» » » » Роберт Саути - Стихи и поэмы

Роберт Саути - Стихи и поэмы

Здесь можно скачать бесплатно "Роберт Саути - Стихи и поэмы" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Поэзия. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.
Роберт Саути - Стихи и поэмы
Рейтинг:

Название:
Стихи и поэмы
Издательство:
неизвестно
Жанр:
Год:
неизвестен
ISBN:
нет данных
Скачать:

99Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания...

Скачивание начинается... Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Как получить книгу?
Оплатили, но не знаете что делать дальше? Инструкция.

Описание книги "Стихи и поэмы"

Описание и краткое содержание "Стихи и поэмы" читать бесплатно онлайн.



Саути, Роберт Robert Southey

(12 августа 1774 — 21 марта 1843)

«Не было ни одного поэта, который бы писал так хорошо и много и в то же время был так неизвестен, публике»

Романтизм — удивительно явление в мировой культуре. Он стал не просто новым художественным методом в искусстве, он стал особым мировоззрением, затронувшим все сферы искусства: от скульптуры до литературы.

Романтическое мировосприятие возникло в результате неудовлетворённости окружающим миром и неудачами эпохи Просвещения, которая, конечно, создала «нового человека», но не того, которому стремилась. Потребительство, нивелировка, усреднённость личности привели к тому, что творцы стали искать приют во всём необычном, в романтическом.

Романтизм формировался и развивался в разных странах в несколько разнящихся хронологическим рамках и везде обрёл свои специфические черты.

Роберт Саути стал ранним романтиком и представителем «озёрной школы» английского романтизма.

Это был первый этап развития английского романтизма, который пришёлся на 90-е оды 18 века.

в Озёрную школу вошли три поэта: Вордсворт, Кольридж и Саути. В их судьбах было много схожего. Все трое сначала с воодушевлением восприняли французскую революцию, и также вместе открестились от неё, когда увидели якобинский террор.

Их роль в литературе сложно переоценить, они первые сделали в своём творчестве шаг от великих исторических событий к внутреннему миру человека, к его душе.

Обучение Саути проходил в Вестминстерской школе, а также в Оксфорде, где сблизился с Кольриджем.

Его молодость прошла под знаком революционных идей и путешествий по Испании и Португалии. Его перу принадлежат многочисленные переводы рыцарских романов, таких как «Амадис Гальский», а в основе большинства баллад лежит фольклор различных стран. Его первая драма вышла в печать под именем Кольриджа, хотя два из трёх актов «Падения Робеспьера» (1794) было написано Р. Саути. Позднее поэт увлёкся написанием исторических сочинений и биографий (Жизнь Нельсона), однако источником заработка для него стала литературная критика. За всю свою жизнь Р. Саути выпустил 55 книг, а в 1813 был назначен поэтом-лауреатом.

Скончался в Кесвике 21 марта 1843 года.







СТИХОТВОРЕНИЯ

Чистилище Святого Патрика[1]

«Ну, что ж, — воскликнул страж, — войди!
Невемо, что там впереди, —
Но вряд ли будешь рад…
Возьми, поешь; но много есть
Нельзя; окажем после честь, —
Коль явишься назад».

И хлеб, омоченный в вине,
Взял рыцарь Оуэн, вполне
Поняв сей вещий знак;
И помощи у Бога Сил,
Предвидя битву, попросил:
Он знал, кем будет Враг.

И вот он вратарю вослед
На монастырский двор грядет,
И зрит готовый гроб
И чернецов безмолвный ряд;
И зрит, как факелы горят, —
Но кто же тут усоп?

«Не много пилигримов тут, —
Изрек чернец, — и вспять идут
Не часто, Пилигрим;
Крепись, отмеченный судьбой:
Сей гроб, который пред тобой,
Содеется твоим.

Устройся в нем, а мы прочтем
Чин погребения потом;
Ложись! — надежды нет
На то, что в тамошних краях
Твой погребут как должно прах.
При жизни будь отпет!»

И рыцарь, гость суровых мест,
Оделся в саван, стиснул крест,
На миг потупил взор —
И лег, и поднял взор горе…
И зазвучал в монастыре
Заупокойный хор.

И рыцарь Оуэн бредет
Монаху вслед ко входу в Грот…
Он чуял вящий страх:
Какие ужасы скрывал
Зловещий тамошний провал —
Не смел сказать монах.

«Ну что ж, войди! — воскликнул страж: —
Храни тебя Создатель наш!
О, подле этой щели,
Бывало, прерывали путь:
В Святого Патрика шагнуть
Чистилище не смели!»

И рыцарь начал спуск во тьму,
И ощупью пришлось ему
Шагать в кромешный мрак;
И бросил он копье и меч,
И щит узорный скинул с плеч —
Посколь бесплотен Враг.

И скользкою была тропа,
И влагой хлюпала стопа,
И падала на лоб
За каплей капля: ими свод
Сочился… Рыцарь шел — и вот
Сотряс его озноб.

А склон все круче был под ним;
И шел с молитвой Пилигрим;
Стояла тишь вокруг;
Лишь мерно капала вода,
И эхо, множась иногда,
Будило в нем испуг.

И сколь он шел часов иль дней,
Невемо. Стало холодней.
Подземная капель
Умолкла. Под ногами плеск
Утих. И — словно зимний брезг
В земную влился щель.

На белый рыцарь вышел свет.
Снега… Конца и края нет…
И сколь свиреп мороз!..
Чернели ребра мерзлых скал,
А там и сям торос блистал,
Налегший на торос.

Да, здесь бы разом поостыл
Наинеистовейший пыл
В отважнейшей груди!
Такое всякого смутит!
Но горший и страшнейший вид
Явился впереди:

В ледовых глыбах не один
Паломник стыл, и паладин!
И, ускоряя шаг,
Стремился рыцарь мимо них, —
Во льдины вмерзших, но живых! —
Безмолвных бедолаг.

И некий непостижный глас
Раздался вкрадчиво тотчас;
«О смертный! — он изрек: —
Те, кто распяты в толще льда,
Тебе подобно шли сюда,
Злосчастный человек!»

«О смертный! Козней не кую, —
Но, жизнь жалеючи твою,
Хочу тебе помочь;
Покуда жив, покуда здрав,
Беги назад, беги стремглав,
Беги отселе прочь!»

«Я рек! И вновь даю совет:
Беги! От лютых здешних бед
Спасенья нет, увы;
Я трижды властен произнесть
Совет: беги, спасенья несть!
Не сносишь головы!»

«Беги! Но ты, похоже, глух…
Крепишь молитвою свой дух?
Усердно крестишь лоб?»
И с ближних скал взгремел обвал,
Ледовый оползень сбежал —
И рыцаря погрёб.

Раздроблен, мнилось, весь костяк!
Нельзя вздохнуть, нельзя никак!
Но, жив едва-едва,
Всё мыслил рыцарь: с нами Бог! —
И мысленно твердил, как мог,
Священные слова.

Когда обвал его настиг,
Он крикнул в предпоследний миг:
«О Боже, огради!..»
О, всякий цел средь бед и зол,
Кто с верой вящею глагол
Возносит из груди!

И рыцарь славный не погиб:
Тотчас ледовых груду глыб,
Как вихрем, сдуло вон.
И рыцарь встал: исчезла боль,
И время вновь идти — доколь
Достигнет цели он.

Не цели, но беды иной
Достиг он: пышет лютый зной,
Как пышет жар печей;
И сердце в ребра тяжко бьет,
И пот из каждой поры льет,
Что слезы из очей.

В пустыне белого песка
Пылала смольная река;
Ее кипящий вал
Катился в жуткие миры,
Вздымал горячие пары
И воздух раскалял.

А за рекой виднелся Рай —
Садов и рощ зеленый край,
Кошница всех плодов;
И мнилось рыцарю: плывет
К нему журчанье райских вод
Сквозь жар и грозный рев.

Помыслил рыцарь: как же он
Минует страшный Флегетон?
И бес, возникший въявь,
Премощно рыцаря швырнул
В смолу, в погибель, в рев и гул —
И крикнул: «Только вплавь!»

И плоть, и кость, и душу жгла
Сия бесовская смола —
Ох, упаси Господь…
И кровь, багровый кипяток,
По жилам устремляла ток
Сквозь огненную плоть.

Но и средь жидкого огня
Молился Оуэн: «Меня,
О Боже, сохрани!»
И прилетел Господень вздох,
Которым праведника Бог
Целит во всяки дни.

И выплыл рыцарь — здрав и цел,
И в райский ласковый предел
Сквозь арку дивных врат
Он беспрепятственно проник…
Сколь ангельский приветлив лик!
Сколь чуден лирный лад!

«Хвала тебе, и благодать!
О нет, по смерти восседать
Не будешь с нами врозь,
Коль, веруя средь бед и зол,
Святого Патрика прошел
Чистилище насквозь!»

И он, от счастья охмелев,
И внемля ангельский напев,
Устало канул в сон;
И, пробудясь у входа в Грот,
Как новый день земной встает
Опять увидел он.

Вестбери, 1798. [2]

Роберт Саути.

Robert Southey

(1774–1843)

Адельстан[3]

День багрянил, померкая,
Скат лесистых берегов;
Ре?ин, в зареве сияя,
Пышен тёк между холмов.

Он летучей влагой пены
Замок Аллен орошал;
Терема? зубчаты стены
Он в потоке отражал.

Девы красные толпою
Из растворчатых ворот
Вышли на? берег — игрою
Встретить месяца восход.

Вдруг плывёт, к ладье прикован,
Белый лебедь по реке;
Спит, как будто очарован,
Юный рыцарь в челноке.

Алым парусом играет
Легкокрылый ветерок,
И ко брегу приплывает
С спящим рыцарем челнок.

Белый лебедь встрепенулся,
Распустил криле свои;
Дивный плаватель проснулся —
И выходит из ладьи.

И по Реину обратно
С очарованной ладьёй
По?плыл тихо лебедь статный
И сокрылся из очей.

Рыцарь в замок Аллен входит:
Всё в нём прелесть — взор и стан;
В изумленье всех приводит
Красотою Адельстан.

Меж красавицами Лора
В замке Аллене была
Видом ангельским для взора,
Для души душой мила.

Графы, герцоги толпою
К ней стеклись из дальних стран —
Но умом и красотою
Всех был краше Адельстан.

Он у всех залог победы
На турнирах похищал;
Он вечерние беседы
Всех милее оживлял.

И приветны разговоры
И приятный блеск очей
Влили нежность в сердце Лоры —
Милый стал супругом ей.

Исчезает сновиденье —
Вслед за днями мчатся дни:
Их в сердечном упоенье
И не чувствуют они.

Лишь случается порою,
Что, на воды взор склонив,
Рыцарь бродит над рекою,
Одинок и молчалив.

Но при взгляде нежной Лоры
Возвращается покой;
Оживают тусклы взоры
С оживленною душой.

Невидимкой пролетает
Быстро время — наконец,
Улыбаясь, возвещает
Другу Лора: «Ты отец!»

Но безмолвно и уныло
На младенца смотрит он,
«Ах! — он мыслит, — ангел милый,
Для чего ты в свет рождён?»

И когда обряд крещенья
Патер должен был свершить,
Чтоб водою искупленья
Душу юную омыть:

Как преступник перед казнью,
Адельстан затрепетал;
Взор наполнился боязнью;
Хлад по членам пробежал.

Запинаясь, умоляет
День обряда отложить.
«Сил недуг меня лишает
С вами радость разделить!»

Солнце спряталось за гору;
Окропился луг росой;
Он зовет с собою Лору,
Встретить месяц над рекой.

«Наш младенец будет с нами:
При дыханье ветерка
Тихоструйными волнами
Усыпит его река».

И пошли рука с рукою…
День на хо?лмах догорал;
Молча, сумрачен душою,
Рыцарь сына лобызал.

Вот уж поздно; солнце село;
Отуманился поток;
Чёрен берег опустелый;
Холодеет ветерок.

Рыцарь всё молчит, печален;
Всё идёт вдоль по реке;
Лоре страшно; замок Аллен
С час как скрылся вдалеке.

«Поздно, милый; уж седеет
Мгла сырая над рекой;
С вод холодный ветер веет;
И дрожит младенец мой».

«Тише, тише! Пусть седеет
Мгла сырая над рекой;
Грудь моя младенца греет;
Сладко спит младенец мой».

«Поздно, милый; поневоле
Страх в мою теснится грудь;
Месяц бледен; сыро в поле;
Долог нам до замка путь».

Но молчит, как очарован,
Рыцарь, глядя на реку?…
Лебедь там плывёт, прикован
Лёгкой цепью к челноку.

Лебедь к берегу — и с сыном
Рыцарь сесть в челнок спешит;
Лора вслед за паладином;
Обомлела и дрожит.

И, осанясь, лебедь статный
Легкой цепию повлёк
Вдоль по Реину обратно
Очарованный челнок.

Небо в Реине дрожало,
И луна из дымных туч
На ладью сквозь парус алый
Проливала тёмный луч.

И плывут они, безмолвны;
За кормой струя бежит;
Тихо плещут в лодку волны;
Парус вздулся и шумит.

И на береге молчанье;
И на месяце туман;
Лора в робком ожиданье;
В смутной думе Адельстан.

Вот уж ночи половина:
Вдруг… младенец стал кричать,
«Адельстан, отдай мне сына!» —
Возопила в страхе мать.

«Тише, тише; он с тобою.
Скоро… ах! кто даст мне сил?
Я ужасною ценою
За блаженство заплатил.

Спи, невинное творенье;
Мучит душу голос твой;
Спи, дитя; ещё мгновенье,
И навек тебе покой».

Лодка к брегу — рыцарь с сыном
Выйти на берег спешит;
Лора вслед за паладином,
Пуще млеет и дрожит.

Страшен берег обнажённый;
Нет ни жила, ни древес;
Чёрен, дик, уединённый,
В стороне стоит утёс.

И пещера под скалою —
В ней не зрело око дна;
И чернеет пред луною
Страшным мраком глубина.

Сердце Лоры замирает;
Смотрит робко на утёс.
Звучно к бездне восклицает
Паладин: «Я дань принес».

В бездне звуки отравились;
Отзыв грянул вдоль реки;
Вдруг… из бездны появились
Две огромные ру?ки.

К ним приблизил рыцарь сына…
Цепенеющая мать,
Возопив, у паладина
Жертву бросилась отнять

И воскликнула: «Спаситель!..»
Глас достигнул к небесам:
Жив младенец, а губитель
Ниспровергнут в бездну сам.

Страшно, страшно застонало
В грозных сжавшихся когтях…
Вдруг всё пусто, тихо стало
В глубине и на скалах.

Баллада[4]


На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Стихи и поэмы"

Книги похожие на "Стихи и поэмы" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.


Понравилась книга? Оставьте Ваш комментарий, поделитесь впечатлениями или расскажите друзьям

Все книги автора Роберт Саути

Роберт Саути - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Роберт Саути - Стихи и поэмы"

Отзывы читателей о книге "Стихи и поэмы", комментарии и мнения людей о произведении.

А что Вы думаете о книге? Оставьте Ваш отзыв.