» » » » Гасан Санчинский - Божий мир

Гасан Санчинский - Божий мир

Здесь можно купить и скачать "Гасан Санчинский - Божий мир" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Драматургия, издательство ЛитагентЛитеоfa2b97dd-0af8-11e7-9c73-0cc47a1952f2. Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Рейтинг:

Название:
Божий мир
Издательство:
ЛитагентЛитеоfa2b97dd-0af8-11e7-9c73-0cc47a1952f2
Год:
неизвестен
ISBN:
нет данных
Скачать:
fb2 epub txt doc pdf
Вы автор?
Книга распространяется на условиях партнёрской программы.
Все авторские права соблюдены. Напишите нам, если Вы не согласны.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Божий мир"

Описание и краткое содержание "Божий мир" читать бесплатно онлайн.



«Божий мир» – это сборник, в который вошли поэма, драма, а также стихотворения, написанные в разное время и не только о любви. Поэма «Заложница любви» рассказывает о молодой девушке, которая, переступив порог детства, вступает во взрослую жизнь. И, как и все молодые девчонки, она мечтает о любви и счастье. Но, увы, она и не предполагает, какой мир ждет ее за стенами родного дома. Драма «Божий мир» написана по сюжету библейской истории братоубийства и зарождения на земле вражды и зла. Для широкого круга читателей.






Гасан Санчинский

Божий мир поэтический сборник

ЗАЛОЖНИЦА ЛЮБВИ.

ПОЭМА

I

Читатель мой, послушай-ка рассказ,
Который не из книжек, а из жизни.
Каким бы он тебе ни показался,
Подобное встречал я много раз.
В столице, но особенно в горах,
Где девушки наивны, словно дети,
А мы, в своих не разобравшись чувствах,
Сердца чужие разбиваем в прах.

* * *

Начнем с того, как молодой Мурад,
Герой моей истории печальной,
Приехал в отпуск в горное село,
Где он родился тридцать лет назад.
Давным-давно покинув отчий край,
Остался он в столице после вуза
И там женился тайно от родных,
Скрывая узы брачного союза.
Но дома средь застолий и друзей
Его шайтан как будто бы попутал,
И, увидав красавицу одну,
Он позабыл о долге на минуту.
Она была троюродной сестрой,
Едва-едва ей стукнуло семнадцать…
Ах, Аминат! В кругу твоих подруг
Никто не мог так весело смеяться.
Она училась в классе выпускном,
Ей жизнь казалась книгой нераскрытой,
Где впереди и счастье, и любовь…
Но тут Мурад, как вихрь, ворвался в дом.

…Сыграли свадьбу шумную в селе,
Скрепили узы клятвенно в мечети,
Молитву троекратно прошептав,
Чтобы Аллах был этому свидетель.
И сразу же с избранницей своей
Отправился в Москву герой поэмы,
Где ждали его фирма и семья…
Но это уж совсем другая тема.

…Итак, семья давно его ждала:
Жена Марина и родные дети –
Виктория и Виктор – сын и дочь,
Их он любил сильней всего на свете.
Еще был тесть – богатый бизнесмен,
А также шурин – фирмы совладелец.
Он, правда, жил в Америке сейчас,
Но часто приезжал с «мешками денег».
Был он закоренелый холостяк,
Держал в Москве просторную квартиру,
В которой без него Мурад не раз
Кутил на зависть остальному миру.
Туда-то и решил он поселить,
Пусть временно, жену свою вторую…
Как будто птичку в клетке заточить,
Чтоб пела там, не злясь и не ревнуя.
Все так и шло, как загадал Мурад:
Семья семьей, любимая любимой…
По двум потокам жизнь его текла,
А все казалось, ускользала мимо.
Сперва себя героем он считал,
Мол, что хочу, то ворочу на свете,
Мне не указ московская жена
И не укор мне тесть и даже дети.
Куда хочу, туда я и лечу: –
Днем к Аминат, а вечером к Марине…
Ведь я джигит, мне горы по плечу,
В своем гареме царствую отныне.

…Прошла неделя, а затем и три –
И наш герой устал от странствий этих.
Осунувшись от постоянной лжи,
Он за покой отдал бы все на свете.
И бедная дикарочка его,
Томящаяся в запертой квартире,
Уже Мурада стала раздражать,
Как музыка визгливая в эфире.
Но что поделать?.. Ведь она жена,
Тем паче по закону шариата…
Жизнь стала палкою о двух концах,
А разве он о том мечтал когда-то?..
Куда деваться?.. Как вернуть покой?..
Не выставишь жену же в самом деле,
Которая, как камень на душе,
Не радует ни в доме, ни в постели.
Да и родным попробуй объяснить,
Зачем и почему расстался с нею?..
Что ж, «се ля ви»: что радовало нас
Вчера – о том сегодня сожалеем.

* * *

От грустных мыслей пухла голова,
Где рисовались страшные картины.
И наш герой решился наконец
К жене московской побежать с повинной.

II

… Марина, его первая жена –
Законная, если сказать точнее,
Ни разу даже глазом не моргнув,
Прослушала рассказ, как эпопею.
– Ах, Боже мой, воскликнула она, –
Когда он наконец поставил точку, –
Тебя, Мурад, не стану я судить,
Хоть девушка тебе годится в дочки.
Мы восемь лет живем уже с тобой,
Но я тебе и раньше позволяла
Ни в чем своих желаний не стеснять:
Все брать от жизни – много или мало.
…А я была тогда, неверный муж,
Красивою: и гибкой, как пантера,
И умной, и богатой, да к тому ж
Меня ждала блестящая карьера
Психолога… Но ты перемешал
Моей судьбы удачливые карты,
Как ветер, ты ворвался в жизнь мою,
Кавказским заразив меня азартом.

Явился ты, как из бутылки джин,
Готовый выполнить любую прихоть…
А я звала тебя Алаутдин
И нежные слова шептала тихо.
Пошла я всей семье наперекор,
Что не желала с чувствами считаться
И вовсе не хотела, чтоб их дочь
Связала свою жизнь с судьбой кавказца.
Но ты мне душу сразу покорил,
И смуглое лицо твое родное
Узнала б я в стотысячной толпе,
Пусть даже ты совсем меня не стоил.
Я родила тебе двоих детей –
Розовощеких смуглых ангелочков –
И стала тенью верною твоей,
Храня тебя от бед и днем и ночью.
Я отдала тебе всю страсть мою,
А ты отверг все это бессердечно
И притащил в дом брата моего
Какую-то безмозглую овечку.

Мурад поник повинной головой,
Пока жена его за все ругала,
Он недоволен сам собою был,
Но совесть в нем покуда не дремала.
И жалко ему было Аминат,
Которую он запер, как зверушку,
В чужой квартире средь чужих вещей,
Где превратилась девушка в старушку.
Она была пуглива, словно лань,
И бурных ласк его она боялась,
Когда пытался он ее ласкать,
Она в укромный угол забивалась.
И жалобно скулила, как щенок,
Которого от матери отняли…
Бежали дни и ночи, но, увы,
В ней ничего они не изменяли.
И даже слезы детские ее
Мураду, будто жвачка, надоели –
Ни запаха, ни вкуса больше нет,
А выплюнуть не можешь в самом деле.

…Не то его законная жена,
Она и впрямь в постели, как тигрица,
И так умеет мужа ублажать,
Что до утра потом ему не спится.
В интимном царстве ей неведом стыд:
Она там и раба, и королева,
От страсти лишь лицо ее горит,
Когда она божественна, как Ева.
Она не жвачка – мятный леденец,
Который вовсе не надоедает,
И чем он дольше держится в губах,
Тем он скорей и сладостнее тает.
Она вселяет радость и задор
В любовные забавы, как в искусство,
До кончиков ногтей принадлежа
Лишь этому взволнованному чувству.
Она сама – как бешеный огонь,
Который образумить невозможно,
Поэтому всегда ее любовь
На золотое зарево похожа.

* * *

… Но лед и пламень как соединить?
На сей вопрос не знал Мурад ответа
И ждал он, что Марина, может быть,
Ему поможет делом иль советом.

III

– Ах, что ты, бедный мой Мурад, –
Вздохнула горестно Марина, –
Проблем себе не создавай
И больше не сгущай картины.
Я с ней расстаться не прошу,
Когда закон ваш позволяет
И Аллах… Пускай же будет впредь
Она жена тебе вторая.
А я останусь навсегда,
Мой дорогой, женою первой!..
Все козыри в моих руках,
Но не хочу казаться стервой.
Я предложу тебе свой план
По воспитанию дикарки,
Которую мы сообща
Рабою сделаем послушной.

…Итак, пусть посидит одна
В квартире и поголодает,
Зато потом, Мурад, она
Как рыбка станет золотая.
И будет по пятам ходить
Повсюду за тобой, как кошка,
Но ты для этого ее
Поморишь голодом немножко.
И страхом… Дня четыре-три
Вообще не появляйся в доме,
Чтобы все время провела
Она в губительной истоме.
Посмотришь, милый, быстро как
Сработает мое коварство,
Ведь страх и голод испокон
От спеси лучшее лекарство.
Пускай она денек-другой
Сурово брови свои хмурит,
Зато на третий день, родной,
Посмотришь – все будет в ажуре.

Тогда-то ты к ней и придешь,
Появишься, как джин из сказки,
Обрушишься, как водопад
Из страсти, нежности и ласки.
И станет шелковой она,
От счастья обалдев такого,
И станет преданно, как пес,
Ловить твое любое слово.
И каждый жест, и каждый взгляд,
И каждое твое желанье
Законом станут для нее,
Как для пугливой горной лани.
Накормишь ты ее тогда
И, как ребенка, приласкаешь,
А после бурных слез ее
Подарков ей пообещаешь.
Наврешь с три короба, что ты
Был занят важными делами,
Ну, скажем, в США летал
В Лос-Анджелес или в Майями.

Затем ты поведешь ее
По самым лучшим магазинам,
Где встречусь я вам невзначай,
Твоя «знакомая» Марина…
Свою жену представишь мне
И с ней предложишь подружиться,
Чтоб одиночество ее
Со мной развеялось в столице.
Как надо все устрою я,
И ты увидишь, как умело,
Уже на следующий день
Примусь за праведное дело.
Начну ее я обучать
Премудростям утех любовных,
Чтоб не была она, как лед,
В твоих объятиях греховных.
Чтоб ощутила жизни вкус…
Не забывай, ведь я психолог
И знаю, как разжечь в душе
Огонь, чтобы растаял холод.
Вползу я гибкою змеей
В ее застенчивые мысли
И возбужу в ней интерес
К роскошной и бесстыдной жизни.
Я сердце выверну ее,
Как будто платье, наизнанку,
И подарю его тебе,
Как золотое сердце Данко.

* * *

И даже будет интересно
В постель втроем улечься нам…
А, впрочем, шутка неуместна,
Хотя в ней есть особый шарм.

IV

А в это время у окошка
Сидела в страхе Аминат,
Три дня уже и хлебной крошки
В глаза не видела она.
Водою голод утоляя,
Она осунулась от слез,
Застыл в глазах ее огромных
Немой отчаянный вопрос –
Где он, Мурад ее любимый?..
В огромном городе одна
Без документов и без денег
Не знала, как ей быть она.
Ни телефона, ни прописки,
Да и подруги ни одной…
К тому же наказал Мурад ей,
Чтобы из дома ни ногой.
Мол, город дьявола страшнее,
Там всюду беды стерегут:
Иль проходимцы одолеют,
Или в ментовку загребут.

– А если что-то с ним случилось? –
Шептала нервно Аминат, –
И никогда уже отныне
Я не увижу милый взгляд?..
И не пожалуюсь я даже
Ни матери и ни отцу…
И слезы горькою рекою
Текли по бледному лицу.
И волосы вставали дыбом
От ужаса, что никого
Помочь она призвать не в силах
Сейчас на поиски его.
…Часы минута за минутой
Стучали молотком в висок,
Уж ночь на пятки наступала,
И страх пронзал, как будто ток.
Где он?.. Живой ли, невредимый?..
И, как безумная, она
Прислушивалась к странным звукам,
Что долетали из окна.
По комнате большой бесцельно
Блуждала, не смыкая глаз,
И со слезами вспоминала,
Как встретилась с ним в первый раз.

…Был вечер выпускной в разгаре,
Когда на белом «БМВ»
Явился он, как будто ангел…
Еще бы!.. Он ведь жил в Москве!
Одет с иголочки, шикарно
И в окружении ребят,
Ее в толпе подруг приметил,
Не в силах отвести свой взгляд.
Уже на следующий вечер
К родителям явились сваты…
А ей завидовали девчата:
– Счастливая какая ты!
Ведь он москвич, хозяин фирмы,
Где самый главный человек,
И с ним достойно и богато
Ты проживешь свой долгий век.
Родители их ликовали,
Благословив своих детей,
И свадьбу шумную сыграли,
Где было полсела гостей.

И весь медовый дивный месяц
Жила как в сказке Аминат:
Они уединялись в горы,
Чтоб посмотреть на водопад.
И в море с милым уплывали
Под белым парусом вдвоем,
Бродили в парке по аллеям
И мокли вместе под дождем.
Потом на «БМВ» блестящем
Отправились они в Москву
И по дороге посещали
Все интересные места:
Курган Мамаев в Волгограде,
Ростов, Воронеж и Рязань…
Затем три дня еще бродили
Они по красочной Москве,
И у горянки кареглазой
Кружились мысли в голове
От радости, что ей на долю
Нежданно выпала… И вот
Уже три дня ее любимый
Домой с работы не идет.

И неизвестно, жив ли, нет ли?..
Кого на помощь ей позвать?..
Быть может, скажут хоть соседи,
Как ей Мурада отыскать?
Вскочив, она, как на пожаре,
К соседям со всех ног бежит
И всем двоим поочередно,
Как угорелая, звонит.
Одни ей вовсе не открыли,
Другие, посмотрев в глазок,
Так глухо щелкнули цепочкой,
Словно нажали на курок.
И на нее из черной щели
Взглянул недобрый женский взгляд:
– Чего тебе? Ты кто такая?..
– Жена Мурада Аминат, –
Она ответила несмело… –
Я здесь недавно… Может быть,
Вы мне подскажите, соседка,
Как мужу в фирму позвонить?
– Здесь никакого нет Мурада, –
Ответила соседка зло, –
В Америке сейчас хозяин,
Значит, тебе не повезло…

И дверь захлопнулась со скрипом…
В растерянности Аминат,
Руками слезы вытирая,
Бесцельно поплелась назад.
Вопросы в голове роились,
Как пчелы, жаля сердце ей,
Где становилось с каждым мигом
Все беспросветней и темней.

V

И вдруг в квартиру позвонили…
И с возгласом: «Любимый мой!..» –
Уставшая от слез горянка
К защелке ринулась дверной.
Но на пороге спотыкнулась
И замерла с открытым ртом –
Три парня в милицейской форме
Заполнили дверной проем.
На миг в слабеющем сознании
Быстрее пули пронеслось:
«Аллах, неужто в самом деле
С Мурадом что-нибудь стряслось?..»
И лишь в машине милицейской
Она очнулась, наконец,
И, ничего не понимая,
Забилась в угол, как птенец.

В пропахшей куревом дежурке
Сидела молча Аминат,
Блуждал по выцветшим обоям
Ее полубезумный взгляд.
– Кто ты такая и откуда?
Что делала в жилье чужом?.. –
Вопросы милиционера
Она понять могла с трудом.
– Кто твой хозяин? Ты живешь с ним?
И сколько платит он тебе?.. –
От этих слов, дрожа и плача,
Она доверилась судьбе.
Робка, как бедная овечка,
Она сидела у стола
И взоры трех верзил огромных
К своей фигуре привлекла.
И вправду хороша девчонка,
И черноглаза, и стройна,
Небось любовному искусству
Давно обучена она.
И можно с ней договориться,
Чтобы покладистей была,
И в камере повеселиться,
Другие отложив дела.

– Мы на добро добром ответим, –
Ехидно ей сержант шепнул, –
Но если будешь ты упряма,
В тюрьму отправим, не в аул.
Напишем, что обворовала
С сообщником квартиру ты…
Он улизнул, а ты попалась…
За это, милая, кранты.
И, побледнев от возмущенья,
Влепила парню по щеке
Вот эта «робкая овечка»
С неженской силою в руке.
Терпя и смех, и оскорбленья,
И похотливый чей-то взгляд…
Лишь об одном молилась Богу,
Чтоб выручил ее Мурад.

И в это время в отделенье
Вошел дежурный капитан,
Который сразу же увидел
Картину, полную стыда.
– Отставить! –  приказал он жестко.
Всем отправляться по местам.
Задержанную допрошу я
И протокол составлю сам.
Не пьяная, не наркоманка,
И не бездомная она,
Лицом похожа на горянку
Кавказскую и так юна…
Но на воровку не похожа –
Слишком наивна, и к тому ж,
Глотая слезы, повторяет,
Что у нее законный муж –
Некий Мурад… Правда, соседка,
Что вызвала к ним в дом наряд,
По телефону утверждала,
Что там такие не живут.
Некий Олег – хозяин дома –
Сейчас в отъезде, но сестра
Его бывает здесь частенько,
Особенно по вечерам…
И капитан решенье принял
Не мучить девушку, пока
Не разберется он подробно
В ее проступках и «грехах».

VI

Наутро, только свет забрезжил,
Решил взволнованный Мурад
Пойти любовь свою проведать,
Покинутую Аминат.
И, движимый остатком чувства,
Советам женушки не вняв,
К заброшенной односельчанке
С утра он кинулся стремглав.
Но как же был разочарован,
Увидев комнату пустой…
Где Аминат?.. Ведь потеряться
Ей запросто в Москве большой.
И вдруг увидел он листочек,
Торчавший в скважине замка…
– Вах, из милиции повестка!..
Олегу… Что за ерунда?..
Но тут его вдруг осенило
Прозренье: вот где Аминат!..
Но как она туда попала,
Увы, не мог понять Мурад.
…Бежать в милицию? Но как он
Докажет, что она жена?..
Ведь нет свидетельства о браке,
И в паспорте печать должна
Стоять… А там совсем другая,
С другою женщиной печать…
Не дай Аллах, еще за это
Ему придется отвечать.
Как объяснить ментам проклятым,
Арестовавшим Аминат,
Что брак у них по шариату
И что он муж ей, а не брат?..
Нет, рисковать собой не надо,
Марине лучше позвонить,
Она-то сможет все уладить
И Аминат освободить.

Итак, он позвонил Марине…
Минут, примерно, через пять
Знакомый номер телефонный,
Волнуясь, стал он набирать.
После гудков протяжно-длинных
Она ответила: – Алло…
Кто там в такую рань проснулся?..
– Твой муж, –  вздохнул он тяжело.
– Мурад?.. Откуда ты?
– От брата…
Приехал полчаса назад, –
Он ей ответил виновато, –
Я не нашел здесь Аминат.
Она пропала…
– Как пропала? –
– Марина крикнула в ответ, –
Она не вещь и не иголка,
Ведь есть же хоть какой-то след.
– Ее в милицию забрали…
– За что?
– Пока не знаю сам.
Займись скорее этим делом,
А мне оно не по зубам.
Ведь ты же знаешь, дорогая,
Не любят нас в Москве менты,
Посланцев славного Кавказа,
Но можешь все уладить ты.

Скорей звони отцу, тем боле,
Что он влиятелен везде…
Пусть посодействует он зятю,
Поможет, хоть в одной беде.
– Ты что, с ума сошел, бедняга,
Отца в роман твой посвящать…
К тому ж сегодня на Канары
Он уезжает отдыхать.
Об этом никому ни слова…
А горскую жену твою
Я вызволить сама сумею,
Вот только кофейку попью.
Да что ты бьешься лбом об стенку,
Ведь это, право, ерунда:
Два-три звонка друзьям старинным,
И отворят они врата
Тюрьмы…
– Ах, не шути, прошу, Марина,
Ведь Аминат дитя еще,
Ей лет шестнадцать дашь, тем боле
Румянец не сошел со щек.
А там в СИЗО такие звери,
Преступники… Да и менты
Ее обидеть тоже могут…
– Мурад, а ведь ревнуешь ты?..
А как же я, скажи, любимый,
Стерпела все и вот – жива!
Меня обидеть не боятся
Твои двуличные слова?..
Ведь ты меня как будто любишь
И только мною дорожишь?
Так отчего же ты так прытко
Спасать несчастную бежишь?

– Мне просто жаль ее, Марина,
Ведь перед Богом мне она,
Хотел я или не хотел бы,
Но шариатская жена.
– Ну, ладно, хватит припираться
И обижаться на меня.
Полковник Ларин, мой приятель,
Решит проблему за полдня.
Я позвоню ему, и вместе
В милицию поедем мы
Освобождать твою дикарку
Из цепких лап ее тюрьмы.
Жди… Молодую недотрогу
В подарок привезем мы в срок…
А ты на радостях, любимый,
Покрепче завари чаек.

VII

Открылись ржавые засовы,
И перед сонной Аминат
Предстал милиционер суровый
И бросил вслед ей хмурый взгляд.
– К тебе пришли…
И с криком: – Милый… –
Горянка бросилась за ним,
Но женщина ждала в дежурке
Вдвоем с полковником седым.
– Марина… –  руку протянула, –
А ты, конечно, Аминат.
Что ж, собирайся, ты свободна,
Нас за тобой послал Мурад.
…И вот они уже в квартире,
От слабости едва жива,
Рыдая, бросилась к Мураду,
Забыв все русские слова.
И только по-даргински: – Милый…
Ты жив, любимый мой, родной…
А я-то думала, что больше
Мы не увидимся с тобой!..
И в три ручья бежали слезы
По бледному лицу ее…
И совестно Мураду стало
За прежнее свое вранье.
Он приласкал ее, но тут же
Изобразил суровый вид,
Чтобы понравиться Марине
И скрыть свой запоздалый стыд.
– Кого учил я, дорогая –
Переступать нельзя порог…
Ты это правило простое
Должна усвоить на зубок.
Не суй свой нос куда не надо
И за тебя мне думать дай,
Тогда хлопот не будет больше,
Теперь же их, хоть отбавляй.
Скажу тебе не без укора –
Не надо здесь ни слез, ни слов…
Мне хватит и того позора,
Что ночевала у ментов.
Откуда знать мне, что чиста ты?.. –
Воскликнул с пафосом Мурад.
– Но я ни в чем не виновата, –
Запричитала Аминат.
Лицо ладонями прикрыла,
В груди обиды ком застрял,
Она лишь правду говорила,
Но ей никто не доверял.
Мурад, страшны твои упреки…
Мне сердце болью обожгло –
Зачем ко мне все так жестоки?
Кому я причинила зло?..

* * *

Когда же наша героиня
При всех расплакалась навзрыд,
Ее утешила Марина,
Изобразив печаль и стыд.

С тех пор мурадовы супруги
Вдруг стали не разлей вода…
Случалось, вместе, как подруги,
Они бродили иногда
По магазинам и салонам,
И модным выставкам – везде,
Где было радостно и шумно,
И одиноко вместе с тем.
Смех снова зазвучал в квартире,
И огорошенный Мурад
Двух жен своих внезапной дружбе
Как будто даже был не рад.
– Скажи, Амина, что случилось?..
С Мариною вы, как друзья,
А вот со мною каждый вечер
Сама ты будто не своя?..
И дня ты без нее не можешь,
Как наркоманка без иглы…
– Напрасно ты, Мурад, встревожен,
Ведь наши помыслы светлы.
Марина и твоя подруга –
Она добра и так умна,
Что радуются там повсюду,
Где появляется она.
Ее везде так уважают,
А вместе с нею и меня,
С улыбкой радостной встречают
Знакомые день изо дня.
И у меня вошло в привычку
С Мариной время проводить,
Ведь настоящею москвичкой
Я только с ней сумею быть.
Лишь три недели мы знакомы,
А будто дружим с малых лет,
Мы с нею, как родные сестры…
А твой вопрос совсем нелеп.
Ведь ты – мой муж, она – подруга…
Конечно же, ты мне родней!
И у нее есть муж, но только
Он не ревнует же ко мне.

* * *

Мурад от этого ответа
Совсем поникнул головой…
Ах, как же люди безрассудно
Играют собственной судьбой.

…Но Аминат не унималась,
И вдруг нежданно, как дитя,
Она взяла и разрыдалась,
То ли всерьез, то ли шутя.
– Ах, ты меня совсем не любишь
И держишь дома взаперти…
Но я мечтала не об этом,
Клюя, как птица, из горсти.
Москва!.. Москва!..
Я все твердила,
От радости едва дыша,
Что буду жить в самой столице,
Что, как невеста, хороша.
Но здесь с утра до поздней ночи
Сижу, как будто бы в плену,
И медленно схожу с ума я…
Не оставляй меня одну!
На улицу не выхожу я,
Страшась милиции, людей
И даже шороха любого,
Подслушанного у дверей.
От слез своих уже я слепну
При свете солнечного дня…
Прошу лишь об одном на свете:
Мой милый, не бросай меня!
– Ах, мне бы все твои заботы, –
Вздохнул взволнованно Мурад, –
Поверь, сидеть все время дома
Я несказанно был бы рад.
Но из-за фирмы, из-за дела
Я жить иначе не могу…
Опять мне вечером сегодня
Уехать надо в Петербург.
Жаль, но зависит от работы
Судьба дальнейшая моя –
Чем длительней командировки,
Тем независимее я.
Ты просишь взять тебя с собою,
Ну, что ж, я буду очень рад…
Когда в Америку поеду,
Не позабуду Аминат.
А нынче серая рутина
Не даст мне даже помечтать…
Работа, дом – вот вся картина,
Что я смогу нарисовать.
Не то что ты, моя родная,
Хоть спи, хоть видео смотри
Иль сериалы «мыльных опер»,
Чтобы о них поговорить.
На самом деле он лукавил…
Ведь каждый вечер, как герой,
Идет с мечом на поле битвы,
Он просто шел к себе домой.
С утра он уходил на фирму
И там крутил он допоздна
Рубли и доллары, и марки,
Чтоб стала полною казна.
В обед заскакивал вальяжно
Он к Аминат на час-другой,
Спешил он в казино на ужин,
А вечер проводил с семьей.
И так по замкнутому кругу
День изо дня кружил Мурад:
Ночью – жена,
А днем – подруга…
И был уж этому не рад.
Ему покоя захотелось,
Чтоб в лоне собственной семьи
Уставшее расслабить тело
И с детками гонять чаи.
Сынок Витек и дочка Вика
Похожи оба на отца:
Кавказские носы и глазки,
И губы, и овал лица.
Он обожает их, конечно,
Как, впрочем, и они его…
Никто союз их не разрушит,
И им не надо никого.

* * *

Но жизнь порою нам диктует
Свои законы и, увы,
Им подчинившись безрассудно,
Останемся без головы.

VIII

А в это время без смущенья
Марина строила свой план…
Великолепный план отмщенья
И острый, будто бы игла.
…Итак, приехала однажды
Она к сопернице своей,
Чтоб вкрадчиво, как рысь лесная,
Проникнуть прямо в душу к ней.
В обнимку кинулась с порога,
Словно всю жизнь они друзья:
– Ах, милая моя Амина,
Как по тебе скучала я!..
Не стала даже пить я кофе,
Лишь из постели – и к тебе…
Оставила детей на няньку,
Чтоб их капризы не терпеть. –
Всплеснула Аминат руками:
– Так у тебя есть малыши?!
Что ж ты их не взяла с собою,
Мы б поиграли от души.
Как их зовут?
– Витек и Вика…
– А мужа твоего как звать?..
– Му… Мишею, –  сказала тихо
И стала громко хохотать.
– Но почему ты так смеешься? –
Надула губы Аминат.
Да потому, что так похожи
Мой Михаил и твой Мурад.
– А дети на кого похожи?..
– Две точных копии отца,
Будь он на тридцать лет моложе,
Не отличили бы с лица.
– Ах, как, Мариночка, я рада,
Что счастлива твоя семья!
Расцеловать бы их хотела,
Ведь малыши – мечта моя.

А через день решили рядом
Весь день подруги провести –
Шампанского и шоколада
Из магазина принесли.
Марина, словно бы случайно,
Из распаленной Аминат
Легко выуживала тайны,
О коих знал один Мурад.
– Хочу я, милая подруга,
Чтобы мой муж лишь мне одной
Шептал бы глупости пустые,
Что возбуждают, как вино.
Пусть чепуху, пусть чушь собачью
Он в опьянении несет,
Но лишь бы щекотал мне ухо
Его полураскрытый рот.
Чтобы дрожащие ладони
Тугую согревали грудь,
И чтобы плоть воспринимала
Его любовную игру…
…А утром, онемев от счастья,
Хочу я с ним вдвоем бродить
По старым улочкам московским
И кофе на Арбате пить…
Чтоб осторожною рукою
Меня он обнял за плечо,
И чтоб от жара его тела
Мне становилось горячо.

– Так в чем же, милая, проблема? –
Марина вздрогнула тайком…
– А в том, что больше он не хочет
Здесь ночевать и только днем
Еще приходит, но нечасто…
Бывает, нет его три дня…
Мариночка, как я несчастна,
Лишь ты одна поймешь меня…
Но даже и когда он дома,
Уж прежнего в нем нет огня.
Порой бывает, будто мебель,
Не замечает он меня.
Три месяца, как мы женаты,
Но бешеный огонь в крови
Погас у моего Мурада…
Во мне ж проснулся жар любви.
Что делать?.. Подскажи, Марина,
Ведь опытна ты и смела…
А я, от робости немея,
Возможно, счастье проспала.
Дай мудрый мне совет, подруга,
Ты знаешь его столько лет.
Ведь без любви его взаимной
Не стану жить я на земле.
Быть может, съездить с ним куда-то?..
Ну, скажем, в город на Неве,
Куда он ездит даже чаще,
Чем остается здесь, в Москве?
Забыть о времени, гуляя
По петербургской мостовой,
Где Пушкин ездил на карете
И Блок гулял ночной порой.
И побродить по Эрмитажу,
Который знаю лишь в мечтах…
И вместе с милым раствориться,
Как облако, в белых ночах.
Взлететь над миром легкой птицей
И, утопая в небесах,
Навек в любимом раствориться,
Пропасть, как на щеке слеза.

* * *

И снова к жизни пробудилась
Она, как веточка в саду…
Но заморозок отдаленный
Уже ей предвещал беду.

– Не стоит ни один мужчина
На свете ни любви, ни слез…
Ты, Аминат, к своей проблеме
Напрасно отнеслась всерьез… –
Так ей Марина говорила,
Зло усмехаясь про себя, –
Я тоже искренно любила,
Но предал муженек меня…
– Как, ты в разводе?..
– Нет, Амина…
Потом он предал и ее,
Свою избранницу вторую,
В ад превратив ее житье.
– И ты, конечно же, простила
Бессовестного подлеца?..
– А как бы я, скажи, растила
Детей без помощи отца?..
Амина, ты еще наивна.

Поймешь, когда родишь дитя,
К тому же я на самом деле
Его любила не шутя.
Хотя мне и обидно было:
На что меня он променял –
Мой ум и тело молодое,
И сердце, полное любви.
На девочку, почти подростка,
Без опыта, без глубины…
К тому же этого ягненка
Возвел на царский трон жены.

Вдруг, оголившись, словно Ева,
Марина стала танцевать,
Мол, все смотрите, как прекрасна
Моя изысканная стать!
Как хороша моя фигура:
Какие плечи, бедра, грудь…
– И ты, Амина дорогая,
Похвастайся хоть чем-нибудь.
Что под нарядом ты скрываешь –
Уродство или красоту?..
– Ах, что ты, от стыда такого,
Мариночка, я пропаду…
При свете дня не раздевалась
Я перед мужем никогда…
Марина тут расхохоталась:
– И в самом деле ты чиста?..
А как же ночь в СИЗО, Амина?
Или московские менты
Попробовать не захотели,
Какой душистый персик ты?..
Ну, ладно, будет врать, родная,
И корчить недотрогу здесь…
На свете столько, кроме брака,
Порочных наслаждений есть.

Бокал шампанского… И сразу
Вдруг закружилась голова,
Как будто ум зашел за разум
И позабылись все слова.
Как будто дали ей отраву,
И вся квартира поплыла:
Лицо Марины, окна, кресла
И голубой хрусталь стекла…
Наряд свой скинула Амина,
Почувствовав в груди костер,
Как трепетная лань, изящна,
Она упала на ковер
И замерла там бездыханно…
Тогда Марина в тот же час
Из сумочки достала «Кодак»
И щелкнула ее не раз.
Потом кому-то позвонила.

А через несколько минут
В дверь осторожно постучали…
Хозяйка всполошилась тут,
Оделась быстро и небрежно
И тотчас отворила дверь,
В которую вошел мужчина,
Спортивный, в общем, с виду зверь.
Они о чем-то пошептались,
И гость разделся догола,
Чтобы позировать с Аминой,
Которая еще спала…
А вездесущая Марина
Достала снова аппарат
И отсняла почти две пленки,
Где в разных позах Аминат
Была в объятиях мужчины,
Нага, как Ева, и к тому ж
Бесстыдна и великолепна…
Все это твой увидит муж,
Со злобой думала Марина,
И, парню деньги заплатив,
Закрыла дверь за ним со стуком,
Амину тут же разбудив.

Она, уткнувшись в грудь Марины,
Дала простор своим слезам:
– Не знаю, что со мной случилось.
Будто ужалила оса…
На свете трудно жить без друга,
Когда холодная стена
Тебя от мира отделяет,
Лишив и счастья, и тепла.
Перечеркнув твои надежды
И веру в правду и любовь…
Тоска теперь моя подруга,
Змеею проползает в кровь.
Мурад своим пренебреженьем
И холодом пустой души
Меня к себе не подпускает.
И гибну я одна в тиши…
– Ах, ладно хватит тебе хныкать, –
Марина крикнула в ответ, –
Пойдем с тобой по магазинам,
Где снова ты увидишь свет.
Развеемся, повеселимся,
Накупим разного тряпья
И в парикмахерской, родная,
Красоткой сделаем тебя.
Отрежем косу и подкрасим
Мы губки бледные тебе,
Ресницы подведем и брови
Назло разлучнице судьбе.
Встряхнем мы твоего Мурада,
Заставим сердце ревновать,
И после, думаю, как надо,
Вся жизнь наладится опять.

Х

Когда Мурад домой вернулся
С коробкой дорогих конфет,
Марина с видом безразличным
Подсунула ему конверт.
Мол, будто парень незнакомый,
Не объясняя ничего,
Придя к ней утром на работу
Пакет оставил для него.
«…Что там?» – подумалось Мураду…
И сердце сжалось от тоски,
Он вскрыл конверт одним движеньем
Уже трясущейся руки…
Достал листочек, на котором
Текст этот отпечатан был:
«Привет тебе, козел рогатый,
Ты, видно, выбился из сил…
И больше не мужик ты вовсе,
Коль нам приходится порой
По очереди развлекаться
С твоей молоденькой женой.
Она-то знает толк в постели
И не должна страдать одна,
Когда тебя, болван, ласкает
Твоя законная жена.
Ты шоколад имел в кармане,
Но пряник бросился искать…
И если что-то с ней случится
Тебе придется отвечать.
А нам она пришлась по вкусу,
Овечка кроткая твоя,
И навещать ее решили
Почаще новые друзья.
А чтобы ты не сомневался,
Что это все не клевета,
Прими на память эти фото,
Где женушка твоя снята».

И на пол веером упали
Те снимки, на которых вдруг
Жену нагою обнаружил
Засомневавшийся супруг.
К тому же в позах неприличных
С каким-то парнем молодым…
В глазах Мурада потемнело,
Как от предчувствия беды.
Он, тяжело дыша, со стоном
Все фотографии собрал
И молча их со взглядом злобным
Опять в пакет упаковал.
Ни слова не сказав Марине,
Из дома выскочил стрелой
И, как ошпаренный, помчался
К своей супруге молодой.

* * *

Сомнений больше не осталось,
Теперь понятно для кого,
Она так стала малеваться,
Конечно же, не для него.

Свернувшись кошечкой невинной,
Лежала в кресле Аминат.
Она спала еще… Но грубо
Растормошил ее Мурад:
– Вставай, стыдливая овечка, –
И фото ей швырнул в лицо, –
Скажи мне, сколь раз, змеюка,
Спала ты с этим подлецом?..
Она дар речи потеряла,
Не веря собственным глазам,
И лишь ресницами моргала,
Как крылышками стрекоза.
– Ах, Боже мой, какая гадость…
Мурад, не знаю я того,
Кто здесь со мной лежит в постели…
Поверь, не видела его.
– Да, ты еще, как стерва, лжива, –
Воскликнул с грозным гневом он, –
Я сделал множество ошибок,
Но эта страшная, как сон.
Ты не жена мне перед Богом, –
Он троекратно повторил, –
Домой сейчас же убирайся,
Уже билет тебе купил.

И бледная, как смерть, Амина
Вдруг прошептала, как в бреду:
– Это подстроила Марина,
Она накаркала беду.
Чтоб ревновать тебя заставить,
Она хотела мне помочь…
Мурад заскрежетал зубами:
– Замолкни ты, шайтана дочь!
Не вмешивай сюда Марину
И знай, изменница, она
Мне никакая не подруга,
А настоящая жена.
Законная… Возьми мой паспорт
И ты увидишь в нем печать,
Где и она, и двое деток…
Я больше не хочу молчать
И врать тебе, ведь по сравненью
С твоею грязью – я святой…
Бери билет без промедленья
И уезжай к себе домой.

* * *

Он ей швырнул билет и деньги
И дверью хлопнул, что есть сил,
Как будто бы поставил точку
На всем, что с нею пережил.

Он пулей вылетел из дома,
Позор его дотла сжигал…
И вдруг, уже садясь в машину,

Конец ознакомительного фрагмента.


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Божий мир"

Книги похожие на "Божий мир" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Гасан Санчинский

Гасан Санчинский - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Гасан Санчинский - Божий мир"

Отзывы читателей о книге "Божий мир", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.