» » » Ирина Владыкина - Роман = Метро. Мир души и пространство смыслов

Ирина Владыкина - Роман = Метро. Мир души и пространство смыслов

Здесь можно скачать бесплатно "Ирина Владыкина - Роман = Метро. Мир души и пространство смыслов" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Русское современное, издательство ЛитагентРидеро78ecf724-fc53-11e3-871d-0025905a0812. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Ирина Владыкина - Роман = Метро. Мир души и пространство смыслов
Рейтинг:

Название:
Роман = Метро. Мир души и пространство смыслов
Издательство:
ЛитагентРидеро78ecf724-fc53-11e3-871d-0025905a0812
Год:
неизвестен
ISBN:
нет данных
Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания...

Скачивание начинается... Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Роман = Метро. Мир души и пространство смыслов"

Описание и краткое содержание "Роман = Метро. Мир души и пространство смыслов" читать бесплатно онлайн.



Петр, обычный мастер по ремонту компьютерной техники, едет в московском метро к очередному заказчику. И неожиданно попадает в Петроград начала 20-го века, где обнаруживает себя студентом, умирающим от чахотки. Что это было: сон, галлюцинации или он каким-то образом побывал в своей прошлой жизни? Но на этом его приключения не заканчиваются. Дальше будет Советская Россия 30-х годов и Шумерская цивилизация. И еще разные встречи, которые меняют всю его жизнь…





Роман = Метро

Мир души и пространство смыслов


Ирина Владыкина

© Ирина Владыкина, 2017


ISBN 978-5-4485-1271-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. «Владыкино»

Петр еще раз вдохнул и выдохнул, вдохнул воздух общего движения и выдохнул легкий налет паники, которую он каждый раз чувствовал при переходе на другую ветку Московского метрополитена. Уже почти год он в центре своей многострадальной родины и уже привык к постоянной давке, как и к тому, что личного пространства здесь нет и быть не может. Потому что Москва резиновая, как использованный презерватив или неиспользованный, это уже кому как нравится. Отсутствие личного пространства его не пугало, даже наоборот, чувствуя рядом чье-то плечо или руку, или сумку, или еще что, ему становилось легче, он кожей ощущал, что он не один, он всегда ощущал кожей, потому что глазам он перестал доверять, глаза могут обмануть, а кожа никогда. Одиночество он ненавидел, людей тоже, но их тела любил, потому что они были живые и теплые, теплые… да. Он любил давку: чем больше давки, тем больше жизни. Паника накатывалась на него своими невидимыми щупальцами, когда он ощущал, что он под землей, намного метров под землей, как будто в другом, потустороннем мире, и дыхание Аида не давало ему покоя. Он чувствовал его в этих железных, молниеносно быстрых, длинных, как твари пресмыкающиеся, поездах, гранитных и кафельных плитах, которыми обложены бесконечные тоннели. И этот ужасный свистящий звук – просто невыносимо. Уши резало, и что-то взрывалось в мозгу, разлетаясь на мелкие осколки, ранящие больно и навсегда. А живые люди, давящие его со всех сторон, лечили его, возвращали к жизни – он опять собирался, и каждый раз по-новому. Каждый раз, выходя из метро, он ощущал себя собранным заново из обломков других людей, и каждый раз точка сборки была в новом месте. Гул электрички становился все сильнее и сильнее, еще секунда, и его разорвет, но каждый раз не хватало именно секунды, чтобы разорвало, и электричка останавливалась, и он входил, вбегал, его вносило в вагон московского многострадального метро.

«Осторожно двери закрываются. Следующая станция «Менделеевская» – сказал женский голос, почти живой, почти. Девушка напротив посмотрела на него живым, ничего не выражающим взглядом и уткнулась в свой мобильник, старушка, сидящая рядом, живо отчитывала собаку, лежавшую у нее на коленях, совсем живой азиатский парнишка молча смотрел вдаль. Еще шесть почти живых объявлений, шесть лязганий дверьми – и опять ад подземного мира. А потом Офелия, эта странная 47-летняя увядающая, неравномерно увядающая, женщина с большими грустными ярко накрашенными глазами и опущенными уголками рта.

До знакомства с ней Петр считал, что после 30-ти женщины заканчиваются, а потом начинаются бабушки. Теперь он знал, что бывают 47-летние неравномерно увядающие девушки. Петр приходил к Офелии, чтобы отремонтировать ее не новый, изрядно подъеденный вирусами ноутбук, который, он это понял уже с третьего раза, ломался только затем, чтобы Петр пришел его чинить.

– Ах, мальчик мой, – вздыхала томно и несколько наигранно Офелия (в миру Анна Юрьевна Тюляева), – как мне надоел этот бездушный 5-ти процессорный зверь!

– Офелия, – а она себя просила называть только так, – ваш компьютер точно не такой.

– Да не важно, сколько ног у этой заразы. Как он меня замучил. Я никак не могу дописать свою пьесу. А ты знаешь, как она будет называться? «Маскарад»! Да, ничего не говори. Конечно же, ты умный мальчик и знаешь, что «Маскарад» написал Лермонтов. Но у меня другой «Маскарад». Маски, маски, маски – вокруг одни маски. Столько лжи в этом мире. Вот ты не лжешь, я знаю. Ты не можешь лгать, ты же компьютерщик, компьютеры они не лгут, они просто бездушные, души у них нет. Понимаешь, нет! И у тебя тоже души нет. Без души ты, как этот пятипроцессорный!

Она вскидывала руки к небу и уходила делать чай.

– Какой тебе: покрепче или послабее? Да какая разница? Все равно из пакетиков, говно это. А у меня времени нет на заваривание хорошего чая. Я пишу. Я уже написала три главы. А эта сволочь все стерла. Ну как же так?

– Офелия, ну в принципе это дело поправимое. У нас в конторе вам за умеренную плату восстановят всю информацию. Достанут с жесткого диска.

– Нет, Петенька, нет, мой хороший. Нельзя этого делать! Это знак такой, что не нужно писать мне «Маскарад», что я бездарность. Ах…

Петр молча копался в старом железе ноутбука. С ним, конечно же, все было в порядке, но показывать это Офелии нельзя было, иначе она бы опять стала падать в обморок. А этого Петр не мог допустить. Люди в обмороке приближали его к мертвым. Он протирал резинкой контакты.

– Ну что ты молчишь? Поговори со мной, железная твоя душа.

Офелия села рядом с Петром, и ее пышные бедра свалили с дивана на пол ничего §§не подозревающую пеструю подушку с изображением порваного и залатаного солнца. Ее рука уже лежала у Петра на колене и поднималась все выше. Дышала она тяжело, как загнанный зверь. Глаза ее были зажмурены, ей было как будто стыдно за свою руку, которая жила отдельной, неведомой хозяйке жизнью и поднималось все выше и выше к пока еще застегнутой ширинке Петра. Она почувствовала что-то твердое и молча ликовала, по крайней мере, глаза ее уже были приоткрыты. Она не думала, что будет так легко поднять его мужское ее увядающему женскому. Петр и сам удивился. Это было предательство. Он еще никогда так не злился на своей член, и не чувствовал его отдельным существом.

«Я не могу хотеть эту ужасную женщину», – думал он. Но тело его говорило обратное. И он узнал эту легкую ломоту в груди. Про себя он громко выругался матом, но вслух ничего не произнес. Он боялся обидеть ее. Его мозги сопротивлялись. Нет. Да. Да нет же. Да уж что уж там, да.

Он позволил ее руке расстегнуть свою ширинку, а потом вскочил с дивана и побежал к двери. У дверей она его догнала, упала на колени и заплакала. Черная тушь растекалась по ее детским увядающим щекам.

– Не уходи, – всхлипывала она.

В той же предательской руке мятыми бумажками торчали синие тысячные купюры. Три или четыре.

«Мало, – подумал Петр, – но деньги взял, то ли из жалости, то ли от того, что у него был долг за коммунальные платежи по съемной квартире.

Секс был быстрым и тошнотворно-сладким. Он старался не смотреть ей в лицо, боясь увидеть в них страсть. Он смотрел на картину на стене с изображением красивой 30-ти летней дамы. Это точно была не Офелия. Это была фотография 20-х годов. Пока Офелия пыхтела в области его паха, он пытался понять, откуда он знает эту красивую женщину на фотографии, внутри ощущалась хроническая еле уловимая боль и подступающее сексуальное желание. И через несколько мгновений Петр не мог понять, желание к этой незнакомке с фотографии или к женщине, так усердно старающейся быть страстной. Еще через мгновение он вошел в нее сзади, мощно и наказывающе остро. Но ей понравилось. Ее дыхание становилось все чаще и чаще, а потом она закричала, но как-то тихо и виновато. Потом закричал Петр, не узнавая себя в этом чужом и грубом отзвуке животного инстинкта. Это было странно обжигающе приятно. Но денег он Офелии не вернул, квартирные расходы, так сказать.

Oфелия, милая, странная Офелия, хорошо, что тебе уже 47, иначе противоречия внутри Петра, этого 25-летнего полуайтишника, были бы более ощутимыми.

Была ли она талантлива и для чего писала роман, он не знал. Все, что ему было известно о ней, так только то, что она была актрисой в кукольном театре, а мечтала о большой сцене МХАТа.

– Как меня достали эти сопливые недоделанные детишки, – любила повторять она, – они совершенно ничегошеньки не понимают в искусстве. Эти тупые, наглые, издевающиеся рожицы. Когда они смотрят на сцену, я готова удавиться. И удавилась бы, если бы была смелее. Да, я трусиха. Мне жалко это старое тело. Ну что это за роли? Елочка, птичка, сопливая Несмеяна. А все потому что современный театр в упадке. Чистое искусство, которое выше, ой, даже не знаю, чего, всего, наверное, недоступно этим недомеркам-режиссерам, которые один за одним меняются в нашем театре. Меня всегда не любили режиссеры, и я понимаю, почему. Смотря на меня, они шкурой ощущали свою бездарность. Б-Е-З-Д-А-Р-Н-О-С-Т-Ь правит современным искусством и деньги. А там, где деньги, там всегда бездарность. Как бы я хотела, как бы хотела, Петенька, играть в театре Мейерхольда! Не в современном театре Мейерхольда. Что там делать в современном-то такой актрисе, как я, в этой пародии на авангард? Да-да, всем нравится этот театр, ну пусть. Может, это лучший театр современности. Но театр, который делал сам Мейерхольд, вот это был театр. Я много об этом читала. И порой мне кажется, что я там была. Талантливейший был человек. Душа! Всеволод Эмильевич Мейерхольд. Да ладно, что я тебе все это рассказываю, ты и в театре, наверное, ни разу в жизни не был. По твоей физиономии видно, что не был.


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Роман = Метро. Мир души и пространство смыслов"

Книги похожие на "Роман = Метро. Мир души и пространство смыслов" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Ирина Владыкина

Ирина Владыкина - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Ирина Владыкина - Роман = Метро. Мир души и пространство смыслов"

Отзывы читателей о книге "Роман = Метро. Мир души и пространство смыслов", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.