateur» писал, что назревает «большой скандал»: в отличие от прошлых революций, когда по одну сторону баррикад оказывались те, кто вдохновлялся, так или иначе, идеями Просвещения, а по другую – защитники «тронов и алтарей», в Иране деспотический режим опирается на рационалистическую философию, а его противники, наоборот, вдохновляются религиозной верой. У этой революции был свой «Ленин в Цюрихе»: аятолла Хомейни в Париже. Жители улицы Нофль-Ле-Шато знали в лицо этого импозантного старца, который постоянно ходил в библиотеку (где, говорят, прочел всего Платона), но еще чаще, конечно, в близлежащую мечеть. При каких обстоятельствах Хомейни вернулся в Тегеран и что за этим последовало, хорошо известно. Революция в Иране явилась большим и очень неприятным сюрпризом для Запада, равно как и для СССР, а для мусульманского мира стала потрясением, придавшим ему новые силы в его противостоянии с Западом. По своей значимости год 1979-й вряд ли уступает 1739 и 1917 годам – таково было мнение многих историков.

Подтверждается ли оно сегодня? Как-никак, три десятка лет минуло: время подвести некоторые итоги. Это попытались сделать авторы сборника «Тридцать лет исламской революции в Иране», вышедшего под эгидой Иранского культурного центра в Москве. Из 26 авторов примерно половина – иранцы, остальные – россияне. Сразу скажу, что тема заслуживает более разностороннего и глубокого освещения, чем то, что мы находим в сборнике, но и то, что есть, представляет интерес. Особенно если учесть скудость информации, доходящей до нас из Ирана. Наш первый посол в Тегеране Грибоедов писал, что в Европе мало интересуются тем, что происходит в Персии (сам он, похоже, был явно недостаточно знаком с этой страной, но зато читал в подлиннике великих персидских поэтов и даже сам пробовал писать стихи на фарси). Как ни странно, но и сегодня нельзя сказать, чтобы положение в этом смысле радикально изменилось.

Говорят, «непонятное притягивает, непонятое отталкивает». «Непонятная» революция 1979 г. вызвала взрыв интереса на Западе, хотя с самого начала было неясно, «с чем это кушать». И коль скоро последний вопрос так и не был решен, интерес постепенно угас. Его могли бы еще подогреть какие-то новые драматические события в Иране; их, кстати, напряженно ждали все противники аятоллы Хомейни. Но так и не дождались. Если вспомнить, сколько всего произошло за 30 лет во Франции после 1789 г. и в России после 1917 г., придется констатировать, что новый режим в Иране, после первых двух–трех лет «утряски», продемонстрировал высокую степень устойчивости. В этом отношении Иран скорее повторяет путь Соединенных Штатов, которые с момента достижения независимости и до гражданской войны 1861 г. никаких серьезных внутренних потрясений не знали.

По заключению одного из авторов сборника Л. Авдеевой, «духовному наследию имама Хомейни и идеалам исламской революции… суждена долгая жизнь». Похоже, что это так. Однако мировой замах революции удался лишь отчасти. Хомейни ведь мыслил ее не как иранскую, а как всемирную – по крайней мере, в масштабах мусульманского мира. И первое время даже в официальных документах Иран именовался не иначе, как «Всемирное государство». Но революция как таковая не вышла за пределы иранских границ. В определенный момент сам Хомейни вынужден был это признать, заявив, что надо мыслить не только категориями религии, но и категориями государства. «Экспорту революции» до некоторой степени помешало и то обстоятельство, что она была совершена шиитами (в 1979 г. составлявшими около 15 % всех мусульман; с тех пор процент этот несколько вырос), от которых суннитское большинство всегда отмежевывалось.

Тем не менее влияние иранской революции на мусульманский мир было огромным. Оно ощущалось и на территории СССР, где большинство мусульман – сунниты. Вот что пишет, например, У. Идрисов, учившийся в те годы в одном из среднеазиатских медресе: «Все, что с 1979 г. разворачивалось на глазах у всего мира в Иране, разрушало марксистскую картину мира. Вот почему эта тема практически замалчивалась в широкой прессе, вот почему от нее старались оградить прежде всего мусульман и особенно мусульманскую молодежь. Но – я вновь вспоминаю Бухару и Ташкент тех лет – достаточно было одного слова одного из наших духовных наставников, чтобы сформировать у нас совершенно иное отношение. “Ребята, – сказал нам один из учителей. – Пришел великий алим (наставник). Считайте, что он явился как обновитель веры, приход которого обещал нам Пророк Мухаммед (да благословит его Аллах и приветствует) каждые 100 лет. Да, он великий имам, – и не важно, что шиит, а не суннит. Значит, он оказался крепче и преданнее Богу и на такой высоте, какая сейчас суннитам не по силам”. И эти слова запали мне в душу. И позднее я сам убедился в их правоте».

Из того, что я сейчас процитировал, вытекает, между прочим, следующее: знать и понимать Иран важно не только потому, что на сегодня это, бесспорно, самая передовая (и самая интересная) из стран мусульманского мира, но и затем, чтобы правильно выстроить отношения с мусульманской частью нашего общества. Сколь это для нас важно, вряд ли стоит лишний раз повторять.

Что удалось во внутренней жизни Ирана? Прежде всего оказалась жизнеспособной политическая модель, выстроенная Великим аятоллой, – своеобразное сочетание демократических институтов с теократией. Заметим, что изначально Хомейни не помышлял о том, чтобы поставить во главе государства духовное лицо; тем более что против этого возражала определенная часть шиитского духовенства. К идее теократии, как он позднее писал, его привела «сила вещей». Согласно конституции Ирана, верховную власть в стране осуществляет рахбар – духовное лицо, которого не выбирает народ, а выдвигает из своей среды высшее духовенство. Когда на Западе указывают на недемократический характер этой процедуры, в Иране отвечают, что идея велаете факих (власть теологов) была признана народом и даже чуть ли не подсказана им. Все остальные институты государства не отличаются сколько-нибудь существенно от западных и функционируют примерно в том же порядке. И парламентские выборы поочередно приводят к власти то «консерваторов», то «реформаторов» (до 2005 г., когда президентом стал М. Ахмадинежад, этот пост в продолжение восьми лет занимал «реформатор» С. Хатами – кстати, духовное лицо, в отличие от мирянина Ахмадинежада), причем рахбар в период выборов никогда не становится на ту или другую сторону. Вообще, он редко вмешивается в дела управления и при этом всегда консультируется с другими факихами (теологами), входящими в состав Наблюдательного совета, при нем состоящего. Вот такая система: ее, наверное, можно назвать «мягкой теократией». «Время показало, – пишет А.Федорова, – что попытка создать уникальную юридическую систему, которая бы действовала в двух совершенно разных политических пространствах: демократическом и теократическом, не провалилась, как прогнозировали многие западные аналитики, а привела к созданию вполне жизнеспособного государ-ства, которое в состоянии адаптироваться к современным условиям». Положим, уникальной такую систему можно считать только для современного мира. Западу она знакома по опыту прошлых веков: назову хотя бы Англию при Кромвеле и пуританские поселения в Северной Америке. Поэтому некоторые историки предлагают рассматривать ее как «нормальное» явление в рамках собственно иранской истории (или истории мусульманского мира в целом): мусульмане ведь по своему календарю живут еще только в XIV в. Но это может быть верно только отчасти: диахрония, иначе говоря, логика собственного развития, здесь резко перерезывается мировой синхронией. Иран живет по мировому времени, и его теократия есть также или даже главным образом ответ на различные вызовы, исходящие извне.


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Вокруг «иранской идиомы»"

Книги похожие на "Вокруг «иранской идиомы»" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Юрий Каграманов

Юрий Каграманов - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Юрий Каграманов - Вокруг «иранской идиомы»"

Отзывы читателей о книге "Вокруг «иранской идиомы»", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.